Category: политика

Br

Теория Спарты, ч. 2

Сверхсубъектность

P_20180317_154201

Если открутить этот текст ко второму абзацу предыдущей части, можно продолжить перечисление вариантов ответов на вопрос, заданный выше. Настала очередь «во-вторых», так вот, во-вторых, следует предположить, что именно такое «правое государство» и имелось в наличии не только в Спарте, но всюду и всегда, когда при взгляде в прошлое вырисовываются контуры чего-то заслуживающего внимания, то есть ориентира. Ну, или примерно такое, отличаясь от реальности в собственном мифе, в собственном самосознании. Однако этот миф, этот идеальный образ весьма существенен для реальности, он неотделим от неё именно в силу своего от неё отличия. Под-лежащее по(д)нимается над-лежащим. Под-лежащее раскрывается над-лежащему. В-третьих, описание «правого государства», обобщая, задаёт проект, превосходящий аналоги и именно поэтому всегда актуальный, «стремящийся в действительность». Идеальная конструкция, которая опирается на прецеденты и традицию, но усиливает в них то, что делало их сильными – состоятельными и жизнеспособными – да, должна быть «состоятельной». Теоретически.

Collapse )
promo rightview march 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…
Br

О конституции и консистенции

Познавательно разговаривать с лоялистами-апологетами, которые «защищают» строй и режим. Или думают, что защищают. Или делают вид, что думают… что защищают. Тут ударение возможно как на «что», так и на «защищают». Защищают ли – а может просто с любопытством выглядывают из-за спин рядов ОМОНа, падкие до зрелищ? И – то ли защищают, что того заслуживает? И – то ли защищают, что, как им кажется, является предметом защиты? А может у них с ОМОНом непонятки, кто кого защищает – ОМОН их или они ОМОН? Идентичность, которой они мобилизованы, оптимальнее выражается ОМОНом или умственным ОМОНом – личностями типа Прилепина-Леонтьева-Соловьева?

Поговаривают, что силовики затмевают собой агитпроповскую вертикаль. Лютуют сверх всякой меры последнее время, показывают всем, кто в доме хозяин. Вопрос, к чему вообще нужны выборы, если они сопровождаются скандалами и волнениями, а победу на них в любом случае приносит не какая-то говорильня, а полицейская операция, обретает растущую актуальность. Задавал его «лоялистам» в Москве, надеясь на реалистичный ответ. Нет-нет, говорят, ну что вы. Комедии народу необходимы. Смех продлевает жизнь. Нельзя никак без выборов, даже таких.

А всё-таки, если серьёзно, почему? – пробуешь уточнить. Ну, потому что потому. Апологетствующие полемисты слишком быстро выбрасывают сигнал SOS. Спасительными в этом состоянии у них оказываются два вида почвеннических ответов, в которые они резко втыкают головы, будто страусы в песок. Во-первых, «так все делают». Зачем России этот хренов парламент – спрашиваешь. «У всех есть парламенты… зачем-то…» – после паузы отвечает апологет. А почему вся власть в России должна быть сосредоточена в руках одного физлица? «А у нас всегда так было… почему-то…» – следует ответ. Поспешный конец едва начавшейся политологии – и за что только людям деньги платят? Эти бесценные мысли «у нас всегда так было» и «все так делают» и в самом деле зачем-то нужны ОМОНу? Или это как раз та истина, которая без ОМОНа никуда? Или она прикрывает ОМОН лучше любого кевлара?

На самом деле, пока Владимир Владимирович не упразднил парламент, апологет обязан изыскивать объяснение, зачем этот парламент нужен. Как только упразднит, апологет отнесётся к этому с пониманием. Он вообще весь с пониманием к любому решению Владимира Владимировича, «ибо традиция у нас такая». Но от себя высказывается сомнение, что тот пойдёт на такой шаг. Ибо «знаем мы его», не только «понимаем». А ведь и взаправду знаем. И чтобы Путин вдруг сделал что-то не прячущее концы в воду, а, напротив, прямое и откровенное, выводящее на свет, проясняющее реальность – да никогда! Не нужен ему совершенно никакой парламент, но человек, для которого заметать следы – это инстинкт, будет мелко хихикать и играть в «представительную власть». С видом кота, который символически скребет лапами по паркету, якобы скрывая представленные не к месту продукты жизнетворчества. При этом понятно, что долгожданные плоды самоотверженных усилий на всеобщем обозрении, и всё равно любимец публики будет меланхолически скрести, нагнетая интригу, будто от его манипуляций что-то изменится. Ритуал такой.

В разговоре между делом звучит интересная деталь. Высказывается мысль, что фактический отсчёт правления Путина не следует прерывать даже на формальную пересменку с Медведевым в 2008 – 2012 гг.: в ту пору власть так же принадлежала Владимиру Владимировичу, как и в предшествующий период, когда он был президентом, уверен его верный сторонник. Для описания именно такого положения вещей, когда формальная и фактическая власти не совпадают, американцы и предложили свой термин deep state. То есть у нас – the deepest state из всего, что известно в окрестностях: премьер возглавляет государство, коли уж зовётся Путиным, и руководит президентом, и неважно, что там написано в какой-то конституции. Глубинное государство – власть, осуществляемая из-под формальных структур и вопреки им. Так думают авторы концепта, наблюдающие, как американская госмашина переезжает Трампа, игнорируя его «победу» 2016 года. Забавно, но именно в России, откуда концепт, казалось бы, родом, затевается целый процесс увода глаз в сторону – заходит речь о «глубинном народе», изнанке концептуального исподнего государства, изнанкой коего он в свою очередь встречно является. Стратегия переключения внимания здесь, по-видимому, непреодолима.

Поэтому я не думаю, что силовики в ближайшем будущем выдвинутся в России на передний план, как нам обещают либеральные оппоненты нацлидера. Если такое произойдёт, это будет означать прогресс для нашей любимой Родины, однако она всё ещё недостаточно правдива для подобной очевидности. Не будем забегать вперёд, но в классификации из незавершённой падуанской серии текстов кремлёвский режим – гвельфский, мятежный, «папистский», агитпроповский, а не военно-аристократический/рыцарский. Кремлёвские идеологи, прикрывшись почвой, повествуют сказки с того света, как обустроена Россия. Но не стоит воспринимать их всерьез.
Br

Дорогая она, столица

DSCN0517

Вот смотрю я на Москву и думаю: что это такое? Если это визитная карточка путинской России, то почему не в коня корм и именно тут столько электоральных проблем, а вождь традиционно пользуется меньшей поддержкой, чем там, где его надёжа и оплот – убогая глубинка? Путин ведь президент москвичей в меньшей степени, чем, например, адыгейцев. А если это не визитная карточка, то к чему такая колоссальность вложений, столько образцовой заботы о том, чтобы было красиво, уютно, комфортно, доброжелательно, все эти грандиозные зоны отдыха и развлечений вроде Зарядья, Музеона и т. п., по которым и иностранцы ходят разинув рот, все эти бесчисленные фонтаны со скамеечками? Но если это визитная карточка, то что доказывает её образцовая буржуазность?

Collapse )
Br

«К вам хочу»



Анжелка продолжает звездить-чудить. Колебания одолевают её и выдают опасно нестабильное состояние.

На встрече с Путиным в Осаке мятущаяся глава Германии порывалась честно усесться на одной стороне стола с российской делегацией. Путин слегка оторопел от такого намерения и поспешил призвать коллегу к порядку и восстановить конспирацию. Ибо это азы – блюсти легенду надлежит неукоснительно.

«К вам хочу!» «Нельзя пока, Анжелочка, потерпи ещё немного, киса, будь умничкой. Товарищ полковник возьмите наконец себя в руки!»: вероятно, примерно так вполголоса увещевал дорогой Владимир Владимирович героическую женщину. Мы точно не знаем, что он ей сказал там скороговоркой, но ещё никогда Меркель не была так близка к провалу.

Дорогой Владимир Владимирович опять всё спас. В 2000 году он спас Расею. В 2016 спас Омерику. Трам-парам-пам-пам!!! Ну и наконец, спас теперь и Дойчланд, вернув ему законного канцлера. А то что бы немцы без неё делали?
Br

Да повторите уже!

Путин призвал Запад быть пожёстче с Россией. Никакого иного смысла в его призывах к аудитории Financial Times списать либерализм как устаревшую идеологию нет. «Весьма значительная, что уж говорить, снисходительность Запада по отношению к Путину и терпимость Европы к цветным дикарям имеют общую природу. Нам ли шпынять Евросоюз «толерастией»?» (*) – и тем не менее, снова не удержались, пошпыняли.

Предыдущий раз, когда российская власть решила помочь Европе похоронить либерализм, естественно, ничему не научил. Хотя 1939-й продолжился 1941-м и тогда вроде дошло… до самой Москвы. Однако получатели урока требуют освежить знания.

Collapse )
Br

Потрясения неизбежны



Дрожит, ох, дрожит западная элита, думая о настоящем и особливо о будущем.

Чувствует, что плохо дело. Не знает теперь, куда руки деть, которыми ворота Европы чёрте-кому открывала.

Эх, Меркель, Меркель – ходячий реванш ГДР за недружественное поглощение в 1990-м. Ничего-то она толком не может. Сплошные колебания. Между Путиным и США. Болтается ни туда, ни сюда.

Когда-нибудь напишут историю того, как подобные личности испоганили и скомпрометировали идею Евросоюза, настолько, что пол-Европе плеваться хочется при одном упоминании ЕС, и будет там наша бабушка на самых видных ролях.

Вот её и трясёт. Прямо колотун бьёт. А будет ещё хуже.

Мужичок справа (её вылитая копия, Меркель иначе одетая и подстриженная) – тот ничего, держится. Ну это потому, что от президентов в Германии ничего не зависит. Отошел Штайнмайер в сторону и сберёг нервы. Молодец.
Br

Родовые муки коллегиальности

В чем суть проблемы, которая, можно не сомневаться, изрядно отравляет триумфальное настроение дорогого Владимира Владимировича? В том, что он не может рулить вечно, но не может также и оставить преемника. Конкретизируем. Время медленно, но ощутимо для внимательного наблюдателя работает против Путина, чем ближе продолжительность его правления будет подбираться к рекордам стабильности имени Муамара Каддафи или Хосни Мубарака, тем выше вероятность столь же печального итога. К числу внимательных наблюдателей по этой части принадлежит, можно не сомневаться, и он сам.

Способность власти к спокойному предсказуемому транзиту относится к важнейшим показателям её системности или, говоря иначе, легитимности. В народном монархическом сознании отсутствие наследника – знак, что царь лишен божьего благословления, т. е. он «ненастоящий». Но для цезаризма отсутствие наследника – норма.

Collapse )
Br

Э, автор, ты кто?

Читатели, первый раз приходящие в этот журнал, в затруднении, как классифицировать автора. Не националист. Не социалист. Не сталинист. Не «православнутый». А, либерал! Ой, вроде не либерал. Да что ж такое… Встречаются в природе ещё т. н. «традиционалисты» – подменяющие мысль лоскутным мифотворчеством, а точнее эклектическим новоделом, кидая до кучи, произвольно-фантазийно на свой личный неосознаваемый взгляд, самые разнородные, внутренне несовместимые элементы религиозно-метафизических систем. (Профильный образец – неистощимый на выдумки А. Елисеев.) Но тут и этого не найти. И никаких, увы, теорий заговора: ни чекистов, ни Ротшильдов, ни жидомасонов. Плановое видение реальности, вариации на тему инстанций, рулящих мировым процессом (англосаксы, Виндзоры, экс-венецианцы, etc) – отклоняются за ненадобностью. Даже смешно: назойливо антипопулярный блог.

Collapse )
Br

И что дальше?

spydell пишет: «По существу, противостояние Китая и США это единственное, что должно вас интересовать сейчас и в следующие 15 лет. Только в этой плоскости будет вырисовываться конфигурация мирового политического и экономического пространства. Один из элементов противостояния США и Китая — это атака американцев на мирового технологического лидера Huawei».

Collapse )
Br

Снова о реинкарнации

original

Советский Союз частично жив, частично мёртв – и то, и другое упаковано в нынешних россиянах, которые, да, несомненно, напоминают ходячих мертвецов из голливудских фильмов о зомби.

Я как-то уже приводил пример позднесоветского реликтового поведенческого образца, заметного в политических ожиданиях, призывах и позывах текущего времени. А вот ещё один такой. То, о чём пойдёт сейчас речь, может быть, не слишком знакомо тем, кто родился в 80-х гг. или позже – но вот зато Владимирувладимировичу Путину упоминаемый феномен, конечно, прекрасно известен. Я имею в виду главную особенность советского ритейла, которая была запечатлена на кислых физиономиях тётенек-продавцов периода социализма и определяла их специфически-незабвенную манеру общения с покупателями, сводящуюся к тезису: «чо пришли? мы вас не звали».

Collapse )