Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Br

Методом перебора

>Гхм...перебор... – это мнение по поводу предыдущего текста.

Может и так.

Но скажи кто-нибудь в 2008 году, что в 2014-м мы будем практически воевать с Украиной, тоже перебором бы показалось. Даже в 2012 в это бы никто не поверил. А диагноз: по наклонной плоскости с ускорением никто не отменял.

Новая война сейчас нужна, вот что я вижу.

Позарез нужна. Дабы приподнять опавшее государево достоинство ещё года на 4-5. Крым уже потрачен.

Отчаянно ищутся поводы. И страшно, и хочется.

И даже промежуточные результаты любого осложнения ближневосточной обстановки пользительны: цена на нефть растёт, бюджет богатеет.

А наполнение бюджета – это сейчас вопрос чрезвычайной важности, иначе выражаясь: государственной безопасности. Кто у нас решал задачу изготовления атомной бонбы, когда понадобилось, какая служба? Ага, вот та самая. А сейчас для РФ оптимизация цены барреля почти что ещё нужнее, ещё спасительнее. И какие тут средства не хороши?

Али мы уже за ценой постоим?
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…
Br

Дали Тиллерсона

Как уже отмечалось, предпосылки к дружбе Сечина-Путина с Тиллерсоном достаточно глубоки. Есть у них общее: трудно ведь отрицать, что «Сечин, продвигающий своё детище, хрестоматийно построенное на костях конкурента, демонстрирует рвение и хватку Рокфеллера».

Это даже, более того, Рокфеллер, революционно прибирающий власть в государстве. Победителя, однако, подстерегает опасность по дороге набраться «Чавеса» и в самый момент торжества сменить пол идентичность – превратиться из «титана» в унылого советского хозяйственника. И тут уж ему самому решать, оправдывает ли средства такая славная цель. Леонтьев в трактовке этой истории явно не советчик. Спасительный Тиллерсон зато весьма кстати.

«Вассалитет» как раз и должен помочь вылечиться от шизофрении: определиться и сделать выбор между одновременно сидящими в голове «Чавесом» и «Рокфеллером». «Хозяйственник» – это результат попытки соединения несовместимого с последующей лоботомией: то, что останется, если американского миллиардера разбавить венесуэльским народным трибуном и убрать всё, что выпадет в осадок. «Тиллерсон» же зовёт, кажется, куда-то в другие дали.
Br

Планов громадьё

«Вообще я считаю, что К-25 и Изборцам нужно налаживать контакт и провести какую-то совместную дискуссию. Заявленная цель у обоих сообществ одна и та же. Противодействие разрушению и оккупации России. Изборцы ориентируются на охранительный сценарий. К-25 на ситуацию, когда охранительный сценарий будет сломан» – это Холмогоров.

«Изборский клуб, КМ 25, ну и скажем какой-нибудь Валдайский клуб, а также все что в пространстве между ними, это обозначение неких рамок патриотического консенсуса именно граждан страны. Вне этих рамок именно то что можно открыто называть врагами страны и народа» – а это горячий сторонник.

>«Заявленная цель у обоих сообществ одна и та же. Противодействие разрушению и оккупации России»

Объединение - это всегда хорошо. Но предтерминальная постановка цели смотрится выдумкой не от большого ума. Жаль, что кроме "как бы нам не сдохнуть" ничего достойного в качестве повода объединиться не найдено. Любое объединение радует, только не объединение доходяг. Недостаёт позитивной повестки. Предъявляется такая же подмена внутреннего внешним, как в кремлевской пропаганде. А проблему ведь на самом деле образуют не враги России (их у неё не больше и не меньше, чем у любой другой страны). Проблема - то, что делает страну слабой. А слабой ее делает не Гозман. И даже не Путин! (То всё симптомы, симптомы...) Слабость вообще не поддаётся персонификации, к разочарованию множества мечтающих принести в жертву козла. Вопить о врагах и предлагать запереть Россию в бокс, словно тяжело больного с пораженным иммунитетом, само по себе никаким образом не лечит. Нужны диагноз и способность противопоставить болезни здоровье. А если половина целителей из консилиума сами носители диагноза, но не замечают этого, то их заботами вряд ли пациент поправится.

>«Изборцы ориентируются на охранительный сценарий. К-25 на ситуацию, когда охранительный сценарий будет сломан».

- Изборцы, изборцы, вы, охранители, что делаете, чтобы защитить строй и режим от страшных угроз? У вас есть план?

- Конечно, у нас есть план, как защитить строй. Наш охренительный план в том, что мы защищаем строй, чтобы его защитить. Сущность охранительства в этом и заключается – любой другой план уже не так охранителен. А у вас, мужественные члены комитета-25, какой план?

- Мы дождемся, когда вы развалите Россию, и будем её защищать.

- Но как вы будете это делать?

- Мы будем защищать её, объединившись вокруг того, что нас всех объединяет. А нас ничего не объединяет, кроме желания защитить Россию. Поэтому мы будем защищать её, защищая её. В этом суть нашего хитроумного плана, как ее защитить.
Br

Мы дома

По поводу Евтушенкова. Логика «возвращения к внутренней политике» заработала. И это не имперская внутренняя политика консолидации («правоконсервативная программа» из текста «Пять вариантов»), а стратегия конфликтности, производства во враги по принципу «разделяй и садись между стульев». Внешний враг, оказавшись не совсем по зубам, послал к внутреннему.

Путину, я думаю, положили на стол готовые дела на 5-6 персон. Посозерцав список, он ткнул пальцем в фамилию Евтушенкова… как самого равноудаленного. Ничего личного: нужны громкие обвинения, посадки, борьба «шестой колонны» с «пятой» (настаиваю на своей версии термина, а не дугинской, а также полагаю, что Дугина с его «антиолигархической» риторикой как раз и несет «морально возглавить» «восстание шестых»).

Как уже говорилось («Консервная банка для лидера»), «креаклами больше никого не напугаешь и, как следствие, не мобилизуешь, «мальчик для битья» во главе правительства стал рутиной, борьба с коррупцией чревата неприятностями и предполагает более высокую степень твердости власти, которую еще надо где-то как-то обосновать. Ну вот и», будем считать, что временнно обосновали. Прививка доптвердости состоялась, стартовый капитал для дальнейших изысков обретен в Донбассе. Пока он не обесценился, нужно срочно пустить его в дело. Дело Евтушенкова перспективнее, чем дело Сердюкова. Но именно поэтому превратности судьбы принципата стучатся в двери («Как вылечить Путина от язвы» и последующие тексты).
Br

Как вылечить Путина от язвы

Революция вытекает из способа апологии режима. Трудно найти хоть одного заядло-штатного путиниста, который поддерживал бы вождя со всеми его потрохами. С потрохами – это значит: вместе со свитой, с «командой», с теми, кто при нём в силе. Общим местом публичной лояльности служит искусственно-насильственное противопоставление: Путин отдельно, лица из дальнего и ближнего окружения как бы сами по себе. Первый вне серьезной критики, вторые никуда не годны: постоянно предают, подставляют, гадят, вступили в заговор с врагом (Медведев), ну и, конечно, назло шефу демонстративно воруют. И чем прекраснее воображаемый кумир, надежда и опора России, мускулистый оплот всего хорошего против всего плохого, тем мерзее его присные. Фактически, апологеты призывают выпотрошить вождя, утверждая, что вот такой-то, избавленный от желудочно-кишечного тракта, он был бы гораздо лучше. Рекомендации сделать харакири, чтобы исцелить многочисленные язвы (коррупции и т. д.), звучат от них в его адрес беспрестанно. Здесь можно насладиться очередной из них.

Эта старинная тема противопоставления царя боярам, игнорирующая ту разницу, что бояре-то нынче не Рюриковичи, как и сам царь, а сплошь Владимировичи, вдохновляет стратегию удержания страны под иллюзией контроля. Она представляет собой не просто риторический приём, но в полной мере соответствует правящей в России цезаропопулистской конструкции левого вырождения власти («император-трибун, защитник народа от высокомерия знати»). С течением времени радикальность этой конструкции должна возрастать, как то происходило в период эволюции императорского режима в Риме от Августа к Калигуле и Нерону. Неуправляемая алчность аппарата управления, который стремится красть всё больше, ведёт к сокращению экономической способности компенсировать паразитические инстинкты толпы, что стимулирует рост недовольства. Его надо гасить, и в условиях, когда карта услужливо-бестолковой оппозиции отыграна, в ход должно пойти средство из главного аресенала. А это именно инструмент для вспарывания (себе) живота. У исторически известных народных принцепсов в большинстве своём довольно грустная судьба.

Противоречие между головой и «прочим» внутри тела царящего безвластия будет усугубляться. «Элита» не сможет равнодушно наблюдать даже виртуальную траекторию развития событий, в конечном пункте которой ей предстоит ритуальное кровопускание. Она будет не только опережающе воровать, но и опережающе огрызаться. Успеть сдать быстрее, чем тебя сдадут – этот аппаратный инстинкт работает против Путина. Заядлые путинисты своей воинственной трескотней на публику содействуют его активизации, вселяя тревогу в тех, кого тревожить нецелесообразно. Но что им ещё остаётся?
Br

Возвращение к другому пути

Брейвик, говоря о «мультикультурализме», вынужден как-то объяснить себе и миру, откуда взялось это явление. Он возводит его к феномену левого самоотрицания «традиционной Европы». Скептицизм, с которым местные противники «мультикульти», комментируя его заявление в суде, встречают эту мысль, заслуживает интереса:

«Насчет мультикульти - сильно, а вот насчет засилья левых и марксистов вообще - ерунда редкая»;

«Да ну глупость какую-то Брейвик нес. Все НАТО собрание марксистов, ага».

Ну, конечно, пишущим это виднее: о НАТО они знают настолько же больше Брейвика, насколько абориген понимает божество своего карго-культа лучше, чем летчики и техники каргосамолет.

За этим знанием скрывается совсем иная концепция врага. Одно дело – предложить Европе найти его (вообще любую проблему) в себе, на дне самой себя. Таков типичный европейский путь искания себя в мире и мира в себе. Другое – определить врага «где-то там», вовне. На этом пути преобладает внешняя, внеидеологическая, политико-конспирологическая манихейская концепция «зла». Враг – к примеру, глобализм мирового финансового капитала, таинственная сила, контролирующая транснациональные корпорации. Или в другой, локализованной версии – «советское», которое взялось неизвестно откуда, чтобы угнетать «национальное». (Существуют теоретики, персонально ответственные за процедуру локализации.)

Брейвик стрелял именно в болезнь, которую видел через симптом, хотя его идеология оставалась антисимптоматичной (то есть, продолжая условные аналогии, она попадает в разряд «аспирина», но не антибиотиков или средств, укрепляющих иммунитет). Однако Брейвик, по крайней мере, видел болезнь как болезнь, как патологическое состояние изначально здорового организма. Мышление других вообще вне причинно-следственной логики, связующей, различая, сущность и явление. Загадочная чуждая сущность пришпандоривается ими к явлению в рамках анимизма современного типа – как нечто одушевленное, но бесконечно внешнее, потустороннее.

После чего в торжественном обете «Мы пойдём другим путём» нельзя не заметить двусмысленность. Этот другой путь может оказаться очень окольным, чуть ли не круговым, и состоять во внеисторическом блуждании вокруг да около удалённой сути проблемы, каким, кстати, и был «тот самый» «другой путь» «советскости», начавшийся много лет назад, чтобы никогда не закончиться. Но, разумеется, эти сомнения – лишь обычное злопыхательство, потому как уж если и Константин Крылов сказал «пойдём», то, значит, идущие по-другому точно не заблудятся.
Br

Брейвик и его монолог

Брейвик и его монолог, мягко подхваченный Крыловым: сочетание практической радикальности с идеологической ограниченностью. Отрицание левого через критику одного из многочисленных следствий (размывание национальной идентичности) неэффективно. Лечить надо болезнь, а не симптомы. Максимально общее понимание «левого», позволяющее преодолеть это искушение, содержится в рамках «генерализованной» правой идеи.

По-настоящему «убойная» критика левого, основанная на ней – здесь:

http://rightview.livejournal.com/62853.html

http://rightview.livejournal.com/61665.html