Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Br

Критика власти в этом журнале

С учетом того, что средний читатель приходит куда-либо уже заранее всё зная, в частности, легко обсуждает содержание текстов, не открывая их, считаю необходимым отдельно предварительно оговорить: критика конкретных «властей» в этом журнале проводится с нелиберальных позиций.

Collapse )
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
Br

Напрашиваются

Правый человек – хищник. Для маленького левого человека сущностно типична мания преследования. Чем мягче и карманнее организм, чем более он ручной, тем интенсивнее свойственное ему ожидание нападения. Россия в целом – левая страна, поэтому она изо всей мочи убеждена, что является лакомым куском, и вокруг нет, по большому счету, другой заботы, кроме как её захватить, освежевать, расчленить и поглотить. Отдельные левые личности мысленно заняты приблизительно тем же самым. Едва у них появляется минута свободного времени, они начинают напряженно всматриваться в пространство в поисках, где же оно, то, что собралось прийти за ними с целью поработить, поставить на колени, лишить имущества, пола, языка и т. д. А оно торчит на них из-под каждого листика.

Это интересный симптоматический парадокс: почему чем слабее субъект, тем колоссальнее масштабы игры, которую – в его фантазии – затевают мировые силы, чтобы его покорить. Такова деятельность самосознания, конвертирующего сущность в идею и обратно. Оно полагает дистанцию с сущностью и тут же её снимает (или дистанцию, или сущность). Самосознание отталкивается от реальности, надстраивая над ней систему образов: чем ближе к рабу в основе и метафизическом отправном пункте, тем острее панические ожидания рабства и активнее мерещатся злые рабовладельцы. Возбужденному, взыскующему взгляду они обнаруживаются и здесь, и там, и всюду дальше. Да вообще практически всё вокруг затеяно с одной целью: поработить бедных хомячков, загнать их в клетку.

Но где же они еще? У них мир к клетке и сводится; но это сведение – не что иное, как форма левого само-определения, поэтому клетка иллюзорно предстаёт виртуально-реальной, ближайшим угрожающим состоянием, хотя «на самом деле» она – и исходный пункт, и предмет воления, и тайный идеал. В качестве иллюстрации читаем 1, 2. Далеко не только, конечно.
Sk

Юнона и Аполлон. Между правым и левым

Юнона

Правая позиция как её понимаю я – в значении первичной презумпции, первичной константы сознания, а именно трансцендентальной самоидентификации с властью вообще – является связующим звеном властной системы, то есть по сути любой организации как таковой. Эта её роль подчеркивалась неоднократно (0, 1, 2, 3, 4, 5). Быть правым – значит быть носителем идеи власти: с одной стороны, как универсальной силы и вселенского порядка, а с другой – вот этой конкретной власти, реализованной здесь и сейчас в природе и обществе, которую («вот эту конкретную власть») её идея возводит к праобразу и источнику, к вышестоящей, ближе к ним расположенной ступени-степени проявления, к единству и конкуренции с другими единосущными элементами – то есть включает в единый властный проект и единый властный порядок. Идея власти строит государство, организуя частные проявления властной силы в систему, нацеленную на самовозрастание. Устойчивость роста этой системы определяется твердостью правой установки в её основаниях.

Об этом уже шла речь в различных текстах. Системообразующая способность правой ориентации сознания принципиальна для развиваемой здесь теории правого и левого. Правая позиция состоит в склонности к искусству обобщения частного, которое применяет платоновский эйдетический способ рассмотрения к властно-силовой действительности, позволяя ему выполнить собирающую миссию, концентрируя подобное к подобному, то есть состояться в качестве руководства к действию. Это – эйдетический образ мыслей, ставший образом действий, практика платоновского философствования в мире.

Поэтому вызывает повышенный интерес утверждение, согласно которому правая точка зрения сама представляет собой нечто одностороннее и её надлежит «консервативно» преодолеть.

Читаем тут:

Collapse )
Br

Ускользающая советскость

Отношение «гебистов» к СССР и его падению дублирует отношение пост-революционных русских к краху Российской империи. Переживали, но, в основном, не очень. Будь иначе, ни то, ни другое бы не шелохнулось, сколько бы ни злоумышляли "подрывные элементы". Сходное вырождение самосознания предшествует распаду державности в обоих случаях. Советскость гебистов поэтому условна. Она обнулилась вместе со всем контуром надстроек. Осталось то, что было до: голая паспортная этничность и варварство, которые многих уравнивают, некоторых отличают. Подсознательные рудименты настолько неопределённы, что их трудно идентифицировать как советские или несоветские. Новое имперское самосознание если поднимется, то из новых источников, думаю я, и пролонгирует прошлое абсолютно условно, взяв из его советского, из его досоветского периодов то, что сочтет нужным, хотя и формально "продолжая" один из них. Скорее досоветский, потому что чисто технически целесообразнее легендировать происхождение из туманной героической древности. Римляне тоже сочиняли, будто они "троянцы".

Отсюда.