Category: экономика

Br

Между глобализацией и газификацией

Россия – глобальный лидер в борьбе с глобализмом. А глобализм – это что? Это подмена государства транснациональными корпорациями. А чем с утра до вечера занят глава самого антиглобалистского государства в мире? А он, сообщают его доброжелатели, посвящает время промоутированию продаж «Газпрома». Вот, например, в Сирии мы, если кто не знал, защищаем европейский рынок газа от конкурентов с Ближнего Востока. И это лучшее, что вообще можно сказать о мотивах, по которым гибнут русские солдаты и офицеры в арабской тьмутаракани.

Страна реально выигрывает от этих жертв? Или о её развитии и успехе больше пристало бы рассуждать на фоне высоких темпов газификации российских регионов и снижения доли углеводородов в доходной части федерального бюджета? Если последнее, то вот же оно, «мурло глобализма» собственной персоной в своём наихудшем виде. Национальные интересы не состоят в консервации бюджетной зависимости от «Газпрома», более того, зависимость уже не выглядит панацеей и не оправдывает себя, судя по тому, что вдруг перестало хватать денег на пенсии. Тем не менее руководство государства превыше всего озабочено международным бизнесом сырьевого гиганта, позволяющим держать на игле Европу и Россию, не давая им слезть. Самоподдерживающийся «Газпром» диктует всем цели.

Ему в угоду РФ вляпывается в авантюры, которые радикально ухудшают экономическую ситуацию, блокируют источники кредитных ресурсов, необходимые для развития технологических отраслей экономики и усугубляют углеводородную зависимость, тогда как целью должно являться её снижение. Но и «угода» «Газпрома» вызывает сомнения – отчаянная борьба кремлёвского менеджмента газового концерна с его покупателями представляет собой нечто тупиково-бессмысленное и завершится она столь же прискорбно, какой была судьба прежних попыток доминирования поставщиков над потребителями. Путин, прямо скажем, не самый бизнесовый человек, поэтому он думает, что российская истерично-конфликтная внешняя политика – наилучший способ обеспечения сбыта: не поскандалишь – не продашь (ему ещё владыка Тихон на ухо рассказывает, что в омерзительном мире торгашей только так и принято, укрепляя старые познания выпускника школы КГБ об устройстве цивилизации).

Сказанное иллюстрирует уже привычный, много раз приводившийся здесь тезис: ежели режим, правящий в левой стране, чего-то официально защищает, то на практике он это топит и тормозит. А если он с чем-то на весь мир широковещательно борется, то именно это он наилучшим образом воплощает и реализует. Глобализм с Газпромом тут не исключение – таково метафизическое основополагающее качество левого, устремлённого опровергнуть себя и во что бы то ни стало достигающего цели.
promo rightview march 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…
Br

Иди к Амину

OzrVTLHkr6K3LlAmj0xG3k4sbT4L1nqZ

Хорошая иллюстрация. Дело в том, что Владимир Владимирович и в самом деле обрёк себя на существование в некой спецвселенной, где северокорейский вождь является однозначно более крупной и величественной фигурой, чем хозяин Кремля. Фотография (и она не одна) удачно передаёт это соотношение рангов. В альтернативной мировой иерархии, придуманной себе Путиным, как известно, имеют мало значения объективные характеристики, такие, как реальная экономическая и военная мощь. Экономика, основа основ современной военной силы, кремлёвским деятелям по барабану, они на неё плевать хотели. Это последнее, что их волнует. (Собственно, посадка министра экономики была принципиальным символическим жестом «посадки» экономики как таковой.)

Collapse )
Br

Украина, бай-бай

KMO_162543_12096_1_t222_191516

Голоси не голоси (это я о нашем киселе из соловья), голосуй, не голосуй (это я об избирателях), а на смотрины оба кандидата украинского второго тура отправились в Париж. Не в Пекин, Москву или, прости Господи, Нурсултан (один из центров чего-то там, что было – ежели кто забыл, то штатные активисты, конечно, помнят – едва ли не главным предвыборным посулом отечественного вождя в 2012 году: тупые твари из агитпропа на спущенном в канализацию бюджете вопили тогда чуть ли не о свершившемся восстановлении СССР, да потом как-то резво заткнулись о великом достижении).

Collapse )
Br

Бей хохлов, спасай Россию

Чем дешевле нефть, тем ближе война: к сожалению, это истинно народная российская примета. Связь двух процессов подтверждается не столько прецедентами, каковых пока не накопилось достаточно для статистических выводов, сколько пониманием тупой внутренней взаимосвязи явлений вроде бы из разных сфер. Нефть дешевеет и, увы, вероятность операции, о которой говорит А. Илларионов, растёт. Задавая себе вопрос, могут ли «они» решиться на очередную войну, думаю, что да, это единственный, тупой и неадекватный ответ на экономические вызовы, им доступный. В рамках той левой концепции власти, до которой дорос и которую практикует кремлёвский народ, другой ответ невозможен в принципе. У кремлёвских (обитателей и подданных) отсутствует экономическая дееспособность как таковая. Они не в состоянии ни предложить далеко идущее решение внутренних проблем страны, ни принять его, ни следовать ему.

Лучшая экономическая стратегия с точки зрения Кремля – это шашни с ваххабитским (саудовским) королем, с которым мы как бы заметно подружились в последнее время. Якобы там, на ближнем Востоке, в контакте с шейхами и аятоллами, мы формируем цены на нефть и газ, доходную часть нашего бюджета. Наслушавшись трескотни «критиков капитализма», заявляющих, что производство ныне не в моде, состояния делаются на раздувании пузырей, Путин, как с ним традиционно и бывает, подхватил в качестве примера для подражания худшее из того, что инкриминируется врагу. У американцев предмет нагнетания – доллар и разные фининструменты, а мы будем надувать щеки, пуская пузыри в нефть, решил он. Тем и занялся, отринув всё остальное за ненадобностью. И в очередной раз сдулся.

Цены на энергоносители идут вниз. Если тренд продлится надолго, то на все ляпы 2018 года, подтачивающие авторитет власти, наслоится дальнейшее оскудение бюджетов в 2019-м. А у нас в умственном арсенале только неэкономические ответы на экономические трудности, поэтому «вперёд, в атаку!». Будем компенсировать свою национальную политическую, индустриальную, бизнесовую и финансовую немощь победоносными акциями против хохлов.

Ситуация к концу первого года «четвёртого срока» напоминает финиш 2013 года, в целом воспроизводя маршрут, пройденный за в два раза более длинный начальный период предыдущей шестилетки, что прогнозировалось уже в январе с. г. В течение 2012 – 2013 стало понятно: Путин вернулся к власти, чтобы покарать Pussy Riot. Пипл приуныл со скуки и рейтинги поползли вниз. От дестабилизации режим спасла война: она перенесла дестабилизацию в другие временные и пространственные координаты – в будущее, за условную границу, выгрузив весь уже накопленный боезапас нестабильности в Донбасс и Крым. За 2018 г. режим собрал даже больше негатива, чем в течение 2012 – 2013 гг. Темпы растут. Никаких других решений обозначенной проблемы, кроме стихийно найденного весной в 2014-го, Кремль и его народ не знают.

Введение в духовную ситуацию 2013 года и обзор решений, которые тогда «лежали на столе» и/или торили себе дорогу, можно найти здесь или здесь. Но в итоге всё стремительно радикализировалось и упростилось до безобразия, венец которому пришёлся на 2018-й, когда он был торжественно напялен в ходе очередной инаугурации. 2014 год прошел под знаком надежд. Они не оправдались, потому что были изначально необоснованны. Нет никакого смысла повторять – уже дошло. Но бессмыслица иногда отличается именно тем, что не способна остановиться.
Br

Дефолтмейкер

Пока суть да дело, в России, кто бы мог подумать, продолжаются выборы. Отчаянно выбираются – из дерьма – несколько как бы губернаторов. Им надо отделаться от дарованного свыше титула «врио», а для этого пройти мучительную процедуру изображения конкурентной борьбы при отсутствии хоть у кого-то понимания, с кем же они борются, если реальных соперников заранее сняли с дистанции. Это двусмысленно-глупое положение как раз и могло бы быть описано восклицанием «дерьмо!» – но как бы губернаторы погружены в субстанцию настолько глубоко, что органы восклицания ниже ватерлинии.

Collapse )
Br

Система переключается

Итак, канализация засорилась. Систему переключений заело. Техника ухода от себя is out of order – сама вышла из строя. Мы вступаем в период «отрицания отрицания».

Если Путин начнет по-настоящему заниматься экономикой, а он вынужден это сделать, то поставит не фиктивного, а реального премьер-министра – человека, который будет работать главой правительства вместо груши для битья. И внешняя политика тоже должна быть согласована с куратором экономики. Если браться за дело серьезно, то премьеру нельзя мешать новыми псевдопатриотическими авантюрами. Такие полномочия, о которых идет речь, вероятнее всего, обозначают преемника.

Придворно-аппаратное обустройство власти, однако, имеет общеизвестное свойство: пока султан на троне, борьба за престолонаследие продолжается не на жизнь, а на смерть. Поэтому следует ожидать, что лицо, назначенное Путиным «на экономику», будет сталкиваться с противодействием и интригами: аппаратные группировки возьмутся отчаянно мешать «не своему» выдвиженцу. В условиях возможной смены Путина на Путина-2 это будет самая лютая подковерная драка, которую мы знаем в России с конца 1940-х гг., когда решался вопрос о преемнике Сталина. Деньги, пока она не закончится, из России, конечно, уйдут.

Острота этого загнанного под землю, не освященного и не освещенного соперничества прямо пропорциональна тому, что на кону. А на кону – вспомним еще раз изречение Володина – власть, оформленная представлениями, которые изложил думский спикер («нет Путина, нет России»). Вот он теперь тоже претендент на этот статус – лица, без которого «России нет». Ну и что, будет он церемониться, когда такой суперприз перед носом?

Collapse )
Br

Удвоение ВВП

Надо, наверное, посмотреть «Президента». А не могу. Есть привычка: как только вижу где-нибудь вот эту физиономию, переключаю. А она – там. «Дамы и господа, Владимир Соловьев».

Путин зря, мне кажется, делегировал съемки фильма, по-видимому, для себя важного, этому затасканному прощелыге. Наихудший выбор. Всё равно как выйти в свет с проституткой.

Опустился ВВП до уровня Жириновского с Зюгановым: те привычно бормочут чего-то на фоне телеведущего, которого так расперло от самодовольства, что гостей размазало по стенкам.

Соловьева вообще всегда больше, чем нужно, не хватает ему вкуса соблюсти форму. Бывают такие персонажи: духовно жирные. Вот он из этой серии. Хотя физически похудел, в сущности просто моральный боров. Он как живописец, которого выносит на первый план во все картины – не может без себя, любимого. Или как туристик, который выколупывает на объектах старины: «здесь был вова». Но когда он вешает соответствующую бирку на самого Вову, это уже не вмещается в мозг. Кто где был?

И Владимир Владимирович-то со своим суперпрезидентством и четырехчасовыми эфирами не лишен нарциссизма. А тут один такой продюсирует блокбастер с другим в главной роли (да он же еще и режиссер, и в кадр лезет). Хотя и каждого по отдельности-то всегда назойливый перебор, медведь с верблюдом в одной берлоге совсем противоречит законам зоопарка. Надо выбирать: или – или. Даже если считать, что Соловьев – медийная инкарнация Путина, и. о. Путина в журналистике, всё равно. Путин, снимающий фильм о себе самом – явный гиперболизм.

Вот так: не смотрел, но осуждаю. Всё в духе времени, так что нормально.

Президент Владимира Соловьева - 1
Br

Рейтинг и риски

А в действительности существующая в РФ социально-политическая антисистема работает как гигантский генератор недовольства и подстрекательства. Причины этого указывались еще в ходе анализа настроений населения в 2010 г. (1, 2).

Метаполитически это происходит потому, что режим не соответствует заявленному им идеалу «вертикали власти» – на практике реализована не вертикаль, а «загогулина», идущая «в обход», оставляя в стороне множество промежуточных уровней власти, связанных с экономикой.

Режим в РФ стремится строить отношения с массами мимо этих инстанций, предлагая последним лишь иллюзию интегрированности в «вертикаль». Фактически это своего рода пакт крайних элементов (верха и низа) против системы (середины). В рамках аппаратной формы интеграции власти это неизбежно, потому что она не способна осуществить декларируемое единство властной системы, которое в принципе недостижимо иначе, как в качестве идеи, в качестве состояния сознания свободных индивидуумов.

В нормальных условиях именно экономика является демпфирующей подушкой, поглощающей подсистемой, принимающей в себя потенциал человеческой агрессивности. Экономика – это машина мобилизации и накопления негативной (негативной, пока неорганизованной) энергии, которая здесь меняет знак и обращается во благо с определенным КПД. Это место, специально предназначенное для того, чтобы люди, отмобилизовавшись, выясняли друг с другом отношения по правилам, конкурировали и в случае неудачи предъявляли претензии самим себе.

Collapse )
Br

Наш ответ Чемберлену: да нет, мы сами

Запад злоумышляет. Он хочет тут всё контролировать, всем манипулировать, всех подавить и лишить самостоятельности, подорвать экономику, деморализовать и поставить на колени общество.

Наш смелый и решительный ответ прост: не пройдет! Русские не сдаются! Ступайте прочь! Мы всё это будем делать c собой сами! У нас самих лучше получится.

У нас будет однополярная страна, управляемая из администрации президента, манипулируемая и контролируемая сверху донизу.

Недавно эту блистательную логику презентовали участники патриотического думского заседания во главе с неутомимой экс-либералкой Яровой. После того, как заклеймены усилия коварного врага лишить страну свободы, императив внутренней политики совершенно очевидным образом должен выражаться в требованиях перекрыть, закрутить, заткнуть, зажать (подробности по ссылке). Если НАТО грозится бомбить Воронеж, назло НАТО не оставим от Воронежа камня на камне. Хрен им, а не Воронеж.

Но это конец октября. А в декабре свежо дует ветер перемен. Тут можно вспомнить, что, не зная меры в своем коварстве, враг, мечтающий поработить родину и выпить из нее все соки, традиционно ассоциируется еще и с определенной экономической программой, которую тщатся, как всем известно, внедрить нам во вред его местные агенты. Постоянно долгие годы ноют они об уменьшении давления на бизнес, о необходимости улучшить условия ведения предпринимательской деятельности и т. д. Так вот, в декабре именно эта сторона вражеских происков неожиданно выходит на первый план. «Мы говорили и будем говорить твердое нет» человеконенавистническим планам атлантистов, мужественно посылает их перед строем Федерального собрания Российской Федерации наш лидер Владимир Владимирович Путин. И потому, продолжает он далее, надо срочно озаботиться уменьшением давления на бизнес, улучшением условий ведения предпринимательской деятельности и т. д. Без этого, как выясняется, трудно бороться с атлантистами, которые всё это пытаются нам навязать.

Удручает вторичность заявлений и действий. Всё почему-то сводится к извращённой форме подражания: вы это делаете, поэтому мы это тоже делаем с самими собой и не сомневайтесь – в качестве дерзкого вызова вам. Таково обоснование, которое периодически почти открытым текстом проговаривается с самых высоких трибун.

Наше «назло Западу» пародийно повторяет сам Запад. Но именно потому, что это повтор ради противоречия повторяемому, смысл тут упразднен как таковой, а покинутые им усилия никогда не изменят соотношение позиций. Украдкой ввезённая контрафактная политика дефективна по определению. Душить своих назло Западу, который нас душит, поддерживать бизнес вопреки Западу, который советует его поддерживать: это типовая левая модель поведения, которая основана на фальши, на внутреннем противоречии, на метафизике самоотрицания, на программно обессиливающем исключении действием собственных мотивов. На отрицательной обратной связи, если угодно прибегнуть к такому термину. Диагноз: буйство коллективного шизофреника, который ищет саморазрушения, колотясь лбом в зеркало на стене.

Но это постепенно лечится.

Ссылка по теме: «Вернуть, ввернуть, ввергнуть»