Category: музыка

Br

Любимая песня Пиночета

Вот послушал-посмотрел я вживую хор Сретенского монастыря. Хорош. Никон – точно Жила. Создаёт эту звуковую стихию и правит ею, и три дня спустя продолжают радовать голоса в голове признаком душевного здравия и хорошего настроения. Особенно тембром солиста Михаила Миллера – ну, вот люблю низкие регистры, басы, басы-баритоны, и всё тут. Впрочем, как и высокие.

Ради такого дела подобрел я даже к самому митрополиту Тихону (Шевкунову), куратору монастыря и хора, заядлому радетелю византийской исконности – приложил же он, однако, руку к тому, чтобы этот коллектив был известен в стране и за пределами.

Collapse )
promo rightview march 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…
Br

Paese d' o Sole

Италия со всеми её волшебными ландшафтами, античными и средневековыми сокровищами не была бы тем, что она есть, по крайней мере для меня, если бы не её звуковой эквивалент, не её музыкальный интерфейс. То есть если бы не Верди и неаполитанские песни. Неаполитанские песни настолько же хороши для классических теноров belcanto, насколько старые русские романсы и песни оптимальны для басов и баритонов. (Хотя впрочем что уж: ни в одной русской опере нет ничего равного дуэту басов короля и великого инквизитора в «Дон Карлосе» – лучшее, что было написано когда-либо для этих голосов, а предпочтителен для меня в партии Филиппа Руджеро Раймонди, тогда как самый впечатляющий басовый дуэт – Марти Талвела и Николай Гяуров в записи 1965 г. с Бергонци, Тебальди, Бамбри, Фишером-Дескау). Хороший голос же, тенор прежде всего, благодаря своей чистой энергийности, чистой динамичности – идеальный носитель стихии бесконечной божественной ясности-свободы, царящей над темными глубинами, стихии воздуха и света над безднами, которая составляет существо античной средиземноморской культуры. Можно сказать короче: голос идеален в смысле европейского фаустовского понимания идеала – так будет достаточно.

В какой-то мере именно поэтому Капри и Неаполитанский залив – квинтэссенция Италии: неаполитанская песня воочию, и когда смотришь на всё на это, в голове, естественно, звучит

Collapse )
Br

Не останавливаясь

название или описание

Зеркалом постепенно становится всё, во что слишком долго всматриваешься. И в общем понятны слова искреннего сожаления некоторых авторов-националистов вслед ушедшему Носику. Это не только «человеческое», но еще и «профессиональное».

Collapse )