Category: финансы

Br

И что дальше?

spydell пишет: «По существу, противостояние Китая и США это единственное, что должно вас интересовать сейчас и в следующие 15 лет. Только в этой плоскости будет вырисовываться конфигурация мирового политического и экономического пространства. Один из элементов противостояния США и Китая — это атака американцев на мирового технологического лидера Huawei».

Collapse )
promo rightview march 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…
Br

Иди к Амину

OzrVTLHkr6K3LlAmj0xG3k4sbT4L1nqZ

Хорошая иллюстрация. Дело в том, что Владимир Владимирович и в самом деле обрёк себя на существование в некой спецвселенной, где северокорейский вождь является однозначно более крупной и величественной фигурой, чем хозяин Кремля. Фотография (и она не одна) удачно передаёт это соотношение рангов. В альтернативной мировой иерархии, придуманной себе Путиным, как известно, имеют мало значения объективные характеристики, такие, как реальная экономическая и военная мощь. Экономика, основа основ современной военной силы, кремлёвским деятелям по барабану, они на неё плевать хотели. Это последнее, что их волнует. (Собственно, посадка министра экономики была принципиальным символическим жестом «посадки» экономики как таковой.)

Collapse )
Br

Система переключается

Итак, канализация засорилась. Систему переключений заело. Техника ухода от себя is out of order – сама вышла из строя. Мы вступаем в период «отрицания отрицания».

Если Путин начнет по-настоящему заниматься экономикой, а он вынужден это сделать, то поставит не фиктивного, а реального премьер-министра – человека, который будет работать главой правительства вместо груши для битья. И внешняя политика тоже должна быть согласована с куратором экономики. Если браться за дело серьезно, то премьеру нельзя мешать новыми псевдопатриотическими авантюрами. Такие полномочия, о которых идет речь, вероятнее всего, обозначают преемника.

Придворно-аппаратное обустройство власти, однако, имеет общеизвестное свойство: пока султан на троне, борьба за престолонаследие продолжается не на жизнь, а на смерть. Поэтому следует ожидать, что лицо, назначенное Путиным «на экономику», будет сталкиваться с противодействием и интригами: аппаратные группировки возьмутся отчаянно мешать «не своему» выдвиженцу. В условиях возможной смены Путина на Путина-2 это будет самая лютая подковерная драка, которую мы знаем в России с конца 1940-х гг., когда решался вопрос о преемнике Сталина. Деньги, пока она не закончится, из России, конечно, уйдут.

Острота этого загнанного под землю, не освященного и не освещенного соперничества прямо пропорциональна тому, что на кону. А на кону – вспомним еще раз изречение Володина – власть, оформленная представлениями, которые изложил думский спикер («нет Путина, нет России»). Вот он теперь тоже претендент на этот статус – лица, без которого «России нет». Ну и что, будет он церемониться, когда такой суперприз перед носом?

Collapse )