Category: общество

Br

Фейсом по фейку

Никита Исаев «фейковый оппозиционер», значит?

Предсказуемо устроено свободолюбивое российское общество. Радует своей понятливостью. «Власть» из кожи вон лезет, гонит ему в топку студию толпы критиканов и обличителей, наперебой рассказывающих, как всё возмутительно, провально, антинародно, глупо. А пипл жрёт себе попкорн: «ага, знаем мы вас; вас же власть уполномочила, иначе как бы мы о вас услышали? вот и хрен вам – назло ни одному слову не поверим, пальцем не шевельнем, задницу не оторвём». На зло кому?

«Власть», прозондировав обстановку, удовлетворенно хмыкает: фейковое общество, фейковый народ… ну что с них взять? можно дурить и безобразничать пуще прежнего, и спать спокойно.

Хоть одна революция в России или где-либо ещё обходилась без усилий «фейковых оппозиционеров», придуманных специально, чтобы «заигрывать» и «бороться с революцией»? Да они же всегда львиную часть работы и проделывают, пока «истинные» и «непримиримые» сидят, нахохлившись, по подпольям, да по Швейцариям. Заигравшись в поддельную революцию, переворачивают лодку и нечаянно совершают «незапланированное».

Два однородных левых процесса конкурируют в России: самоотрицание власти соперничает с самоотрицанием «общества-оппозиции». Кто круче, кто эффектнее себя приложит? Обе «силы» стараются наперегонки, одна плоть от плоти другой (в анекдоты о пропасти, разделяющей «власть» и «общество» в России верить не стоит – пропасть пролегает между обществом и властью, да, поскольку общество у нас левое, но не «властью», т. е. разнообразными инстанциями, укомплектованными кадрами из этого самого общества; эта «власть» не правее тех, кто её послал… «властвовать», то есть, в исконном истинно народном же понимании, воровать). Участник конкурса на аутентичность, который выйдет победителем и обставит конкурента по стрельбе в собственные ноги, двинет дальше российскую историю.

Что с того, что Исаев «сотрудничал» и «контактировал» с Сурковым, Кремлем, службами и т. п. ? По мысли истинных русских интеллигентов будет нагляднее, ежели «режим свергнут» бесстрашные, несгибаемые и непримиримые, штурмуя правительственные здания и ведя восставший народ на пулеметы? Нагляднее-то – да. Но не лучше и не хуже – никак больше. Гипотеза, что радикалы максимально радикально распрощаются с прошлым и «никогда уже самодержавие и его охранка», «эксплуатация человека», «бедность и голод» не придут на нашу землю – ничем не подтверждается, напоминают примеры вот хоть бы 1917 – 1937 гг. Кто громче всех кричал против «самодержавия с охранкой», гордясь, что не имеет с ними ничего общего, «никогда не состоял и не сотрудничал», те потом их и переучредили. Удержались бы у власти Родзянки с Гучковыми, и то было бы комфортнее.

С Исаевым, который внезапно взял и умер, приходилось общаться. По весне сидел с ним рядом на круглом столе – внятное впечатление человек производил, хорошо выступал, и прогнозы, которые он делал по развитию ситуации в Новосибирске, подтвердились. Жаль, что в целом получилось так, что ничего не получилось…
promo rightview march 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…
Br

Любимая песня Пиночета

Вот послушал-посмотрел я вживую хор Сретенского монастыря. Хорош. Никон – точно Жила. Создаёт эту звуковую стихию и правит ею, и три дня спустя продолжают радовать голоса в голове признаком душевного здравия и хорошего настроения. Особенно тембром солиста Михаила Миллера – ну, вот люблю низкие регистры, басы, басы-баритоны, и всё тут. Впрочем, как и высокие.

Ради такого дела подобрел я даже к самому митрополиту Тихону (Шевкунову), куратору монастыря и хора, заядлому радетелю византийской исконности – приложил же он, однако, руку к тому, чтобы этот коллектив был известен в стране и за пределами.

Collapse )
Br

«Святой Аристофан»

Следует осознать, насколько беспрецедентна полемика Аристофана, о которой идёт речь в этом небольшом трактате. Она приоткрывает окошко в те общественные дискуссии, которые велись в Афинах времен Пелопонесской войны и позволяет судить об их уровне и изощрённости. Ясно, что это уже «вершина», итог продолжительной рефлексии по поводу себя, Спарты, своего пути в Пирей и обратно, демоса, знати, многочисленных пройденных цивилизационных развилок и вариантов.

Collapse )
Br

Теория Спарты, ч. 2

Сверхсубъектность

P_20180317_154201

Если открутить этот текст ко второму абзацу предыдущей части, можно продолжить перечисление вариантов ответов на вопрос, заданный выше. Настала очередь «во-вторых», так вот, во-вторых, следует предположить, что именно такое «правое государство» и имелось в наличии не только в Спарте, но всюду и всегда, когда при взгляде в прошлое вырисовываются контуры чего-то заслуживающего внимания, то есть ориентира. Ну, или примерно такое, отличаясь от реальности в собственном мифе, в собственном самосознании. Однако этот миф, этот идеальный образ весьма существенен для реальности, он неотделим от неё именно в силу своего от неё отличия. Под-лежащее по(д)нимается над-лежащим. Под-лежащее раскрывается над-лежащему. В-третьих, описание «правого государства», обобщая, задаёт проект, превосходящий аналоги и именно поэтому всегда актуальный, «стремящийся в действительность». Идеальная конструкция, которая опирается на прецеденты и традицию, но усиливает в них то, что делало их сильными – состоятельными и жизнеспособными – да, должна быть «состоятельной». Теоретически.

Collapse )
Br

Теория Спарты

IMG_3831

Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия?

Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность? Применим ли к нему онтологический аргумент?

Collapse )
Br

Тудыть их всех

Пятница стала траурным днём для всемирного фонда защиты дикой природы. Мугабе умер. Экземпляр был достоин Красной книги и хорошего зоопарка – таких в мире всего несколько десятков, небольшая популяция вида.

И вот казалось бы, что общего у компании Роснефть и WWF? А скорбь. Сегодня в трауре и те, и другие. Бывший ангольский переводчик Игорь Иванович, ныне топливный магнат, лучший друг африканцев, россиян, и особенно афророссиян, за зарплату по-американски возглавляющий нефтяное ведомство по-советски и искренне ненавидящий всё американское, должен срочно подыскивать варианты, как оптимальнее почтить память упокоившейся особи.

Как уже говорилось, тудыть, где Чавес, где Кастро и Мугабе, устремлены помыслы кремлёвских фанов народно-освободительной борьбы. В том числе способных, ежели что, и собственных старших товарищей отправить по пути Мугабе, который он проторил в 1976 – 2017. Особенно эффектный прорыв удался в ноябре 2017-го в честь сотой годовщины сами знаете чего.

Надо заключать пари, всё-таки выйдет Сечин с предложением назвать улицу или соорудить монумент в честь брата по вере или застесняется. По хорошему когда помирает редкий дикий зверь, занесённый в красные списки, из него изготавливают чучело – дабы не терять диковинку для потомства. Как известно, такие чучела демонстрируются и в Москве, и в некоторых других центрах всемирного сопротивления очеловечиванию. Если чучело делают, то как правило с московской помощью – тут у нас отменные специалисты по части консервации исконных народных чаяний. А вот то, что продукция затем хранится иной раз чёрте где, конечно, непорядок. Подходит ли для этого плёвое местечко с сомнительным названием Хараре? Нет. Неадекватно оно глобально-историческому значению сабжа. А есть другие предложения? Вот то-то и проблема.

Совсем пропил русский наш самородок Михайло Леонтьев, помощник Сечина по пиару, свою творческую фантазию – нет чтобы предложить украсить ещё одним видным революционным телом нашу и без того уже Краснокнижную площадь? Давно пора её реактуализировать. Одиноко там Ильичу без себе подобных, а пролетарским туристам, требующим хот-догов и зрелищ, скучновато. Вот бы и расширили паноптикум, мумифицируя за деньги Роснефти народных лидеров и выставляя их где-то между мавзолеем №1 и гастрономом №1. Славненько было бы. И соответствовало статусу Москвы как мировой столицы прогрессивно-консервативного человечества. Наша главная нефте-освободительная компания от этого не разорится, зато имиджево ей ого как достанется. Куда там только менеджмент смотрит… Такую архиидею упускают…
Br

О конституции и консистенции

Познавательно разговаривать с лоялистами-апологетами, которые «защищают» строй и режим. Или думают, что защищают. Или делают вид, что думают… что защищают. Тут ударение возможно как на «что», так и на «защищают». Защищают ли – а может просто с любопытством выглядывают из-за спин рядов ОМОНа, падкие до зрелищ? И – то ли защищают, что того заслуживает? И – то ли защищают, что, как им кажется, является предметом защиты? А может у них с ОМОНом непонятки, кто кого защищает – ОМОН их или они ОМОН? Идентичность, которой они мобилизованы, оптимальнее выражается ОМОНом или умственным ОМОНом – личностями типа Прилепина-Леонтьева-Соловьева?

Поговаривают, что силовики затмевают собой агитпроповскую вертикаль. Лютуют сверх всякой меры последнее время, показывают всем, кто в доме хозяин. Вопрос, к чему вообще нужны выборы, если они сопровождаются скандалами и волнениями, а победу на них в любом случае приносит не какая-то говорильня, а полицейская операция, обретает растущую актуальность. Задавал его «лоялистам» в Москве, надеясь на реалистичный ответ. Нет-нет, говорят, ну что вы. Комедии народу необходимы. Смех продлевает жизнь. Нельзя никак без выборов, даже таких.

А всё-таки, если серьёзно, почему? – пробуешь уточнить. Ну, потому что потому. Апологетствующие полемисты слишком быстро выбрасывают сигнал SOS. Спасительными в этом состоянии у них оказываются два вида почвеннических ответов, в которые они резко втыкают головы, будто страусы в песок. Во-первых, «так все делают». Зачем России этот хренов парламент – спрашиваешь. «У всех есть парламенты… зачем-то…» – после паузы отвечает апологет. А почему вся власть в России должна быть сосредоточена в руках одного физлица? «А у нас всегда так было… почему-то…» – следует ответ. Поспешный конец едва начавшейся политологии – и за что только людям деньги платят? Эти бесценные мысли «у нас всегда так было» и «все так делают» и в самом деле зачем-то нужны ОМОНу? Или это как раз та истина, которая без ОМОНа никуда? Или она прикрывает ОМОН лучше любого кевлара?

На самом деле, пока Владимир Владимирович не упразднил парламент, апологет обязан изыскивать объяснение, зачем этот парламент нужен. Как только упразднит, апологет отнесётся к этому с пониманием. Он вообще весь с пониманием к любому решению Владимира Владимировича, «ибо традиция у нас такая». Но от себя высказывается сомнение, что тот пойдёт на такой шаг. Ибо «знаем мы его», не только «понимаем». А ведь и взаправду знаем. И чтобы Путин вдруг сделал что-то не прячущее концы в воду, а, напротив, прямое и откровенное, выводящее на свет, проясняющее реальность – да никогда! Не нужен ему совершенно никакой парламент, но человек, для которого заметать следы – это инстинкт, будет мелко хихикать и играть в «представительную власть». С видом кота, который символически скребет лапами по паркету, якобы скрывая представленные не к месту продукты жизнетворчества. При этом понятно, что долгожданные плоды самоотверженных усилий на всеобщем обозрении, и всё равно любимец публики будет меланхолически скрести, нагнетая интригу, будто от его манипуляций что-то изменится. Ритуал такой.

В разговоре между делом звучит интересная деталь. Высказывается мысль, что фактический отсчёт правления Путина не следует прерывать даже на формальную пересменку с Медведевым в 2008 – 2012 гг.: в ту пору власть так же принадлежала Владимиру Владимировичу, как и в предшествующий период, когда он был президентом, уверен его верный сторонник. Для описания именно такого положения вещей, когда формальная и фактическая власти не совпадают, американцы и предложили свой термин deep state. То есть у нас – the deepest state из всего, что известно в окрестностях: премьер возглавляет государство, коли уж зовётся Путиным, и руководит президентом, и неважно, что там написано в какой-то конституции. Глубинное государство – власть, осуществляемая из-под формальных структур и вопреки им. Так думают авторы концепта, наблюдающие, как американская госмашина переезжает Трампа, игнорируя его «победу» 2016 года. Забавно, но именно в России, откуда концепт, казалось бы, родом, затевается целый процесс увода глаз в сторону – заходит речь о «глубинном народе», изнанке концептуального исподнего государства, изнанкой коего он в свою очередь встречно является. Стратегия переключения внимания здесь, по-видимому, непреодолима.

Поэтому я не думаю, что силовики в ближайшем будущем выдвинутся в России на передний план, как нам обещают либеральные оппоненты нацлидера. Если такое произойдёт, это будет означать прогресс для нашей любимой Родины, однако она всё ещё недостаточно правдива для подобной очевидности. Не будем забегать вперёд, но в классификации из незавершённой падуанской серии текстов кремлёвский режим – гвельфский, мятежный, «папистский», агитпроповский, а не военно-аристократический/рыцарский. Кремлёвские идеологи, прикрывшись почвой, повествуют сказки с того света, как обустроена Россия. Но не стоит воспринимать их всерьез.
Br

Дорогая она, столица

DSCN0517

Вот смотрю я на Москву и думаю: что это такое? Если это визитная карточка путинской России, то почему не в коня корм и именно тут столько электоральных проблем, а вождь традиционно пользуется меньшей поддержкой, чем там, где его надёжа и оплот – убогая глубинка? Путин ведь президент москвичей в меньшей степени, чем, например, адыгейцев. А если это не визитная карточка, то к чему такая колоссальность вложений, столько образцовой заботы о том, чтобы было красиво, уютно, комфортно, доброжелательно, все эти грандиозные зоны отдыха и развлечений вроде Зарядья, Музеона и т. п., по которым и иностранцы ходят разинув рот, все эти бесчисленные фонтаны со скамеечками? Но если это визитная карточка, то что доказывает её образцовая буржуазность?

Collapse )
Br

Да повторите уже!

Путин призвал Запад быть пожёстче с Россией. Никакого иного смысла в его призывах к аудитории Financial Times списать либерализм как устаревшую идеологию нет. «Весьма значительная, что уж говорить, снисходительность Запада по отношению к Путину и терпимость Европы к цветным дикарям имеют общую природу. Нам ли шпынять Евросоюз «толерастией»?» (*) – и тем не менее, снова не удержались, пошпыняли.

Предыдущий раз, когда российская власть решила помочь Европе похоронить либерализм, естественно, ничему не научил. Хотя 1939-й продолжился 1941-м и тогда вроде дошло… до самой Москвы. Однако получатели урока требуют освежить знания.

Collapse )
Br

Э, автор, ты кто?

Читатели, первый раз приходящие в этот журнал, в затруднении, как классифицировать автора. Не националист. Не социалист. Не сталинист. Не «православнутый». А, либерал! Ой, вроде не либерал. Да что ж такое… Встречаются в природе ещё т. н. «традиционалисты» – подменяющие мысль лоскутным мифотворчеством, а точнее эклектическим новоделом, кидая до кучи, произвольно-фантазийно на свой личный неосознаваемый взгляд, самые разнородные, внутренне несовместимые элементы религиозно-метафизических систем. (Профильный образец – неистощимый на выдумки А. Елисеев.) Но тут и этого не найти. И никаких, увы, теорий заговора: ни чекистов, ни Ротшильдов, ни жидомасонов. Плановое видение реальности, вариации на тему инстанций, рулящих мировым процессом (англосаксы, Виндзоры, экс-венецианцы, etc) – отклоняются за ненадобностью. Даже смешно: назойливо антипопулярный блог.

Collapse )