Category: армия

Br

Глобальная смута: не пройдёт!

Если где-то свергают правительство, то ёжикам понятно: это американские демократы-глобалисты мутят воду с целью дестабилизации самих США и всего мира. И козлы придерживаются того же авторитетного мнения. Вообще много кто так думает.

Поэтому у Владимира Владимировича и всех честных обитателей России, мыслящих с ним заодно, сегодня праздник. Жизнь обретает дополнительный смысл: отныне будем всеми силами восстанавливать на троне народного, легитимного милостью Аллаха президента Судана. Его сегодня ночью как бы свергли. Мы не можем такого допустить. Назло америкосам надобно вернуть его взад, и не важно, что этот продукт уже переварен. Всё равно будем засовывать тудыть его, на обратное место. Щас русский спецназ полетит вызволять узника-союзника аки Скорцени Муссолини в 1943 году или тушку Януковича в 2014, не помню, кто там его принимал и транспортировал.

Как удачно-то всё подвернулось. А то Сирия приелась – и тут вот на тебе: свежачок Судан. И не столь далеко, как Венесуэла. Русские сердца полны гневом и решимостью противостоять гнусным планам заговорщиков-глобалистов. Война с глобализмом отныне проходит в суданских деревушках, где намерены дать ему самый суровый отпор… Дали уже даже – нет в саванне электричества, интернета и прочих глобальных удобств.

Всё это, конечно, шутки. А вот на самом деле интересно, о чём думают российские военные, слушая новостные сводки (помимо водки). С другой стороны: а о чём думали суданские военные лет 7-8 назад? Некогда в ту пору было им думать: с южным братско-враждебным режимом разбирались. Увлечены были. Однако ж время – главный майданный заговорщик – таки пришло и ударило в гонг. Очередной вечный национальный лидер переиграл себя. Он долго к этому шёл, долго старался и работал на такой результат. Молодец, отличный итог.
promo rightview март 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это»…
Br

Победители неподсудны

1504295_original

Интересный вопрос – какой награды удостоился тот выдающийся государев муж, который изобрел Путину безотказную военную стратегию: регулярно сообщать о создании нового чудо-оружия, а потом публиковать в интернете и на ТВ обильные материалы о том, что американцы «в ужасе», «чувствуют себя беззащитными», едва ли не «готовы капитулирен». И к какому ведомству он относился – МО, МВД, ФСБ, АП, АН? Дали ли ему звание Героя РФ и генеральские погоны?

Collapse )
Br

Угодили

4 (15)

А я когда-то служил в ЗРВ ПВО на комплексе С 200В, как раз примерно таком, чья ракета метко сбила наш Ил-20 в Сирии. Полтора года был ведущим оператором, конкретно оператором захвата и сопровождения цели. Успешно стрелял в составе расчета на полигоне Сары-Шаган по реальным целям. Даже на дембель пошел ускоренно (4 мая) в благодарность за удачные стрельбы. И вот читаю: «Ил-20, у которого эффективная отражающая поверхность на порядок больше, чем у F-16 ВВС Израиля, был сбит ракетой комплекса С-200» и что могу сказать по этому поводу сквозь, как говорится, «призму собственного опыта»?

Collapse )
Br

С идеями напряженка

Пустота внутренних дел – а они у нас традиционно сопровождаются не политическими, и даже не полицейскими, а ментовскими ассоциациями – наблюдается не столько от нежелания, сколько от прогрессирующего незнания, в чём бы они могли ещё состоять. Чем ещё стоило бы заняться, помимо нашего главного принципиального цивилизационного призвания, которым мы и так уже каждодневно изо всех сил страдаем – героически защищать арабов от ислама, а человечество от Европы и США?

Collapse )
Br

Американские горки истории: Юстиниан готов

«Российские ВВС бессильны перед «Дональдом Куком»»: новое слово в патриотической пропаганде.

Неизвестно ещё, что там Бог на голову Трампу положит, а общественность надобно уже на всякий случай готовить к мысли о том, что мы слегка поторопились. И на самом деле реальная война с США – это вам не Игорь Иванович чихнул на Алексея Валентиновича. Проклятые Собчаки Ельцина настолько разложили родину, что не с чем ей теперь выйти на хотя бы один авианосец. Нету дивизий Туту-16 в наличии. Посему придется, если что… Что?

Collapse )
Br

Триллер-брэндинг маразма. Народу-охраннику посвящается

Для обобщенного коллективного «тупого охранника» торгово-развлекательной Родины недавно было придумано славное занятие, позволяющее скоротать время и мозги. Чем просто лузгать семки или пялиться на девок, почему бы, лузгая и пялясь, одновременно не фантазировать над названиями а) российской фотонной ракеты, б) будущей столицы техасской губернии, когда мы завоюем США, в) термоядерого реактора на молитвенной тяге, который «Ростех» планирует построить в своём марсианском филиале, г) боевого беспилотного подводного гиперзвукового межконтинентального надувного лазера с накачкой ртом Дмитрия Киселева, д) летающего тяжелого танка, е) нервно-догматического газа и жо) прочих чудес отечественной духовной индустрии.

Collapse )
Br

От Ромула к Брежневу

Неожиданный инсайд: "Кириенко считает, что в обществе есть запрос на справедливость и уважение, он говорил об этом на осенних встречах с экспертным сообществом, рассказал РБК один из участников этих встреч".

И еще одно внезапное открытие:

"Люди устали от агрессии и конфликтов, им хочется успокоения и консолидации. Вместо того чтобы настраивать одну часть страны против другой, Путин должен теперь искать компромиссы и объединять, продолжает он: «Если описывать это в терминах архетипов, военного вождя должен сменить мудрый старейшина. К этому подталкивает и возраст Путина (64 года. — РБК), и меняющийся общественный запрос»."

А мы с Межуевым этого еще полтора года назад требовали!

Можно ли трансформировать Ромула в Нуму Помпилия? Или на самом деле это и был один и тот же человек, «удвоенный» народным сознанием?

«Военный вождизм» не противоречит консолидации, наоборот, её предполагает. Если он настоящий.

А если нет, то ведь и «Нума Помпилий» предстанет в облике Леонида Ильича.
Sk

Трудно быть цезарем

название или описание

Дион Кассий:

«Все это стало очень беспокоить Цезаря, так же, как и то, что в спорах между ветеранами и сенаторами и классом землевладельцев в целом — а эти споры росли в огромном количестве, так как борьба шла за огромную награду, — он не мог примкнуть ни к одной стороне без опасности. Для него невозможно было, конечно, угодить обеим, поскольку одна сторона желала разжечь бунт, другая — сохранить порядок, одна сторона стремилась захватить чужую собственность, другая — удержать свою. И каждый раз, отдавая предпочтение интересам той или иной партии — в зависимости от того, что находил необходимым, — он навлекал на себя ненависть другой; и встречал не столько благодарность за дарованные милости, сколько ненависть за отказ сделать уступки. Ибо один класс принимал как должное все, что ему давали, и не расценивал это как благодеяние, в то время как другой был возмущен тем, что у них отнимали их собственность. И в результате он продолжал оскорблять или одну группу, или другую и подвергался упрекам то за что, что он друг народа, то за то, что он друг армии. Таким образом, он не добился никакого успеха и узнал по собственному опыту, что оружием не превратить враждебное отношение в дружеское, с помощью оружия можно лишь истребить непокорных, но нельзя вынудить их любить того, кого они не желают любить. Вслед за этим он неохотно уступил и не только стал воздерживаться от лишения сенаторов их собственности (раньше он считал возможным отбирать у них имущество, спрашивая: «Из какого еще источника мы должны тогда выплатить ветеранам их награду?» — как будто они поручили ему вести войну или давать огромные обещания солдатам), но также и не захватывал и иной частной собственности».

Август, о котором идет здесь речь, как-то предался заочной дискуссии с Александром Великим (к которому вообще относился с таким почтением, что долгие годы пользовался печатью с его изображением). Соответствующее высказывание императора приводит Плутарх: «Услышав, что Александр в тридцать два года, покорив почти весь мир, тревожился, что же ему делать дальше, он подивился, что Александр предпочитал великие завоевания разумному управлению тем, что есть». Ну и действительно, стабилизировать режим после распада Республики было сильно нетривиальной задачей, по трудности сопоставимой с покорением Азии. Решать ее приходилось в остроконкурентной обстановке: претендентов на роль демиурга хватало – римский мир той поры еще не страдал манией человеческой нищеты, которая в некоем другом хорошо известном нам мире выражается коронной фразой: «Если не он, то кто?»

Августу удалось умереть своей смертью, что нечасто случалось с римскими принцепсами. Ну, собственно, отсюда и дидактическая актуальность его опыта, в том числе того, о котором говорит Дион Кассий.

название или описание
Br

Кто будет кого-2

Продолжая тему. Из FB Дениса Тукмакова:

«Всё как и полагается: приятель считает меня фашистом, а Россию – врагом и фашистской страной. И я подумал, что это хорошо, что есть ещё шанс на их выздоровление. Потому что в фашизме они видят зло. И, используя это слово как маркер, лепят его к тем, кого ненавидят, – ну прямо как мы в детстве.
А вот когда они начнут видеть зло в антифашизме, когда примутся массово прославлять своих вояк не как "героев Отечественной войны", а как, скажем, охранников концлагеря, – вот тогда ловить уже будет нечего.
Они были близки к этому. Им оставалось сделать последний шаг: от риторики про "шашлык из колорадов", детских "зиг" и батальонных рун перейти уже к "окончательному решению донецкого вопроса". Отбросить логику "Спасти Донбасс от рашистов-террористов!" и провозгласить новый лозунг: "Донбасские унтерменши спасения не достойны!".
Такое звучало на Украине и раньше – про "унтерменшей", про "вату из Лугандона и Донбабве" – но всё-таки не это было заглавной темой АТО. Операция пиарилась как "освобождение", а не "подавление" – при всех ужасах её реального воплощения.
А вот после первых южных котлов и, в особенности, после "марша пленных" отчётливо показалось, что этот последний шаг будет непременно сделан – и вся украинская нация санкционирует превращение собственной армии из "освободителей Донбасса" в "зондеркоманду по подавлению Донбасса".»
И т. д.

Человек может думать, что он прямой, прямее некуда. А на самом деле это больной, изломанный, согнутый в дугу левый тип. Он способен сказать правду в лицо укому-угодно. Но не себе. При всей своей внешней честности он сущностно не прав.

Персональный диагноз иногда масштабируется до размеров эпидемии, уносящей страны и повергающей цивилизации. Перед нами тип дискурса, который когда-то сделал СССР внутренне пустым колоссом на глиняных ногах. Пустота достигалась отказом содержанию в признании, отрицанием сущности. Вот в эту пустоту формы, искусственно лишенной содержания, и провалилось все советское. Мы никогда не называли вещи своими именами. Мы отрицали их. Доотрицались до того, что потеряли, позабыв с концами, где они лежат.

Мы можем ввести сколько угодно войск на Украину, но по-прежнему убеждены, что если мы не заикаемся о вторжении, то это не вторжение, а что-то иное. Вторжение, которое говорит, что оно вторжение, заклеймено нами как ненавистная первозданность фашизма. Вторжение, которое рассуждает о себе как о миротворческой операции, это современная гуманитарная технология. Вторжение, которое утверждает, что его нет, это антифашизм. Люблю классику: соображения чисто эстетические побуждают выбрать из этого списка первое. Последнее и предпоследнее – шаги на пути к безумию. Они свидетельствуют о том, что вся система координат поплыла влево.

Эстетические разногласия – единственное, что разделяет нас с Тукмаковым. Прямо следуя тому, что он пишет (здесь и в других местах), фашизм – это если хохлы введут войска в Донбасс и загонят ватников (всех, кто был активно против них) в концлагерь. А если мы введем войска на Украину и загоним укропов (всех, кто был активно против нас) в концлагерь, то это что? Естественно, антифашизм. СССР-2.

Однако разногласия, которые вызывает данный подход, принципиальны. Тут перед нами не предрассудки детства, затянувшиеся у автора, вопреки его собственному замечанию, и даже не обыкновенное лицемерие. Эквилибристика со словом «фашизм» из процитированного текста выдает агрессивный страх быть собой. Она означает, метафизически, силу, потерпевшую ценностное крушение, духовно сломленную, вытесненную и направленную против себя. Логика политического прагматизма дополняет, продолжая, эстетику и метафизику. Больное фашистское государство – с антифашистским комплексом – хуже, чем просто фашистское государство. Оно менее устойчиво.

Левый человек даже наступая думает, что защищается. Правый человек даже защищаясь думает, что наступает. Самосознание первично, и если это левое самосознание отпавшей от себя силы – априорно вечно находящей себя в состоянии слабости (манипулируемости/угнетенности/подверженности воздействию извне) – то его носитель, даже взобравшись на пик могущества, креативно найдет кратчайшую дорогу вниз.

И ничему не научится.

Мы же пришли на Украину познать самих себя?
Br

Произведение: (пере)рождение образца

Почему «произведение» – именно «внешнее формирование... внешним... родом-субъектом»? Это так же условно, как и субъектность рода при рождении. Кто, какой род был субъектом в Теогонии, когда рождался Зевс? Нет такого субъекта. Порождающая инстанция в архаическом греческом мышлении несубъекта.

Род не автоматически субъектен. Рождающийся рождается или рождающий порождает? Субъектность рода во втором случае. Но если род субъектен, то тогда противоположность порождения и произведения начинает преодолеваться. Отметим, кстати, что ведь все известные нам способы порождения проходят стадию встречи с иным. Нет иного, нет и рождения. (Вы-рождение – привносится не иным, а способом отношения одного к иному.) Рождение выступает как отображение праобразца, как его перенесение, коммуникация. Понимая всё это, вряд ли следует определять произведение как что-то принципиально отличное от рождения.

Вероятно, лишь очень плохой портрет ремесленника предписывает ему однотипное копирование. Мастер, который ковал оружие Воина, создавал индивидуальные произведения, но они производились им из глубины и высоты общего, которое властно принимало частное воплощение. Он бы ничего не создал, если бы был только «внешним». Он был «внешним» лишь по отношению к «внешнему», но не к сути. Типовую же продукцию поставляли подмастерья и рабы. Ими правил мастер, который создавал «более совершенный» воплощенный образец, руководствуясь духовными праобразцами и сравнивая с ними предшествующие образцы. Он не копировал, он создавал не просто вещь, а произведение искусства, которое во-первых порождало новые произведения искусства, а во-вторых делалось предметом копирования. Благодаря этому оружие становилось лучше.

Применим сказанное к политической реальности и подумаем о том, что носителем субъектности на-рода довольно часто является «мастер» (или сословие, корпорация мастеров), в чем-то «внешний» по отношению к нему, а в чем-то более народ, чем сам народ. Заметим, также, что в моде у нас сейчас именно копирование образца вместо ориентирования на праобразец (образец образцов): путинская концепция «консерватизма народного большинства» рекомендует тиражирование как самоцель.

Конечно, определение вещи определяет её место среди других вещей и сосуществование_с_ними: это так не только у Платона и у платоников на уме. Исходя из вышеизложенного я полагаю, что и философа, и воина, и мастера (как одного и другого одновременно) победило негативное самоописание мастера (придуманное ему философом в ущерб воину), приведенное в комментируемом тексте под рубрикой «ремесленник».

Дальше обратим внимание, что уже у Платона весь материальный мир конечных форм и индивидуальностей трактуется не только как «порождение», но и как ошибка, заблуждение или же (в «Тимее») продукт некоего деяния… нельзя сказать, что совсем «внешнего», но вносящего иное, масштабы которого затем катастрофически разрастаются, тогда как единство теряется. Двойственность «одного» и «иного» античность так и не преодолела. Развертывание_ форм_ изнутри сопрягается с осознанием того, что эти формы суть отпадение от единого. Неоплатоническая традиция несет эту двойственность в полной мере. Само представление о бесформенном едином как источнике всех форм принуждает к ней. В некотором отношении оно просто оставляет формы без источника… единства и смысла.

Метафизика произведения, производящей, созидающей активности – самое важное, что требуется, чтобы справится с негативностью тенденции.