Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Br

Критика власти в этом журнале

С учетом того, что средний читатель приходит куда-либо уже заранее всё зная, в частности, легко обсуждает содержание текстов, не открывая их, считаю необходимым отдельно предварительно оговорить: критика конкретных «властей» в этом журнале проводится с нелиберальных позиций.

Collapse )
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…
Br

Тудыть их всех

Пятница стала траурным днём для всемирного фонда защиты дикой природы. Мугабе умер. Экземпляр был достоин Красной книги и хорошего зоопарка – таких в мире всего несколько десятков, небольшая популяция вида.

И вот казалось бы, что общего у компании Роснефть и WWF? А скорбь. Сегодня в трауре и те, и другие. Бывший ангольский переводчик Игорь Иванович, ныне топливный магнат, лучший друг африканцев, россиян, и особенно афророссиян, за зарплату по-американски возглавляющий нефтяное ведомство по-советски и искренне ненавидящий всё американское, должен срочно подыскивать варианты, как оптимальнее почтить память упокоившейся особи.

Как уже говорилось, тудыть, где Чавес, где Кастро и Мугабе, устремлены помыслы кремлёвских фанов народно-освободительной борьбы. В том числе способных, ежели что, и собственных старших товарищей отправить по пути Мугабе, который он проторил в 1976 – 2017. Особенно эффектный прорыв удался в ноябре 2017-го в честь сотой годовщины сами знаете чего.

Надо заключать пари, всё-таки выйдет Сечин с предложением назвать улицу или соорудить монумент в честь брата по вере или застесняется. По хорошему когда помирает редкий дикий зверь, занесённый в красные списки, из него изготавливают чучело – дабы не терять диковинку для потомства. Как известно, такие чучела демонстрируются и в Москве, и в некоторых других центрах всемирного сопротивления очеловечиванию. Если чучело делают, то как правило с московской помощью – тут у нас отменные специалисты по части консервации исконных народных чаяний. А вот то, что продукция затем хранится иной раз чёрте где, конечно, непорядок. Подходит ли для этого плёвое местечко с сомнительным названием Хараре? Нет. Неадекватно оно глобально-историческому значению сабжа. А есть другие предложения? Вот то-то и проблема.

Совсем пропил русский наш самородок Михайло Леонтьев, помощник Сечина по пиару, свою творческую фантазию – нет чтобы предложить украсить ещё одним видным революционным телом нашу и без того уже Краснокнижную площадь? Давно пора её реактуализировать. Одиноко там Ильичу без себе подобных, а пролетарским туристам, требующим хот-догов и зрелищ, скучновато. Вот бы и расширили паноптикум, мумифицируя за деньги Роснефти народных лидеров и выставляя их где-то между мавзолеем №1 и гастрономом №1. Славненько было бы. И соответствовало статусу Москвы как мировой столицы прогрессивно-консервативного человечества. Наша главная нефте-освободительная компания от этого не разорится, зато имиджево ей ого как достанется. Куда там только менеджмент смотрит… Такую архиидею упускают…
Br

Чайки над площадью Сан Марко и не только

DSCN5139

Вот о ком я хочу сказать доброе слово, так это об италийских чайках. Мне не хватает их тут, в России – этих славных горласто-парящих существ, этих и. о. ангелочков. (Если такое бессмысленное создание, как федеральный комсорг Германии Меркель, считается Ангелой, почему бы мне не величать ангелами прекрасных птиц? Да, и собственно, кто ж ещё может в таком изобилии летать над той обетованной страной?)

Collapse )
Br

Мяучьте и вам откроют

Очевидно, я не могу пройти мимо не только конспирологов. Впрочем, коты – тоже в какой-то степени конспирологи. На Капри они пребывают в состоянии, близком к счастью. Но иногда наступают и в их жизни разные омрачающие моменты. Как они с ними справляются, заснял однажды на узкой каприйской улочке. Перед нами, по сути, вечная история – «мяучьте и откроется».



Collapse )
Br

Помирил

Вот спорят люди о чем-то… Доходит до удручающих резкостей… Синтезирую-ка я обе версии, чтобы никто не чувствовал себя в обиде.

У прекрасных начальников были звери-подчиненные. Но как-то раз одним чудесным вечером начальники спешили на спектакль по Чехову и забыли запереть клетку со зверьми.

И, поскольку зверей еще и забыли накормить, они отправились в театр и поужинали хозяевами.

В результате все ценные свойства их коленных чашечек и прочие прекрасные качества перешли к новым владельцам. Предоставленные самим себе и икая вчерашними начальниками, звери принялись стремительно умнеть и хорошеть. Первая мысль, до которой они доперли, цивилизовавшись – та, что, оказывается, их искусственно довели до зверства, моря голодом и лишая необходимой им духовной пищи… А так как они теперь уже и сами были духовные, то в дальнейшем сами и пошли друг другу в пищу, живя активной, насыщенной жизнью, осваивая Колыму и БАМ, Сирию и Донбасс, пуляя людьми в космос и радуя всё прогрессивное человечество проектами Роснано. Конец истории.

Если серьезно, то в России продолжают ожесточенно сталкиваться два описания действительности. Первое: плохие начальники и хорошие подчиненные, второе: плохие подчинённые и хорошие начальники. Спор bantaputu и mmnt сводится как раз к этой дилемме. Если разобраться, надуманной. Я вот еще помнится в 2010 году писал, что разговор о качестве власти и качестве народа должен быть единым. «Власть, не-власть (общество) и анти-власть (оппозицию) следует мыслить в их проблемности как перетекающие друг в друга, как три стороны проявления единого целого» – думается мне. Из этого и исходим, трактуя события последних 20 лет: 1, 2.

Но: чем век закончился, тем он в сущности и начинался. Продолжаем бродить по кругу.
Br

Сеть, муха и паук напоследок

Когда в сотый раз читаешь вот это общее место:

«в конкурентной борьбе побеждают наиболее гибкие компании и структуры, организованные по сетевому принципу»

то ловишь себя на вопросе, насколько сказанное подтверждается фактами и в какой мере оно – неявно предписанное и по некоторым причинам массово подхваченное обязательство «так думать». Много ли мы знаем «победивших» «сетевых структур»? Вот Google – да, работает в сети. Но газончики, где сотрудники полеживают в разгар рабочего дня, и свободный дресс-код не заслоняют, хоть и пытаются заслонить, тот простой факт, что это самая обычная большая иерархически хорошо организованная корпорация. Нисколько не «сетевая».

Побеждают более гибкие – да. Но быть гибким и быть сетевым (в революционном смысле этого слова) не одно и то же.

«Быть» в смысле «сетевым» вообще не то же самое, что «быть» в классическом смысле утверждения целостности. Эти два «быть» соотносятся друг с другом с точностью до наоборот, как «быть» и «не быть», вот в чём вопрос. Отвлечёмся от темы на летнее небо с целью проиллюстрировать разницу. Структуры облаков, которые образуются и тут же переигрываются на иные, мысленно рисует внешний наблюдатель, произвольно выхватывая блуждающим взглядом конфигурации узоров. Субъектная иерархическая структура возникает изнутри. Она поднимается из собственной глубины и возвращается, не теряясь в переменах. Иерархическая структура владеет собой в силу постоянства взгляда на себя, присущего носителям идеи властной динамической формы, которые своим участием вызывают её к жизни*.

В сетевых структурах нет форм. Точнее, они «есть», но они – сама интеллигентность: сбоку и не мешают. Они «есть» в кавычках, причем взять в них себя – их собственная инициатива. Аналогично, и динамика не возникает изнутри. Она привносится откуда-то извне.

В так называемых «сетевых структурах» реалистично «существуют» только первичные элементы. Рассмотренный выше тезис, стало быть, гласит: первичные элементы побеждают сложно организованные иерархические структуры. В XIX – XX веках подобное состояние дел было принято именовать «распадом», но в XXI веке психика «элементов», успевшая стать ещё более хрупкой, должна быть защищена от таких грубых формулировок.

Закономерно, что защита «первичных элементов» – основная цель цитируемого текста. Предметом его изысканий является забота «элементов» о себе: как уцелеть им самим, когда вокруг всё распадается, а они на острие процесса. Представлены раздумья на тему: хорошо бы вдруг жизнь организовалась таким образом, чтобы «маленьким, которые не хотят быть большими, ничего не было за то, что они маленькие, а большим бы, наоборот, всё было, за то, что они большие». И уже в этой фразе, которая декларирует цель, сквозит амбивалентность: один смысл вторгается поверх другого, реальность наслаивается поверх благих намерений. Благие намерения постановляют: «Нам нужны такие Гоголи, чтобы нас не трогали», «нам нужна такая сословность, которая бы защищала нас, маленьких, но не особенно обязывала». При этом «больших» она должна делать меньше, говорится в ТЗ на разработку алгоритма, читай: на ниспослание сословности. А «нас» – нет: меньше уж некуда.

Позволит ли жизнь так хорошо устроиться? Очень сомнительно. Потому что там, где есть маленькие, всегда найдутся те, кто несколько отстал в развитии и всё ещё чуть крупнее образцово уменьшенных в масштабах целеполагания и ответственности. Нашедшиеся извлекут из этого пользу. Мечты о правильной меритократической (etc) сословности по четным хороши, а как насчет неправильной, но каждый день?

Упомянутый текст хорошо читается параллельно с мрачными речами Александра Морозова о нарастании такой сословности, которая кажется ему ну совершенно неприемлемой. Похоже на то, что большим достанется всё, за то, что они большие, даже несмотря на то, что вообще-то они пока не особо настаивают на своём величии. Вот пожелания, а вот пренеприятнейшая реальность, которая как-то связана с этими пожеланиями. Но как конкретно связана, опять и опять ускользает от пытливой аналитической мысли.

_____________

Примечание

[*] Ещё раз отвлекаясь, добавим, что это постоянство – продукт правого самосознания её активных участников, утверждающих себя в трансцендентальном единстве силы, а не в темпорально-эмпирической множественности фактов её проявления. Формообразующая самотождественность взгляда, определяющая иерархическую структуру в её целостности, продолжает совпадение взгляда её учредителей на себя и друг друга. Из чего следует, что все участвующие в ней равны и неравны одновременно так же, как сама эта структура, находясь в движении, эквивалентна себе, меняясь.