Category: архитектура

Br

Катастрофа



Просто невыносимый скандал и мерзость.

Символический жест, показывающий неистинность этой текущей Франции – ей отказано в соборе. В XXI веке на ровном месте спалить такое сакральное достояние – это же какими дегенератами надо быть!

Самоубийство Доминика Веннера в соборе не помогло. Теперь сам собор совершил самоубийство. В знак того же самого протеста.

update

А впрочем надо понимать, что во Франции случались культурные катастрофы и пострашнее, и помасштабнее сегодняшнего пожара. Например разграбление ещё более сакрального для Франции места - базилики Сен Дени. И что? А ничего. Т. е. вот всё это самое, что потом было.

В последние десятилетия Сен-Дени - арабский бандитский пригород, куда ещё подумаешь, прежде, чем ехать.
promo rightview march 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…
Br

Европейские истории

Вот эту икону византийского происхождения подарил Сполето император Фридрих Барбаросса. В знак своей милости и примирения после того, как летом 1155 года разгромил и разграбил город, не заплативший ему налогов. Масштабы разрушений были таковы, что перестал существовать прежний кафедральный собор. Нынешний Duomo Santa Maria Assunta построен на его месте. Там и сделано это фото.

название или описание

Римский театр в Сполето не менее культовое место, чем великолепный собор. Один из центров организации городского пространства. В него упирается, пожалуй, самая красивая улица города corso Mazzini. Вокруг отели и рестораны, в том числе с возможностью в теплое время года посидеть за чашкой кофе прямо над античной сценой. И тут есть, что вспомнить.

Collapse )
Br

Картон и камень

название или описание

Для начала отвлечемся от картинки и ознакомимся с примером реакции «на всё на это» вполне лояльного человека, у которого, однако, не выдерживает чувство вкуса.

Главный редактор «своей» ныне «Газеты.ру» не сдержала вздох разочарования: господа... да хорошо я к вам отношусь, кто бы сомневался, но почему же вы такие… картонные? Контраргумент: а Навальный еще хуже – как раз для дружеского разговора между «своими» и не подходит. Не извиняет Навальный! Для внутреннего использования не годится, несмотря на то, что таков его функционал во внешних средах.

Ненастоящие, игрушечные – это же не госдеп внушает. Это в данном случае не только логика и текст, но еще и элементарная женская интуиция. Впечатление, которое в свою очередь уже не подделаешь. И вот читает абстрактное ответственное лицо подобные упреки и думает, мысленно инвентаризируя честно нажитое на государевой службе: ну, кто это тут ненастоящий… и что ненастоящее? Да ладно… Вот это что ли? Очень даже настоящее, хоть на зуб попробуй.

А самые продвинутые из самых ответственных наоборот бормочут: э, да что там, у нас сейчас вообще всё такое, ненастоящее, постановочное. Липовый мир. Это ещё Хайдеггер с Бодрийяром сказали, а мы люди модные, современные, щи лаптем не хлебаем, от трендов не отстаем. Ну и исполняем завет. А что нам остается, по сути маленьким и исполнительным именно потому, что модным и современным? В итоге, да, политика сводится к политтехнологиям, «власть перемещается в театр».

Collapse )
Br

Полет воображений

Агитпроп не знает меры, его всегда несет, а мобилизованные им представители интеллектуального класса охотно поддаются тенденции дурновкусия. Недавно обнаружил прелестный текст Егора Холмогорова. Очень занятный. Детские альбомные впечатления о Сан-Суси привлекаются в нём как аргумент для рассуждений о том, что альбом о Сан-Суси вообще круче самого Сан-Суси, а утверждать это – признак цивилизованного человека, настаивает Холмогоров. Поэтому, если выбирать между «своим» Донбассом и чужими готическими соборами, то цивилизованный человек выберет Донбасс, а тупой дикарь готические соборы или какой-нибудь Лондон.

Ощущение такое, что автор, когда писал, был пьян. В этом состоянии, действительно, могут привидеться негры, которые стоят перед дилеммой «соборы или родная Нигерия» и выбирают соборы. Сам Холмогоров не поддался бы на искушение отречься от своих (соплеменников?) за подобные безделушки (бусы, зеркальца и готические соборы), уверяет патриот. И все-таки, ловишь себя на мысли, что он несколько самонадеян, когда пытается учить цивилизации жителей Лондона, сочинив текст, который выглядит как поток бессознательного из-под пера консервативного нигерийского публициста, воспевающего сыновнюю верность народу игбо и его духам. «Цивилизованный человек» современного типа, думается, если и выберет Донбасс, то ведь не для того, чтобы поиграть там в «цивилизацию» (миссия «построение чиста русской республики») или погонять на танчике. Выберет при условии, что там можно зарабатывать. Если же мы собрались там тратить, играть, стрелять и еще раз тратить, то это может быть вполне достойным решением, только не надо равнять по нему современные стандарты «цивилизованности».

Collapse )
Br

На родине Заратустры, ч. 3

название или описание

Памятники Колумбу и артиллерийские орудия – таковы проявленные в данное время зримые символы этого побережья, незримо осенённого более масштабными образами, которые здесь когда-то пришли к существованию. Где-то неподалеку рождается и начинает своё движение агрессивная бесконечность мира, созданная «фаустовской» безграничностью воли и власти. Атрибутированная Шпенглером западному человеку, она обнаруживает и сущностно обретает себя в речах Заратустры как вечность самообретения – бесконечность обретающей себя имперской силы, восходящей над собой в самосознании-самоутверждении-самопреодолении. Юный благообразно-стилизованный Колумб на постаменте создаёт вкрадчиво-обманчивое представление. Подлинник же, согласно описанию современников, «ростом был высок, выше среднего, лицо имел длинное и внушающее уважение, нос орлиный, глаза синевато-серые, кожу белую, с краснотой, борода и усы в молодости рыжеватые» – чем не образцовая «белокурая бестия»? Вереница колоссальных дворцов знатных генуэзских семейств на Strada Nuovo (ныне via Garibaldi) в столице Лигурии, в общем-то, лишь немногим менее выразительно, чем многочисленные памятники открывателя Америки, напоминает о мировом величии XVI века, времени, когда финансовые потоки Габсбургов проходили через этот город.

Collapse )