Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Br

На выход

Вот уж на что славен был Аман Гумирович в своём Кузбассе. Локальный предшественник, старший товарищ Путина. Десятилетиями всё контролировал. В любви народа купался. И вот что значит вовремя не уйти.

К кейсам Мубарака, Каддафи, Сталина – настольным у Владимира Владимировича – добавился ещё один.

Как уйти, ещё бы кто-нибудь подсказал, думает с горечью государь.

Феномен «народной диктатуры» созрел и оформился в Кузбассе прежде, чем в РФ в целом. В лице Тулеева Путин проводил учителя. Другого наставника, напомним, он похоронил несколько лет назад. Одиночество одолевает...
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
Br

Ещё полетаем

Путаное это дело – работать Кремлем в информационном пространстве в героическую эпоху борьбы за какие-то перемены с целью недопущения никаких перемен. Как оценивать события, вот в чем вопрос? Все эти триумфальные олимпийские шествия без опознавательных знаков, падающие самолеты, вечно прибывающие трупы в Сирии – это вообще что? Плохо или…? При попытке ответа в державном мозгу стартует отчаянное раздвоение, как на гербе. Потому что никто в штабах не понимает, к чему вообще стремиться. Если дела в стране и вокруг идут успешно, основные задачи за 20 лет решены, то нет оснований настаивать на собственной безальтернативности – отлаженное хозяйство можно благополучно передать преемнику и отправиться мирно удить рыбу. А если проблемы громоздятся валом, всё смутно и тревожно, тем более надо уступать дорогу – пусть попробует дальше кто-то посвежее и помоложе. Так за что хвататься, если уходить совсем не хочется? Очевидно, только и остается, что старательно перемежать достижения-достижения достижениями-падениями, пытаясь соблюсти баланс, о котором, однако никто не знает, где он. Или, что то же – упражняться в беге на месте. По сути – усердно месить грязь. И потчевать страну кондитерскими изделиями из этой субстанции. А они сильно портят вкус. Уже испортили. Любые события в России отравлены патологической двусмысленностью восприятия. Он то ли упал, то ли его уронили... Страна погрязла в болотной бездонности истолкований. Мы можем принять решение о приостановке эксплуатации Ан-148. Но с решением о приостановке эксплуатации РФ торопиться не станем. Всё так неоднозначно. Полеты национальной фантазии успешны при любой погоде.
Br

Время отмен - 2

Итак, губернаторские отставки: все ждали от Путина, напомним, изложения основ новой экономической политики, а он с важным видом ударил в гонг. Публика насладилась звуками, но потянулась с вопросом: «Позвольте, дык, а…». Но вместо ответа услышала: «Всё, выступление закончено. Думайте сами, если хотите, что это было».

Ну, а отчего ж не подумать?

Совершенно точно заменив разом охапку региональных лидеров, Кремль не увеличил управляемость на местах – новым людям еще предстоит войти в детали и освоиться в должностях, и процесс адаптации в целом ряде ключевых российских регионов приходится как раз на предвыборный период, кто бы ни выбирался в 2018 г. Возможно, есть мнение, что достигнут имиджевый эффект? Конечно, среди сонненького болотца вдруг возникло ощущение динамики. Теоретически, ход понятен: не меняясь самому (чего все ждали), изобразить перемены. Изобразили. Но какой ценой?

Побочные эффекты, также имиджевые – многочисленны. Упомянем некоторые.

Collapse )
Br

Мало нам Крыма

Почему левый Удальцов – «за Крым»? Как это связано с его левой позицией? Ответ: левый Удальцов за Крым, именно потому что «Крым» нам бесполезен, не нужен и даже вреден. Левые – программные, метафизические «пораженцы», они всегда стратегически выбирают лишнее, ненужное, вредное, слабое и то, что делает слабее. Левизна – это метафизическая патология.

Речи Удальцова после освобождения снова возвращают к крымскому вопросу – что это было и зачем. И в очередной раз никто не в состоянии назвать – находясь в рамках концепции державного интереса – что мы приобрели, добавив к своей самой большой в мире территории еще сколько-то квадратных километров. В чем государственная выгода? Ни в чем. Её нет. Именно она и отсутствует. Критика «Крыма» наиболее убедительна с точки зрения имперско-государственной идеологии.

А как же «патриотический подъем», вызванный радостью крымской победы? Разве он не самоценность? А так, что, лишенный системного продолжения, он не имеет смысла и обращается в собственную противоположность.

Здесь глубина и об этом следует добавить несколько слов.

Вот чем левая позиция отличается от правой? Левая позиция связана с концепцией силы (власти, успеха, победы) как исключения, антисистемного явления, правая – с концепцией силы как правила, как системы.

Для правого человека сила и самоутверждение – правило, духовная первореальность, отправной пункт, поэтому он не склонен переоценивать значение отдельных эпизодов или личностей, ознаменовавших национальный успех. Правый человек не абсолютизирует конкретные эпизоды самоутверждения или личности, проявившие себя в этих эпизодах. Для него имеет значение только сама тенденция. Любой успех не цель в себе, но звено, ведущее к дальнейшим достижениям: так эмпирически проецируется правый дух власти.

Напротив, субъект, для которого норма и данность – поражение и провал (норма и данность рассматриваются метафизически, то есть не как опыт, а как предусловие опыта), мифологизирует любой эпизод незначительного везения. Эпизод оценивается сам по себе, несистемно, в отрыве от общего правила. Удалось здесь и сейчас урвать кусок – и вот оно счастье, неважно как обстоят дела в целом. Культ «Крыма» свидетельствует о типичном российском коррупционном сознании, о склонности упиваться моментом, игнорируя долгосрочную перспективу. Этот культ увенчивает поведение выскочки из 90-х, случайно дорвавшегося до власти и по большому счету не знающего, что с ней делать, не знающего именно потому что системная власть для него – чуждое, метафизически враждебное состояние.

Левый человек (абстрактный левак, не обязательно конкретный Удальцов) – метафизический неудачник. Поэтому внезапный эпизод «удачи» ударяет ему в голову и окончательно лишает разума. Так левый народ держится за Путина, так Путин держится за Крым. Будущее отчаянно приносится в жертву ненастоящему.
Br

Почему Крым не бутерброд, когда он бутерброд

Носик, хоть он и dolboeb, пишет очень убедительно (а кроме того любит Италию, это всегда плюс). Но я бы поспорил с тем, что Крым не бутерброд. Очень даже бутерброд. Но уже съеденный. Точнее сожранный. И именно поэтому его не так чтобы уж очень просто вернуть назад. Можно, конечно. Но, наверное, лучше пока не стоит. Не следует также ждать, когда он выйдет сам собой. Тоже не решение.

Несмотря на то, что нам самим этот Крым совершенно не нужен и не пошел впрок, Носик прав, утверждая, что не любая Украина заслуживает получить его обратно. Однако успехи украинской государственности в развитии экономики и социальной сферы, достижение ею состояния, в котором получается вести себя вменяемо и ответственно – лишь необходимое, но совершенно не достаточное условие разрешения крымского кризиса. Носик это не оговорил, поэтому нужно его дополнить.

Помимо того, что не любое правительство Украины способно получить такой подарок, как Крым обратно, ещё важнее, что не любое правительство России способно делать такие подарки.

А только очень сильное и очень успешное. Причем успешное не в том смысле, что его главным успехом и было присоединение Крыма.

Любое иное правительство, отдав Крым, к сожалению, тут же отдаст и Богу душу, доставив дальше своим крахом массу осложнений, причем не только России.

Но если у нас появится такое правительство, которое способно отдать Крым и не умереть, и соответствующие результаты его работы в экономике и т. д. будут говорить сами за себя, вместо того, чтобы, как нам привычнее, некий телегерой говорил за них, то другие вопросы вытеснят злосчастный полуостров в повестке дня.

Мне кажется вероятным, что при наличии таких результатов не вокруг Крыма или газа развернётся российско-украинский диалог. Мы вернемся снова в пункт, предшествующий катастрофе 2014 года, только более подготовленными, подправив образ. Тогда возникнут резон и шанс, пожертвовав пешкой, выиграть партию отдав Крым, получить обратно всю Украину (вместе с Крымом, разумеется).

Это будет технически непросто, но возможно. Нас разъединяет общая неуспешность. Неудачники ненавидят друг друга еще сильнее, чем «удачников».

Общие успехи сближают.
Br

Здравствуй, груздь

«Нежелание и неспособность осознавать объективные последствия» упоминает Глеб Павловский в своем тексте о «конце истории системы». Это, конечно, тоже показатель – пессимизм людей, которые когда-то работали в её ядре. А текст Павловского образцово пессимистичен. Автор принципиально не видит никого, «достойного взять власть после», оценивая грядущий провал как только провал, безоговорочное обрушение в непредсказуемость. Не видит никого – то есть не обнаруживает не столько личности, годной к этому, сколько, важнее, партии, группы, слоя, да и отказывает обществу в целом быть достойным менее катастрофического варианта.

Сказанное когда-то: «Чтобы слабые восстали и победили, они должны быть сильными. У нас нет ни одной сильной социальной группы и ни одной социальной группы, которая, опережая другие, претендует стать «сильными» – означает примерно то же самое. Вакуум, постепенно проясняющийся там, где прежде роилось многообразие иллюзий. Отсутствие силы, достаточно правой, чтобы быть правящей, организующей – государственной.

Collapse )
Br

Скажи мне, кто твой друг

Турки стоя восторженно рукоплещут своему нацлидеру, который заявляет с трибуны: если мы их сбили, то они сами виноваты, т. е. сбивали и сбивать будем, пока они не исправятся.

А французский президент-социалист летит в Москву, где встречающая сторона скрежеща зубами признает: «Теракты заставляют Россию и Францию вместе бороться…»

Вот и вся цена «мирового консервативного лидерства», с замахом на каковое оптимистично завершался, если вспомнить, далекий-далекий 2013-й год. Туда же дорога и всевозможным «евразиатским» фантомам. Эрдоган, харизматичный и авторитарный популист-консерватор, брат-близнец, наносит «удар в спину». Пособник гомосеков и педофилов (как и все они там, по версии российского телевидения) Олланд протягивает Кремлю руку сотрудничества, и она, почему-то есть такое ощущение, не будет отвергнута. Грубая ломка шаблонов, которые формировались последние годы. Занюханный европейский социалист, вдруг начинает выясняться в трудную минуту, чуток ближе и консервативнее, чем патентованный азиатский единомышленник. Будет ли это осознано в долгосрочной перспективе?
Br

Путин начал сдавать

Легендарная твердость хозяина Кремля, не желающего сдавать «своих», компенсируется ограниченностью круга тех, кто для него «свой». А воспоминания Латыниной о манере Путина игнорировать запросы снизу уже неактуальны. Гайзера сдали «на потеху толпе» самым тупым и беззастенчивым образом. Достаточно почитать вот эти однообразно слепленные сюжеты: «Преступный Гайзер: любитель дорогих часов и запонок» – официоз, ВГТРК, если что, а «Слава Сыктывкарский» – как бы независимый, но понятливый ресурс. «У главы Коми при обыске нашли коллекцию элитных часов и золотую ручку. По словам следователей, находки свидетельствуют о том, что доходы чиновника значительно превышают его официальную зарплату» – а это ментальная опора трона, самый лояльный, ибо самый народный сайт.

Само собой разумеется, арест лидера партсписка через несколько дней после выборов – это еще и оглушительная оплеуха «Единой России». И окончательная дискредитация идеи «паровозов». Как будто хоть где-то у избирателей есть другие варианты ответов на вопрос, на одну ли зарплату живет их губернатор, и простые ли часы он носит.

Глава Коми, оказывается, возглавлял преступное сообщество. Мы-то думали, правящую партию и региональную власть… А они вон оно что такое, сказали по телевизору… Ну, а наш-то чем лучше? – раскидывают мозгами по всем краям нашей безбрежной родины. Только тем, что очередь ещё не пришла? Все они одинаковы в мнении большинства. Известный архетип левого народного сознания получает сигнал к переводу в состояние максимальной боевой готовности.

А зачем всё это? Совершенно очевидно, что удалось достичь резкого повышения нервозности в правящем слое, причем демонстративность посадки целенаправленно усиливает эффект. Нельзя исключать, что тем самым продолжается «углубление», о котором шла речь в этом тексте. На губернаторов и так навесили слишком, заставляя отдуваться за Крым, за экономический спад и за попсовые «майские указы». Регионы трещат от долговой нагрузки и финансового дефицита, руководящее звено на местах в легкой панике, а тут звену недвусмысленно указывают на место возле параши. И никакой защищенности: будь ты хоть губернатор, хоть школьный учителишка, вытащат за шкирку, до суда осудят, опозорят, ославят. Это толкает на ответную реакцию.

Collapse )
Br

Недалеко ушли

Избирательная кампания 2015 года движется в соответствии с моделью пятилетней давности, которая обрела новую актуальность. Тренд потихоньку прокладывает себе дорогу. «Единая Россия», у которой будто бы открылось «второе дыхание», решила положиться на самодостаточные личности, на клиентские сети местных влиятельных людей. При этом объективно возрастает роль внутрипартийных институтов, даже несмотря на постоянное вмешательство в текущую деятельность первых лиц партийной исполнительной власти из Москвы.

Однако дефицит политсубъектности, обусловленный идеологическим, ценностным и управленческим вакуумом в партийной голове, приводит к тому, что «ЕР» не вполне справляется с миссией упаковки и интеграции региональных «элит» в элиту. Процессы самоорганизации принимают стихийный неполитический, часто и неправовой характер, перехлестывая за края презентуемых партийных форм.

В итоге, например, в Новосибирске прямо на глазах партийного руководства (С. Неверов), и даже с его ведома разворачивается отнюдь не привычное партийное соревнование КПРФ и ЕР. Это кое-что другое: борьба неформальной надпартийной группировки, которая через мэра-коммуниста контролирует и КПРФ, и значительную часть местной структуры «Единой России», с теми, кто не удостен чести входить в состав данного теневого объединения. У Неверова нет никаких вопросов, замечаний или возражений по поводу такого положения дел. Больше того, это происходит с его молчаливого одобрения. В такие моменты различие партии и партийного аппарата становится максимально наглядным. Знатоки темы «бандитского Новосибирска», кстати, могут пересчитать авторитетных выдвиженцев в рядах «ЕР» и около, дружественных коммунистической мэрии, и порассуждать о том, что святое место цементирующего начала неизбежно заполняется связями такого рода вследствие деидеологизации и деполитизации правящей партии.

На этой почве официальная конкуренция КПРФ и ЕР перешла в категорию инсценировок, где, кстати, предыдущее свежее пополнение регистрировалось совсем недавно. То была эпическая оборона Новосибирска от оранжевой революции, сравнимая по напряжению разве что со Сталинградской битвой. Вот Константин Калачев в интервью «Континенту Сибирь» напоминает регионалам высочайшие установки относительно жалкого статуса «непримиримых» в политсистеме: «Вячеслав Володин пытался объяснить и доказать, что оппозиция умышленно идет на скандалы», ведь это всё, что остаётся ей, бедной. Но Калачев был бы еще более прав, если бы вдобавок вспомнил, кто именно услужливо организовывал те самые скандалы, при каждом появлении бомбардируя Навального яйцами, бегая с видеокамерами за сотрудниками его штаба или заказывая им вибраторы. Кто организовывал, тот работал в унисон, подыгрывая оппозиции.

Наигрались? Нет, только вошли во вкус. От имитации борьбы с ПАРНАСом к имитации борьбы с КПРФ на фоне реально продолжающегося подковерного неофициального и внеполитического столкновения отдельных групп влияния: таковы пока скромные достижения «команды власти» на пути собственного развития в этом избирательном цикле. Вероятно, не только в Новосибирске. В целом всё по-прежнему висит на Том Самом больше, чем человеке. Усилия системно модернизировать внесистемный режим принципата ограниченно успешны. Да в общем-то это и неудивительно.

Опять, но на новый лад, выборы оказываются без выбора. У партии, лишенной идеологии (чья идеология состоит, напомним, в утверждении «Путин всегда прав»), принципиально нет и не может быть политических соперников, даже если это «нет» искусственного происхождения. Без соперников недостаёт стимула к развитию, которым являются конкуренция и выборы. Внутрипартийная конкуренция, о которой шла речь пять лет назад, в этих условиях также не способна выполнить функцию движка. Пока люди не разрешают себе публично политически мыслить, они не могут заниматься политикой. Сейчас отказ от этого права служит входным билетом в имитационно-аполитичную мэйнстримную среду. Сидя на обочине, можешь рассуждать, сколько угодно и почти как угодно. Претендуешь участвовать во власти – выброси это из головы.

Впрочем, нарастает ощущение, что посткризисная и поствоенная ситуация 2008 – 2010 годов может продублироваться. Вот ведь и Медведев как-то активизировался последнее время, даже заполучил давно вожделенную голову верховного антиконсьюмериста, демонстрирует телесную близость вождю вплоть до того, что публично завтракает с ним. Если наблюдение верное, то, надо полагать, жизнь призовет додумать и договорить отдельные мысли и разговоры 2010 года. Если не сейчас, то это случится через какой-то срок – воз всё там же.
Br

Прививка от ревизора

Гоголевские ассоциации, которые вызывает Навальный в Новосибирске, отмечены не только мной.

«И что после этого должны думать в российских регионах про Навального, его эмиссаров и гастролеров? «А пес их знает, кто за ними на самом деле стоит». Это сродни страху гоголевского городничего перед чиновником, приехавшим из Петербурга инкогнито и с секретным предписанием. Неудивительно, что был велик соблазн поскорее отделаться от ПАРНАСа, а то «как бы чего не вышло». А вышло-то как раз некрасиво. Могла выйти чистая победа правящих сил, а вышел акт мелкой политической клептомании», пишет Игорь Караулов в «Известиях».

Да и не у одного меня, наверное, WhatsApp стабильно выдаёт «Начальный» вместо «Навальный». Неспроста Глобальный Корректор букву меняет!

И всё-таки новосибирская потребность в ревизоре вряд ли на данный момент удовлетворена. В течение августа в городе предполагается визит Самого-Самого, которого уже ни с кем не спутаешь, Единственного и Незаменимого. В ожидании этого события региональная элита занялась самокритикой, пошел процесс разбора «кто виноват» (при участии leteha). Очередь на выход сформирована, впрочем, можно подумать и о том, что после подобных публикаций кого-нибудь уволить – значит действительно признать ответственность региональных чиновников за сбор и проверку чьих-то подписей, а разве такое возможно? Хорошая прививка с целью создания иммунитета.