Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Br

Критика власти в этом журнале

С учетом того, что средний читатель приходит куда-либо уже заранее всё зная, в частности, легко обсуждает содержание текстов, не открывая их, считаю необходимым отдельно предварительно оговорить: критика конкретных «властей» в этом журнале проводится с нелиберальных позиций.

Collapse )
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
Br

Любимая песня Пиночета

Вот послушал-посмотрел я вживую хор Сретенского монастыря. Хорош. Никон – точно Жила. Создаёт эту звуковую стихию и правит ею, и три дня спустя продолжают радовать голоса в голове признаком душевного здравия и хорошего настроения. Особенно тембром солиста Михаила Миллера – ну, вот люблю низкие регистры, басы, басы-баритоны, и всё тут. Впрочем, как и высокие.

Ради такого дела подобрел я даже к самому митрополиту Тихону (Шевкунову), куратору монастыря и хора, заядлому радетелю византийской исконности – приложил же он, однако, руку к тому, чтобы этот коллектив был известен в стране и за пределами.

Collapse )
Br

Paese d' o Sole

Италия со всеми её волшебными ландшафтами, античными и средневековыми сокровищами не была бы тем, что она есть, по крайней мере для меня, если бы не её звуковой эквивалент, не её музыкальный интерфейс. То есть если бы не Верди и неаполитанские песни. Неаполитанские песни настолько же хороши для классических теноров belcanto, насколько старые русские романсы и песни оптимальны для басов и баритонов. (Хотя впрочем что уж: ни в одной русской опере нет ничего равного дуэту басов короля и великого инквизитора в «Дон Карлосе» – лучшее, что было написано когда-либо для этих голосов, а предпочтителен для меня в партии Филиппа Руджеро Раймонди, тогда как самый впечатляющий басовый дуэт – Марти Талвела и Николай Гяуров в записи 1965 г. с Бергонци, Тебальди, Бамбри, Фишером-Дескау). Хороший голос же, тенор прежде всего, благодаря своей чистой энергийности, чистой динамичности – идеальный носитель стихии бесконечной божественной ясности-свободы, царящей над темными глубинами, стихии воздуха и света над безднами, которая составляет существо античной средиземноморской культуры. Можно сказать короче: голос идеален в смысле европейского фаустовского понимания идеала – так будет достаточно.

В какой-то мере именно поэтому Капри и Неаполитанский залив – квинтэссенция Италии: неаполитанская песня воочию, и когда смотришь на всё на это, в голове, естественно, звучит

Collapse )
Br

Не останавливаясь

название или описание

Зеркалом постепенно становится всё, во что слишком долго всматриваешься. И в общем понятны слова искреннего сожаления некоторых авторов-националистов вслед ушедшему Носику. Это не только «человеческое», но еще и «профессиональное».

Collapse )
Br

Нет произведения, нет и дирижера

Георгий Бовт недостаточно последователен в этой статье.

«Никакой «заговор» номенклатуры или «патриотически настроенной» части ее против Путина сегодня решительно невозможен. Нет такой внутри ее «части». И раскол невозможен. Нечему и не на что колоться. Каждый за себя» – пишет он.

Но тогда повисает в воздухе феномен власти, растворяющийся в тумане безвластия. Из распада элиты, каковой диагностирует Бовт, неминуемо следует распад инстанции, претендующей контролировать элиту. У неё нет опоры. А в комплиментарном описании Бовта инстанция держится на удивление бодрячком. Я стараюсь не допускать этого противоречия и не отделяю анализ состояния протоэлитного слоя от анализа состояния «народа» (что значит общества в целом) и всё это вместе – от разбора «профпригодности» правящего субъекта.

Последний в представлении автора парадоксальным образом конденсируется откуда-то издалека на фоне торжества процессов прямо противоположного свойства. «Надо отдать ему должное: учитывая печальные российские традиции, пользуется он своей неограниченной властью более чем сдержанно и даже деликатно» – говорит Бовт, выдавая сказанным недооценку глубины упомянутой реальности. Откуда она берётся, «неограниченная власть» – вот такая, готовая к употреблению, словно доставленная на заказ курьером из интернет-магазина, первозданно-монументальная вопреки деликатности нынешнего юзера? Такое правда бывает: неограниченная власть, чью кондиционность можно сохранить, деликатно применяя?

Кстати, если поддержать тему ритейла: в официальном комплекте поставки обычно прилагается инструкция, толстенькая такая книжечка. А её кто-нибудь видел в руках обитателей Кремля? Если же там в ходу ворованный БУ экземпляр без документов, то деликатность использования не спасёт от неверного действия. При таком угле зрения деликатность отражается, как в зеркале, становясь качеством не предмета, но описания, с обратным знаком: мягкой манерой обозначить грубость несоответствия образцу, предсказуемость непредсказуемых последствий нештатного применения устройства. Игнорирование неизвестных правил эксплуатации агрегата через какое-то время выводит его из строя.

В целом авторское «не верю» по отношению к официозным политдекорациям «третьего срока» распространяется на оптимизм его исходного пункта:

«Путин сам еще медлит, колеблется, не хочет определяться окончательно с четкими правилами игры или же сознательно держит всех в неопределенности. Которая, конечно же, ему все равно на руку, как, собственно, почти все, что происходит в российской политике. Так уж как-то получалось до сих пор. <…> Он, таким образом, остается главным – и явным, и тайным – дирижером российской политики».

Это иллюзия. Современно-российская точка зрения состоит в том, что дирижируют – оркестром; однако в мире в целом чаще встречается взгляд, согласно которому всё-таки не просто оркестром, но исполнением произведения, каковое играет оркестр. Нет произведения, нет «правил игры», нет и дирижера. Чтобы издавать какофонию, дирижер не нужен в принципе, с этим легко справиться и без него. Пюпитр же пуст. Произведения (и правил, как признал сам же Бовт) не заметно и в уме. В глазах ничего не читается; результат на выходе соответствующий – постфактум причислить к одному из музыкальных жанров хаотично шарахающиеся звуки не позволит даже ультракреативный постмодернизм текущего разлива.

Нарисованную Бовтом идиллию портит одно досадное обстоятельство: упрямая динамика рейтингов. Пока Кремлю не удалось выработать адекватного системного ответа на негативный тренд. Неудовлетворенность рассерженных потребителей, выпестованных путинским режимом, продолжает накапливаться. Стукнув по креативной головке уходящего в глубину массива недовольства и насладившись видом растекшихся мозгов, власть не стабилизировала ситуацию, но лишь вскрыла зачаточную декоративность этой условной надстройки на теле монстра. Пузырёк лопнул, но его содержимое не много добавило к изначально предполагавшейся характеристике объекта. Монстр как был безумным, так и остался, а безопасности не прибыло. Перед этой воплощенной безголовостью («бессубъектностью») любая голова невольно уходит в плечи и чувствует себя слегка неуместно. Длинная шея должна обострять это ощущение, беда в том, что по ней всё очень медленно доходит.