Category: психология

Sk

Юнона и Аполлон. Между правым и левым

Юнона

Правая позиция как её понимаю я – в значении первичной презумпции, первичной константы сознания, а именно трансцендентальной самоидентификации с властью вообще – является связующим звеном властной системы, то есть по сути любой организации как таковой. Эта её роль подчеркивалась неоднократно (0, 1, 2, 3, 4, 5). Быть правым – значит быть носителем идеи власти: с одной стороны, как универсальной силы и вселенского порядка, а с другой – вот этой конкретной власти, реализованной здесь и сейчас в природе и обществе, которую («вот эту конкретную власть») её идея возводит к праобразу и источнику, к вышестоящей, ближе к ним расположенной ступени-степени проявления, к единству и конкуренции с другими единосущными элементами – то есть включает в единый властный проект и единый властный порядок. Идея власти строит государство, организуя частные проявления властной силы в систему, нацеленную на самовозрастание. Устойчивость роста этой системы определяется твердостью правой установки в её основаниях.

Об этом уже шла речь в различных текстах. Системообразующая способность правой ориентации сознания принципиальна для развиваемой здесь теории правого и левого. Правая позиция состоит в склонности к искусству обобщения частного, которое применяет платоновский эйдетический способ рассмотрения к властно-силовой действительности, позволяя ему выполнить собирающую миссию, концентрируя подобное к подобному, то есть состояться в качестве руководства к действию. Это – эйдетический образ мыслей, ставший образом действий, практика платоновского философствования в мире.

Поэтому вызывает повышенный интерес утверждение, согласно которому правая точка зрения сама представляет собой нечто одностороннее и её надлежит «консервативно» преодолеть.

Читаем тут:

Collapse )
promo rightview март 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это»…
Br

Ускользающая советскость

Отношение «гебистов» к СССР и его падению дублирует отношение пост-революционных русских к краху Российской империи. Переживали, но, в основном, не очень. Будь иначе, ни то, ни другое бы не шелохнулось, сколько бы ни злоумышляли "подрывные элементы". Сходное вырождение самосознания предшествует распаду державности в обоих случаях. Советскость гебистов поэтому условна. Она обнулилась вместе со всем контуром надстроек. Осталось то, что было до: голая паспортная этничность и варварство, которые многих уравнивают, некоторых отличают. Подсознательные рудименты настолько неопределённы, что их трудно идентифицировать как советские или несоветские. Новое имперское самосознание если поднимется, то из новых источников, думаю я, и пролонгирует прошлое абсолютно условно, взяв из его советского, из его досоветского периодов то, что сочтет нужным, хотя и формально "продолжая" один из них. Скорее досоветский, потому что чисто технически целесообразнее легендировать происхождение из туманной героической древности. Римляне тоже сочиняли, будто они "троянцы".

Отсюда.