Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Sk

Август. Метаморфозы

название или описание

И надо иметь в виду, что… Почти всё то время, пока на средиземноморском острове глава римского мира, применяя орудия познания и дознания, допытывался до новой истины, потеряв старую, и стремился преодолеть раскол, который он обнаруживал в себе и повсеместно, на другом конце империи бродил, окруженный учениками, некий проповедник.

Collapse )
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…
Br

Приложение зависло



У нас, да и не только у нас одна из основных проблем – то, что я назвал «недоделанностью, потому что недодуманностью». Застреваем на тёпленькой середине, не решаясь назвать вещи своими именами или извлечь следствия из уже сказанного. Тормозим на следующем шаге. Что делает предыдущий бессмысленным.

Вот захватили Крым. Ну и что дальше? Ничего. Вот приехал Путин приложиться к ларцу с костью святого. И что дальше? Ничего. А у всего живого есть продолжение. И у святого оно должно быть.

Но в окружении царя нет того, кто его надоумил бы, приложившись, дальше совершить какой-нибудь христианский поступок. В царстве-то его, и он это отлично знает, много нелепого и напрасного зверства. Ну так взял бы, да символически уменьшил объем.

Collapse )
Br

Любите их

Часто цитируются слова Иоанна Златоуста: «Бог не создал всех равными, одинаково умными, прекрасными, богатыми, сильными потому, что не осталось бы тогда на земле места для любви. Любовь же покрывает все недостающее: ты богат, другой беден - люби его, и Любовь восполнит его скудость. Ты умен, образован, а другой неумен, невежествен - люби его, и Любовь заставит тебя дать ему знание. Таким образом при неравенстве природном получается круговое восполнение любовью - где любовь, там и полнота». (Вот, напрмер.)

А как насчет любви бедного к богатому (неумного к умному, слабого к сильному и т. д.)? Почему речь не идёт о ней? Ведь православие не Бога учит любить человека, а наоборот, это в первую очередь любовь человека к тому, кто его во всем превосходит. Тем не менее святитель достаточно определенно расставляет акценты, выделяя то, что считает нужным выделить. По какой причине?
Br

Тирания и справедливость

«Две истории не оставляют меня практически всю взрослую жизнь, начиная с института. Стенфордский тюремный эксперимент - раз, и эксперимент Милгрэма из Йельского университета по подчинению авторитету – два».

Всё, что доказывают эти эксперименты, это то, что человек – хороший актер: он способен выбирать роли и сущности, откликаясь на интересные предложения. В частности, он любит делать добро, но точно так же любит делать и зло. Как гласило полное глубокого удовлетворения признание Суллы, гордящегося своим счастьем: «Никто не сделал больше добра своим друзьям, и зла своим врагам, чем я». Это и есть счастье в восприятии знатного римлянина – полнота жизни – полнота осуществления возможностей.

Если бы те же профессора взяли тех же испытуемых и предложили им игру в благотворительность, они с удовольствием развлекались бы, творя добро. Какую из ролей считать «естественной», какую нет – исключительно вопрос произвола интерпретации и произвола экспериментатора. Древние хорошо понимали, что «естественны» обе. Но, что интересно, экспериментировали, выводя людей на чистую воду, чаще в направлении, обратном стэнфордско-йельскому.

Какими были настроения уважаемых афинских граждан времен расцвета демократии, которых платоновский Сократ успешно провоцирует на разговоры о благе и справедливости?

Collapse )
Br

СССК

Страну нашу конечно же необходимо переименовать. Или точнее: надо назвать её правильно. И строй общественный должен горделиво самовыражаться в этом названии. Со строем та же недоработка, что и со сраной. Ну что еще за суверенная демократия? Ну что это такое? Бирюлька для незрелых, нетвердых умов. Для тех, кого недостаточно постигла глубина нашей цивилизационной идентичности. Что-то в этом жутко оппортунистическое, половинчатое, двусмысленное, какова и любая агитпроповская заготовка. Демократия – термин скомпрометированный. Откуда он? Стырили из багажа евроатлантистов. А зачем? Не надо нам этого. Своё у нас всё должно быть, не импортное.

Итак, вот правильное название нашей великой державы, стремящейся затмить славу СССР: СССК.

Первое слово – очевидно, Святая. Ну а как же иначе? Святая она, завсегда была, есть и будет. Святая forever. Дальше столь же очевидно Суверенная.

А потом идёт суть нашей идентичности, то самое, что именно тут у нас святое и суверенное: Следственная Комитетия. Нисколько не хуже привычного «Советского Союза», поэтому не будем стесняться полета мысли.

Как и любезная сердцу Джамахирия, то вовсе вам не Демократия. Верховный орган – та самая вертикаль, на которой всё вертится – у нас известно какой… а если неизвестно, посмотрите новости… или спросите Маркина, он всё знает. И подумаешь, вел Гайзер к победе на региональных выборах «Единую Россию», возглавляя список, и неделю назад 58 % голосов одобрения и поддержки получил. А Маркин считает, что народ поддержал жулика и вора. Так этот народ ещё много кого и чего поддержать успел. И что теперь отсюда следует? Кто в стране Маркина жулик, кто вор, и кто просто дурак? Требуется переосмысление ключевых понятий.

Да, народ, конечно, но не «демос» какой-нибудь праздношатающийся: народ, суверенно представленный и истолкованный Следственным Комитетом. Вот наш стержень, вот наше всё. Такая формулировка идентичности отражает ее наднациональный, имперский, понимаешь, характер. И не зря уже трактует Маркин любые вопросы внешней и внутренней политики, например, тонко комментирует ситуацию на Украине или свежие назначения в Пентагоне. Пусть все твари на земле дрожат в то время как он право имеет.

У Навального, к примеру, никаких прав утверждать, что дважды два четыре, а уголь черный – мы не дадим госдепу очернить полезность наших ископаемых и не поддадимся на гнусные инсинуации.

Мы пойдем туда же, но своим путем. С суверенным СК, который потрудился нейтрализовать конкурента, но способен на большее.
Br

Разговорчики в струю

Итак, победоносная гражданская война, маленькая и с прохладцей. Это то, что мы успешно имеем сегодня по поводу и без повода, подвернётся ли новосибирская опера или удобная цель на мосту. С прохладцей – включая те самые апостольские смыслы на тему никчемности не горячего и не холодного.

Утверждается, что православный люд возмутило кощунство, которое состояло в неканоническом изображении Бога. Мне же думается, что если бы они и впрямь имели решимость возмутиться богохульством, то отправились бы, например, штурмовать школы, требуя запретить преподавать там физику, астрономию и биологию. Где неканоничность доводится до значительно более дальних пределов, умаляя библейское величие Божие вплоть до его несуществования. Но ведь не отправляются... Какие осмотрительные, трезвые и рассудительные у нас православные радикалы! Горячие, но не настолько. Снявши голову, плачут исключительно и избирательно по театральным афишкам.

Самая большая и печальная глупость – писать по поводу последних тенденций нечто вроде: «То, что происходит в России, можно назвать тотальной консервативной революцией, случившейся параллельно в самых разных сегментах общества». Но ведь пишут. Подыгрывают.

Нижеследующий пассаж из газеты для электората славно передает карнавальный дух победного «молитвенного стояния» перед оперным театром в минувшее воскресенье:

«Противостояние "Тангейзеру" стало чуть ли не национальной идеей в Новосибирске… Потушить "пламя инквизиторских костров", как шутят над акциями протеста сторонники "Тангейзера", взялся Министр культуры России Владимир Мединский. Сразу после митинга стало известно, что он уволил директора Новосибирского оперного Бориса Мездрича. В общем, дошла молитва до верхов».

Какие верхи, такая и молитва.
Br

Маленькая победоносная гражданская война

Разумеется, укрощение Тангейзера в Новосибирске не имеет отношения ни к борьбе за дело или тело Христово, ни к охране гражданского мира посредством пресечения оскорблений чувств – верующих неверующими или неверующих верующими. По итогам истории и принятых решений (замена шила на мыло честного еврея-кощунника Мездрича на православного еврея с кучей уголовных дел Кехмана) гражданского мира становится не больше, а меньше, чем было до – и совершенно сознательно.

Историю целенаправленно раскручивали сверху в рамках тех самых установок, о которых только что шла речь. В условиях, когда внешний враг не по зубам, надо демонстративно одолевать внутреннего, предварительно где-то креативно его изыскав. Думаю, что некая политтехнологическая группа при АП на всякий случай заранее намечает подобные мероприятия. Согласно графику в первом квартале 2015 г. запланировано богохульство (отв. – т. Мединский, к такому-то числу представить сценарий) и последующее подавление оного (отв. – он же плюс душевные кураторы из других ведомств). Самой группе заказчиков совершенно наплевать на Христа, православие, нравственность, верующих, оперу и проч., просто они, работая в определенной парадигме, решили, что так будет полезнее… во-первых, для парадигмы, ну и, во-вторых, если получится, для общественного строя.

В отличие от многих пишущих по теме побывав на премьере скандального спектакля, засвидетельствую, что высосанность всего последующего из чьего-то указующего пальца элементарно очевидна. Обе стороны «конфликта» стоят друг друга и разыгрывают единое действо. Официальные авторы художественной находки, которая сводилась к применению слишком простого способа прослыть талантливыми и выдающимися – методом хиленькой провокации, и те, кто напряглись воспринять всё «всерьез», одного поля ягоды. И вот кто уж тут совершенно лишний и крайний на этом карнавале, так это, извиняюсь, «истинный глава Церкви».

Новосибирский оперный театр представил спектакль о спектакле: согласно постановке Христос в гостях у Венеры – не что иное, как сюжет фильма, который снимает негодник-режиссер, кстати, поплатившийся за свое безобразие безумием, т. е. кощунство уже наказано по ходу пьесы. Но оказалось слишком удобно, чтобы этого показалось мало.

Реальная церковь с серьезным видом ринулась побеждать дважды бутафорское «кощунство» на сцене. Победила врага Христа… нарисованного на стене. И что? Ну ведь понятно, что вместе с занавесом повисает звенящая тишина: тишина ожидания сопоставимых успехов в сражении с ним, с Врагом, в жизни. Да неужто в Сибири всех антихристианских мерзостей, которые попали в поле зрения митрополита и показались ему достойными его духовной мощи и пастырской заботы – это двойная инсценировка, картинка в картинке? Актерский розыгрыш мерзостей и сами мерзости, которыми для настоящего христианского-то взгляда перегружено все вокруг – не совсем равные величины. Архиепископ Новосибирский как истинный подвижник выбирает ту, которая… потяжелее?

Перед нами анекдот. Игра, фарс, водевиль, продолжение – см. выше – постановки, частью которой является спектакль о спектакле и последующий спектакль борьбы со спектаклем в спектакле. Это – постмодернизм третьего или четвертого порядка. Шедевр!

Браво всем участникам зрелища!

А режиссеру и сценаристам – порицание. Причины уже неоднократно назывались.

Впрочем, ведь и они тоже – лишь участники.
Br

Ищем смысл

«Нельзя застрять в 21-ом веке в духовных скрепах и в православии - это невозможно. Мы живем в 21-ом веке, и мы должны стремиться к либеральным ценностям, потому что прогресс невозможно остановить. А Россия искусственным способом останавливает прогресс, поэтому она плохо кончит. И я искренне надеюсь на то, что Россия рухнет, и на нашей памяти эта страшная страна канет в тартарары. Логика исторического процесса всегда говорит о том, что империя обречена».

Источник: http://censor.net.ua/r320731

Правоты, ради которой стоит проливать кровь, нет ни за одной из сторон. Вот эти «льзя» и «нельзя» в устах конкретного хохляцкого политика-хозяйственника смешны, даже анекдотичны. Это тезисы для университетской дискуссии, а не для подворотни, где обитает ныне «конкретная» российско-украинская политика.

Ну и понятно же, что обосновывать решения – которые важны настолько, что стоят крови – ссылками на наше декоративно-прикладное православие и такие же «скрепы» (каковые воспринимают в России всерьез только либеральные публицисты и их верные читатели), можно исключительно из крайней глупости или для отвода глаз. Не надо усложнять и путать сцену с реальностью. Оппоненты, которые выдают подобные признания, с готовностью участвуют в словесных играх, показывают тем самым, что у них и самих в голове ничего нет. Не надо искать там даже «либерализм», если только не обозначать этим термином умственную пустоту.

C другой стороны дело обстоит не лучше. Украинские коллеги кремлевских воителей охотно поддерживают миф об идеологической ангажированности – их и своей. Но незаметно, чтобы путинская власть выступала от имени ценностной и политической программы – выходящей за рамки бытовых настроений и дежурного трёпа – которая придавала бы ей историческую правоту в конфликте с Украиной или с Западом.

«Строители империи» могли бы с большей пользой озаботиться наведением порядка внутри страны, нежели борьбой за него сразу во всем мире. Внешний порядок как продолжение внутреннего более правдоподобен. Если империя – цель, то мы слишком часто роняем ее величие в грязь, не выходя за свои пределы. Не империя в голове у воришек, которые набивают карманы под видом госслужбы, а что-то совсем другое. И если уж строить империю, то начинать надо, пристальнее рассмотрев этот феномен. А это – вопрос о качестве госаппарата и в целом правящего слоя, при Володине окончательно сброшенный с повестки дня в лужу популистской риторики.

Впрочем, надо иметь в виду, что мы строим не «просто» империю, но сразу «империю времени упадка», в её деградационной цезаристской форме, оперируя классическими марианскими слоганами левого «народного трибуната» и левой диктатуры. Наше послание миру, следовательно, могло бы состоять в передаче магического знания: «всё держится на Путине». Наша политическая идея в этом её аспекте предписывает всеобщую аполитичность и исполнительность, тотальное безвластие с концентрацией властных и политических прерогатив в исключающей правила персоне. Знание о том, что за вычетом Путина мы – никто и звать нас никак (сокращенно – «русские» на языке патриотов данного сорта), конечно, очень ценное, с точки зрения Иванова и Володина, но, положа руку на сердце, вряд ли оно заслуживает того, чтобы приносить жертвы и продвигать его по миру, обращая в так понятую «русскость» всё, что движется или плохо лежит.

В чем ещё может заключаться положительный смысл нашей великолепной внешней политики? Если мы в стиле крестоносцев порешили нести народам православие, то давайте прежде для начала как следует воцерковимся и уверуем сами. Публично провозгласим связь церкви и государства, институциализируем верховную власть в Кремле как не просто данную от Бога, но и возводящую себя к нему. То есть давайте скажем А, Б, В перед тем, как сразу и решительно продвигаться в направлении Г. Поговорив же с самими собой, далее, кстати, устремим свой воинственный пыл куда-нибудь в более подобающую местность, в сравнении с православной же страной. Пожалуйста, есть где разгуляться удали молодецкой на Кавказе, в Средней Азии, ну, в конце концов, в Прибалтике.

Да и русских защищать там всюду намного логичнее.

Продолжение.