Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Br

Критика власти в этом журнале

С учетом того, что средний читатель приходит куда-либо уже заранее всё зная, в частности, легко обсуждает содержание текстов, не открывая их, считаю необходимым отдельно предварительно оговорить: критика конкретных «властей» в этом журнале проводится с нелиберальных позиций.

Collapse )
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
Br

Что от нас зависит

Из разговоров в FB.

>К сожалению, русские люди очень медленно соображают. Опомнятся только через несколько лет, когда будет уже поздно.

А, «опомнившись», что одномоментно сделают? Сей мифический акт очень интересен. У нас ведь три четверти текстов о бедственном положении дел заканчиваются этой, извиняюсь, мантрой: ну вот мы терпим-терпим, терпим-терпим, а потом настанет момент и каааак... Что? Что вы со всем этим (по сути с коллективным собой, если речь идет о социально-государственном субъекте) враз совершите?

>я делаю что могу. в одиночку взять штурмом здание министерства образования невозможно, а коллеги отказываются составить мне компанию.

Вы правы. Надо делать, что можешь. А что от нас в первую очередь зависит? Учиться системно и ясно мыслить. Если это удаётся, да ещё и получается удержаться и не увенчать картину каким-нибудь фантастическим выводом, не нахлобучить сверху реальности Ротшильдов-Рокфеллеров, план Запада по разрушению России, ТНК, которые хитроумно занимаются нашим оглуплением, чтобы поставить нас под контроль, и прочие навязчивые образы в этом роде, то уже сделан шаг к тому, чтобы вокруг всё стало понятнее и прозрачнее. Шагов изрядно еще потребуется, но, говорят, для здоровья надо много ходить. У русских главная проблема - фантазийно-неряшливый характер мышления. Сор из головы всё время просыпается в жизнь. Вот тут и мусорно.
Br

Намек о преимуществах строя

Запад прошел большую школу преодоления религиозно-идеологических конфликтов на собственной территории. Во Франции только в одну всем известную и до сих пор памятную ночь было добрыми католиками собственноручно зарезано добрых протестантов столько, что исламистам выйти на аналогичные показатели будет совсем непросто даже с применением автоматов Калашникова и даже если теракты подобные вчерашнему будут происходить еженедельно. Рецепт Запада решения этой хорошо ему знакомой проблемы – растворять наиболее активные идеологические элементы в пустоте скептицизма и идиотизма, чем, кстати, активно занимается пострадавшее издание. Кто ни во что не верит и над всем смеется, тот безопасен, считают сторонники такого подхода, опираясь на опыт продолжительностью лет триста.

Но мы (см. там же по ссылке) с важным видом даем «им там» свои ценные рекомендации, рассказывая, что они делают не так, и это очень интересно понаблюдать. Как экономически и технологически процветать, мы им уже прочли курс лекций, щас научим и с экстремизмом бороться. «У вас терроризм, потому что толерастия и свобода, а у нас тут ежовые рукавицы и мы этому рады, потому как полный порядок: поняли, да, насколько наш строй эффективнее вашего!» Любимая байка из разряда: как мы не позволили парламентской говорильне в 2009 г. помешать нам успешно бороться с кризисом, в отличие от тех несчастных на Западе, ею обремененных. Путин не раз её излагал.

Наш рецепт борьбы с крайностями, оказывается, в том, чтобы культивировать религиозные чувства, беречь серьезность веры всех, кто верит, и думать, что иудеям, христианам и исламистам, если они искренни, нечего делить друг с другом (а коли они тысячу лет занимались взаимным истреблением, то виноват в этом отдел по организации цветных революций госдепа, это он вечно «подбрасывает», подрывая «стабильность»). Святая простота! Конечно, жить в пороховом погребе безопаснее, чем в месте, где ящики с боеприпасами заменили ящиками пива.

Ну, а кстати, если говорить не о тенденции в целом, а о конкретных цифрах: число людей, погибших в терактах на территории России за последние 10 лет на порядок меньше аналогичного французского показателя? Вообще, что предпочтительнее с глупой народной потребительской точки зрения, к которой, кстати, вечно апеллирует, затыкая и зажимая, всероссийский гарант потребления: свобода и теракты или отсутствие свободы и теракты?

Наше настоящее ноу хау, на экспорт не предназначенное, о котором мы не распространяемся, – это та же практика заливать костер, но не пошлостью, как у французов, а золотишком. Умирение Кавказа ведь в этом и состояло. Расчет строился на то, что тамошние буйные жители так зажрутся, что оставят далеко радикальные воинственные бредни и утратят свою природную горскую агрессивность. Ну, посмотрим, как это сработает в длительной перспективе, когда золотишка поубавится.

Пока же давайте не забывать, что с нашим экспортным умением гасить конфликты мы мастерски получили недавно вместо славянско-чеченской славянско-славянскую войну. А тут трупов-то изрядно больше, чем в Париже. Хорошая демонстрация миротворческих навыков и умений.
Br

Революционная школа

Валерий Соловей пишет в FB:

«Уроки августа 1991

В марте 1991 г. больше 70 % населения России проголосовало за сохранение СССР, что, казалось, обеспечивало легитимность действий ГКЧП.
19 августа 91-го мой старший коллега и приятель, очень известный по тем временам персонаж, говорил мне по телефону: "Наконец-то в стране будет порядок!"
Уже 21-го августа вечером этот же самый человек сказал мне: "Хунта повержена! В стране, наконец-то, победила демократия!"
Мораль: в критической ситуации ПАССИВНОЕ одобрение или неодобрение большинства не стоит ничего. Значение имеет лишь позиция активного меньшинства, "готового выйти на площадь в назначенный час". Так всегда было в истории и вряд ли что-то изменилось.»

Да, но неплохо было бы порассуждать о способности большинств производить из себя меньшинства, готовые в критической ситуации постоять за общие интересы. Чтобы набралось сто тысяч человек, настроенных выйти за что-то на площадь, статистически в среднем нужно, чтобы сочувствующих было миллионов двадцать. Но обратное в общем случае неверно. Не любое большинство может оформиться и стать дееспособным, выделив из себя из себя «голову» с руками и ногами – активное меньшинство. Да и меньшинству, уже пришедшему во власть, не любой формат отношений с большинством позволяет сохранить качество. Меньшинство, которое занимается культивированием холопских навыков в среде своего происхождения, неминуемо само усваивает уроки, предназначенные для других. Чтобы чему-то научить, нужно этому сначала научиться. А если научишься тому, чему учишь свою противоположность, не удивляйся, если обретешь её у себя на шее и не справишься с грузом.