Category: криминал

Br

Двуглавое

1581736_800 (1)

Смотрю на эту картинку и думаю: в какую ведьму превратилась ныне Родина-Мать. Зловещая современная эволюция древнего образа – фото же абсолютно символично. Бери и канонизируй: будет икона стиля дней текущих. Вот она, российская государственность, единая в двух лицах, о чём сигнализирует привычно двусмысленный орёл, обосновавшийся где-то в заплечной зоне, словно пиратский попугай из фильма о сокровищах капитана Флинта (или, что ближе к реальности, о похождениях боевого повара того самого капитана). Погрязшая в безграничном «служении народу» официозная тётенька с трибуны и процветающий абрек, «тот самый народ». Правильный тандем. Страна и её герой. Рабочий и колхозница начала XXI века (видите ли руки у них опустились). Барыня и хулиган.

Много лет спустя наше время будут изучать по данному фото.
– Это что за чудовище?
– Никакое не чудовище. Третье должностное лицо. В той стране, которая служила оплотом духовности, нравственности и справедливости на Земле.
– А рядом что за милейший джентльмен?
– Вор и убийца.
– Крутая гражданочка, если вор и убийца рядом с ней смотрится милейшим джентльменом.
– Ну конечно. Подумаешь, разбойник. Атаманша разбойников – это да.
– Вы, вероятно, хотите сказать: спикер сената?
– Ну можно и так сказать.
– Какая удивительная страна! Какие удивительные люди!
promo rightview march 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…
Br

СССК

Страну нашу конечно же необходимо переименовать. Или точнее: надо назвать её правильно. И строй общественный должен горделиво самовыражаться в этом названии. Со строем та же недоработка, что и со сраной. Ну что еще за суверенная демократия? Ну что это такое? Бирюлька для незрелых, нетвердых умов. Для тех, кого недостаточно постигла глубина нашей цивилизационной идентичности. Что-то в этом жутко оппортунистическое, половинчатое, двусмысленное, какова и любая агитпроповская заготовка. Демократия – термин скомпрометированный. Откуда он? Стырили из багажа евроатлантистов. А зачем? Не надо нам этого. Своё у нас всё должно быть, не импортное.

Итак, вот правильное название нашей великой державы, стремящейся затмить славу СССР: СССК.

Первое слово – очевидно, Святая. Ну а как же иначе? Святая она, завсегда была, есть и будет. Святая forever. Дальше столь же очевидно Суверенная.

А потом идёт суть нашей идентичности, то самое, что именно тут у нас святое и суверенное: Следственная Комитетия. Нисколько не хуже привычного «Советского Союза», поэтому не будем стесняться полета мысли.

Как и любезная сердцу Джамахирия, то вовсе вам не Демократия. Верховный орган – та самая вертикаль, на которой всё вертится – у нас известно какой… а если неизвестно, посмотрите новости… или спросите Маркина, он всё знает. И подумаешь, вел Гайзер к победе на региональных выборах «Единую Россию», возглавляя список, и неделю назад 58 % голосов одобрения и поддержки получил. А Маркин считает, что народ поддержал жулика и вора. Так этот народ ещё много кого и чего поддержать успел. И что теперь отсюда следует? Кто в стране Маркина жулик, кто вор, и кто просто дурак? Требуется переосмысление ключевых понятий.

Да, народ, конечно, но не «демос» какой-нибудь праздношатающийся: народ, суверенно представленный и истолкованный Следственным Комитетом. Вот наш стержень, вот наше всё. Такая формулировка идентичности отражает ее наднациональный, имперский, понимаешь, характер. И не зря уже трактует Маркин любые вопросы внешней и внутренней политики, например, тонко комментирует ситуацию на Украине или свежие назначения в Пентагоне. Пусть все твари на земле дрожат в то время как он право имеет.

У Навального, к примеру, никаких прав утверждать, что дважды два четыре, а уголь черный – мы не дадим госдепу очернить полезность наших ископаемых и не поддадимся на гнусные инсинуации.

Мы пойдем туда же, но своим путем. С суверенным СК, который потрудился нейтрализовать конкурента, но способен на большее.
Br

Выбор фактов и выбор себя

Вот тут к теме взаимоотношений с Западом – набросок каталога претензий в сочетании с интересным признанием «условности» набора аргументов, относящихся по крайней мере к отдаленному прошлому.

ferst_reiger, очевидно, имел, как и все мы, случай наблюдать дискуссии, «кто первый начал», или споры о прочих «известных событиях», которые разрастаются в ЖЖ словно мировое дерево с бесконечностью веток, переходом на личности и бранью и крайне редко способны кого-то в чем-то убедить или переубедить. И если «всё условно», как он говорит, а решения все-таки принимаются и позиции занимаются, то они принимаются и занимаются как правило не на основе фактов, подогнанных очень часто «условно» и произвольно, а исходя из определенных презумпций волевого характера. Например, человеку хочется считать, что его страна была постоянно унижаема и ущемляема. Он и считает, выбирая факты под это и игнорируя другие. А другой хочет думать иначе. Осознание этих активных ролей сознания, классификация этих презумпций и является темой «политической метафизики». Первичные определения, точнее волевые самоопределения, лежащие в основе многообразия презумпций частного и конкретного порядка, упоминаются здесь: 1, 2.

Глубина фундаментальных самоопределений, которых редко достигает рефлексия, программирует постоянство исторической или личной судьбы. Презумпции проявляются не только в тенденциозном подборе исторических фактов, но обеспечивают поддержание тенденции в настоящем и будущем, выступая как активно действующий – предопределяющий – элемент. Человек, который придумывает прошлое, придумывает и настоящее, но уже в другом, более суровом смысле. Сегодня – это та точка, где его сверхличные фантазии невольно воплощаются, где его глубина поднимается на поверхность.

Это же понимание значения презумпций полезно и при оценке высказываний следующего типа: «Демократия - это власть демократов. И для этой узкой прослойки человекоподобных существ запад чудесен. А для моего народа он несет заражение, мутации, грабёж, унижения, разрушения и убийства».

Формулировка: «нам несет» – вопреки нашему отчаянному сопротивлению – это ведь просто лингвистический оборот, вербальная конструкция. Зарезал пьяный сожитель пьяную сожительницу, которая не хотела отдать ему двести рублей на продолжение банкета, и, протрезвев, высокопарно выражается: эта проклятая жизнь принесла нам убийства и грабеж. Нет, даже эффектнее можно: мировой порядок принес в нашу жизнь убийство и грабеж. А по сути «МП» в различных его ипостасях если что-то и принес, то в первую очередь возможность списывать на него всё, что душе угодно или не угодно. Удобная такая сервисная функция. Вот и «Запад» для России – функция удовлетворения некоторых ее внутренних потребности что-то знать, а на что-то, наоборот, закрыть глаза – от какого-то знания самой себя стыдливо уклониться, скрывшись в тени презумпции.

Запад – в России – почти всегда презумпция, той или иной степени фундаментальности. Иногда это сама мировая власть, «власть вообще», метафизическая сущность, каковой бросает вызов отпавший от неё левый субъект. Иногда просто продукт отторжения «внутреннего зла», его экстериоризации, «извержения вовне». И почти никогда – успешный геополитический конкурент, чью успешность необходимо понять, чтобы превзойти. (Наборы слов: да чё успешность-то, они просто грабят весь мир, вот и живут хорошо, а нам совесть не позволяет – не рассматриваются. Не с намерением «опровергнуть» эту бессмысленную речевку, а просто в сторону, замечу: нет такой вещи, которой в России, как и во всем мире, «не позволила бы совесть».)

То, о чем я говорю, совсем не означает призыва «жить с Европой в дружбе». Можно и поконфликтовать. Нужно! Только с умом. В тексте об «определениях к продолжению правой традиции» говорилось об этом. Важно не забывать, что наличие соперника, который передвигается на двоих и обладает речью – не повод абсолютизировать различия, становиться на четвереньки и начинать мычать в знак тотального антагонизма. Это плохая метафизика, которая перерастает в негативную тенденцию.
Br

Рот Фронта

Программное левое самоотрицание власти, определенное в рамках политической метафизики – это теперь диагноз, которым недоуменно оперируют в кухонных разговорах политические обыватели Новосибирска и Красноярска. Рассуждают о пожирании самих себя, о каннибализме, обуявшем «систему», интуитивно усматривая в этом нечто закономерное: «а мы знали, мы чувствовали, что до этого рано или поздно дойдет». Концепты теории оказались с максимальной доходчивостью проиллюстрированы заинтересованному населению историей повседневности.

Имеется в виду вот эта способность некоего персонажа публично ткнуть пальцем практически наугад и целую неделю с чувством безошибочной уверенности твердить в федеральном эфире «Воры!» Конечно, воры, а кто же еще они могут быть с общепринятой точки зрения? Креатив не в этом, а в том, что, видимо, уже пришло время публично разбрасывать обвинения, самая произвольность и неконкретность каковых указывает, что их можно предъявить любому подчиненному Того Самого Начальника. Последнее с одной стороны идеально оправдывает заявку Начальника на исключительное положение в системе, с другой – делает это положение некомфортным, потому что противоречивым. Система, исключением которой трудится самый близкий к народу человек, не только оказывается местом его работы, но и, именно вследствие его исключительности, сама работает на него. Или против него? Одновременно и то, и другое, в истощающем ресурс равновесии. И если придворный соловей вдруг получил команду каркать, напоминая, что кругом всё прогнило, значит, дракон, питающийся собственным хвостом, зашел слишком далеко и готовится подавиться.

Collapse )
Br

Забег от гегемонии

Два ответа на вопросы, которые ставит schegloff:

Почему бежал Янукович и О гегемоне, который извлекается со дна.

>Как бы то ни было, Янукович принимал свое решение исходя из информации, о которой мы не имеем ни малейшего представления, полученной непосредственно от министров крупных европейских держав. Так обстоят дела в реальном мире, ну а для всех нормальных людей Майдан, конечно же, победил благодаря геройски погибшим героям.

Недопустимо, я думаю, строить гипотезы, как обстоят дела в реальном мире, исходя из информации, о которой мы не имеем ни малейшего представления. Мы предполагаем, что она существует, но почему-то подаем это допущение как суровый реализм.

В реальном мире, вероятно, человек, санкционирующий убийства, испытывает определенный стресс (как это ни смешно звучит в обществе интеллигентных знатоков реального мира). Одобрив применение оружия в некотором масштабе, он (уже истерично и панически) отслеживает, произвело ли это надлежащее впечатление и, если видит, что численность и решимость противника после сотни трупов не уменьшается, а растет, стресс усиливается. Дальше начинаются судорожные гадания, что будет, если количество жертв возрастет, например, трехкратно или на порядок, или, даже не доводя до этого, какой будет реакция подчиненных, если предложить им пойти на это.

Надо учитывать еще и оценку общего авторитета власти: кого-то трупы украшают, укрепляя харизму, а кому-то противопоказаны, причем Януковичу известно, что он ближе к последней категории («а, этот жалкий ворюга еще и мокрушник…»): т. е. высшего права убивать у него нет, оно за ним не признано уже по той причине , что за ним вообще не признано «высшего». Если, далее, возникает подозрение, что и тысяча трупов дело не поправят, но могут простимулировать мобилизацию «с той стороны», то нервы не выдерживают, экспериментировать не хочется, хочется бежать куда-то, закрыв на все это глаза. Поведение Януковича, его метания по городам и весям, экспромты в Харькове, как мне кажется, свидетельствуют о том, что никаких ни от кого «указаний», которым он следует, он не получал.

Collapse )
Br

Строительство мостов

Если кто помнит, в качестве главного постперестроечного эпиграфа, кодирующего сбытовую событийность 90-х, использовались слова Бродского: «ворюга мне милей, чем кровопийца». Это всё из той же серии, что и «Если выпало в Империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря». Интересно посмотреть и подумать, как преломились эти две максимы, умноженные друг на друга, чтобы стать вместе знаменателем эпохи. Что там в фокусе? Всплеск жилищного строительства на испанском побережье или погружение страны, всей и сразу, в глухой провинциализм под управлением ворюг? Воровство же почему-то, вопреки поэтическому предписанию, никак не хотело обходиться без кровопийства, да и представители последнего оказались нечужды поэтически воспетой прекрасной человечности. Вот, например, «ореховских-медведковских» потянуло на Коста-дель-Соль одними из первых. А они кто? Ворюги, кровопийцы или то и другое вместе?

Но реальность сама по себе, а взглядам на неё она совсем не обязательно указ; реализм не сразу наступает – но он всё равно наступит. Самая растиражированная в подробностях история 2013 года вырывает признание: «Я всегда считал, что между жуликом и убийцей основательная пропасть. Теперь я знаю, что она не так велика, как мне казалось, а может ее и нет вовсе — но главное, что перейти ее не так уж и сложно». Для кого-то, может, и не новость, но всё равно актуально звучит.

Вслед за этим мостиком, полезным для понимания, перекидывается и другой. Иллюзия считать, что всё хорошее объединяется в фэйсбуке, а всё плохое в «Единой России», также колеблется. Пронзает смутная догадка, что «Россия айфона» и «Россия шансона», по выражению Кирилла Мартынова, – это вообще одна страна.

Collapse )
Br

О неравноудалённости

Читая это, думаешь вот о чём. Какой мотив заставляет «интеллектуала», человека, который мыслит философски и теоретически равноудален, выбирать сторону именно «пополо» в конфликте с теми, кого farma_sohn именует «грандами» (употребляя слово не совсем по назначению, если вспомнить его кастильские истоки)?

Может, в данном эпизоде он не равноудалён и говорит это не как философ, а как элемент «пополо»? Тогда это просто вопль недовольного, с «философской» точки зрения ничтожный. Пропаганда, партийная агитация – да, но не больше.

Collapse )