Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Br

Зачем усложнять, если всё так просто?

– Зачем украинцам было сбивать Боинг?

– А чтобы скомпрометировать Россию и повстанцев.

– А перед кем их надо было компрометировать и зачем, если вокруг и так все враги?

– Есть же колеблющиеся. Европе невыгодно враждовать с Путиным.

– Те, кто колеблются – это люди с возможностями, влиянием и интересами? Если бы это было не так, наверно, не стоило бы затевать всю эту операцию, чтобы повлиять на их позицию?

– Конечно, европейские серьезные бизнесмены вопреки давлению США хотят работать в РФ и с РФ.

– Если это люди с возможностями, то их будет трудно обмануть, подсунув им липовые доказательства, что самолет сбила Россия?

– Разумеется.

– Эти люди согласятся с тем, что правоохранительная система на их собственной территории выстроит обвинение в таком важном и денежном для них вопросе на липовых доказательствах?

– Они не согласятся.

– Они будут протестовать, спонсировать адвокатов и журналистов, которые выявят липу?

– Нет, потому что они знают, что всё уже решено.

– Если всё уже решено, то есть антироссийские силы заведомо мощнее и влиятельнее, зачем украинцам сбивать самолет? Если антироссийские силы мощнее и влиятельнее настолько, чтобы фабриковать решения судов, что им мешает в любой момент принять любые антироссийские решения и не тратить время на эту волокиту с самолетом, украинцами, расследованиями и проч. Ведь если есть желание, предлог всегда найдется. Далеко ходить не надо. Так зачем же украинцы сбили самолет?
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…
Br

Страна вежливых людей

Читаю гневно порицающих Серебрякова и думаю: интересно, а им что-нибудь известно, какое положение в стране, в её экономике, занимают т. н. силовики? И если порицающие что-нибудь слышали об этом, то как, любопытно было бы узнать, они объясняют такой неожиданный феномен? За счет каких качеств люди в погонах у нас приобрели настолько влиятельные позиции в бизнесе? Возможный вариант ответа напрашивается: естественно, благодаря исключительно своей вежливости.

Понятно, что РФ страна вежливых людей, а не насильников и хамов. Хамство сосредоточилось в интернете. Мы тут разражаемся и разряжаемся, зато в жизни – сама деликатность.

И кое-что хотелось бы добавить, исходя из выдвинутой здесь теории, о природе насилия, которым проникнуто всё в нашей силовой экономике и левой силовой стране. Как уже говорилось, в левом обществе, где правит дух слабости и где поэтому отсутствуют (правая) культура и одухотворение силы, проявления силы ограничиваются её примитивным или самоотрицающим пониманием и непрерывно редуцируются к непосредственности телесного физического действия. Они программно редуцируются туда, вниз, с любой случайно занятой высоты (ну, например, вчера ты был Маршал Советского Союза, а сегодня тебе напомнили, что такое Советский Союз и ты с выбитыми зубами валяешься в камере, а пацаны в форме НКВД справляют на тебя свою социальную нужду). Уровень принципиально отрицаемой левым обществом идеи силы остаётся на нуле, у стартовой отметки, что соответствует неразвитым социальным формам. Именно поэтому тут будут рулить накачанные спортсмены, бандюки, кавказцы и менты. (Чекисты давно перестали отличаться от ментов. Они просто «другие менты», «еще одни менты».)

Правые режимы если и опираются на силовиков, то на армию – организованную силу высокого порядка – играющую роль центральной и наиболее авторитетной системной структуры. Левые режимы предпочитают явную и секретную полицию. Потому что ведь что такое полиция? Её уровень в иерархии силы обозначается примитивным физическим воздействием. С точки зрения метафизики полиция – это когда три отважных мужественных человека избивают одного в наручниках. Кулак, электрошокер и дубинка или аналогичные пыточные приспособления (например уголовники в камере) определяют шкалу её возможностей.

Указанное различие, кстати, отделяет Путина от только что обсуждавшегося здесь Августа. Реальной основой власти императора были легионы. Современный отечественный цезарь представляет службу, одно из назначений которой всегда состояло в том, чтобы, действуя с тылу, обеспечивать покорность армии – подозрительной и сущностно чуждой кадровой военной среды.

Левая страна не может быть никакой иной, кроме как бандитско-полицейской и хамско-насильственной. С примитивно-матерной подлинной лексикой власти, которая фигово прикрывается трёпом такого же опустившегося кисельно-соловьиного агитпропа.
Br

Такие люди…

Вот и предъявили нам дружески из-за океана образец системности: двести десять исключительных личностей грубо подогнали под банальное правило.

Латынина негодует (в «Новой газете»), а зря: нет на Западе ни у кого времени и желания копаться с российскими злосчастностями. Под каток и всё. Что Титов, что Сечин, что Дворкович, что Бортников, что Абызов, что Рогозин. И даже бедного Романа загребли: какая жестокость! И Прохоров не остался в стороне. Но Чубайс, Волошин, Якунин старший и Борис Грызлов благополучно улизнули. Уберёгся глава еще одной, и не самой последней, госкомпании, известной тремя влиятельными миноритарными акционерами.

Интересно отметить, что главного владыки, то есть самого Путина в списке нет (хотя он не более и не менее официальное лицо, чем премьер). Это наводит…

Шефа пронесло, но кремлевские криптобашни обломайнились. Минёры лежат вповалку на общей куче щебня, глубоко удовлетворённые – не вхолостую трудились, подкопы достигли цели. Каждая сторона счастлива, что утянула за собой другую – которую перед тем щедро отстраивала от себя, муруя в неё свои легенды и тайны.

Что ж они будут делать, когда пыль осядет, а пока узревая антагонистов в клубах носом к рылу? «Строительство мостов» отныне в моде.
Br

От фанфар к фанфаронству

«Первый канал покажет фильм режиссера Оливера Стоуна о президенте России Владимире Путине 19–22 июня. Об этом «Газете.Ru» сообщила глава дирекции общественных связей и интернет-вещания Первого канала Лариса Крымова. Четырехсерийный фильм под названием «Путин» будет транслироваться в 21.30 мск.» (источник)

Это какой уже по счету фильм о Путине, который нам показывают в промежутках, когда не показывают Путина? Вроде только совсем недавно всей страной смотрели и обсуждали творчество Соловьева. И опять. Зачем? К чему? Что-то новое? Снова Крым взяли и надо срочно напомнить, кто самолично руководил войсками, которых там не было? Или одолело острое желание еще раз поделиться новостями о кошмарах жизни в 90-е годы, откуда вождь вывел нас строем, на счастье, слепых котят?

Эрнст точно согласовал свою покупку с Кремлем. Вот и повисает в воздухе риторический вопрос: сколько же можно публично любить себя, любимого? Перебор – чувство меры отказывает. Темпы роста нарциссизма заметно опережают динамику ВВП, брежневско-ельцинские элементы в поведении усиливаются. Только что отзвездил на ПМЭФ, с которого никто не запомнил ничего, кроме перлов хохмящего лидера. И сразу продолжение. Растянули процесс: каждый день мы получаем из анонсов эпопеи Стоуна по порции Путина на завтрак.

Именно сейчас, когда стало понятно, что несколько лет протоптались на месте, занимаясь всякой ерундой, худшее, что можно придумать – это вообразить себя Александром Македонским Матросовым и ринуться словно на амбразуру затыкать собой дыру, которая разверзается всем на обозрение. Скорее-скорее, пока никто её не заметил.

Видимо, кто-то из ближних нашептал, шевеля усами, что период наполеоновских войн и побед закончен, наступает мирный этап, переходим, так сказать, от фанфар к фанфаронству. «Вас должно быть больше, Владимир Владимирович. Вы даже сами не понимете, как это ему нужно, народу. Позарез нужно, Владимир Владимирович, он очень Вас хочет» – уверили царя, а он и не против.

Героический главком оседает в разряд медиазвезд, где маяком по дальнейшему курсу служит образ политического мега-Киркорова. Еще через два года фильм будет уже восьмисерийным, а к 2021 г. снимут документальное кинополотно, коротенько в 16 сериях рассказывающее о самом скромном в России человеке, который готов третье десятилетие подряд являть народу образец истинного православного смирения.
Br

Два пера

Прилепин в очередной раз былинно хвастается историей своих патриотических подвигов и при этом даёт удивительно хилое, но хитрое описание "замайданности", с которой он бесстрашно боролся ещё в России 90-х:

«сплошной "штрафбат" в кино, бесконечный пересмотр итогов Отечественной на телевидении, валяние памятников Ленину по всей стране, раздача имущества своим да нашим и шельмование любого, кому такое положение вещей не нравилось».

И что? Раздачу имущества, которая сегодня продолжается, но в правильном направлении, и в которой суть, засунул в середину списка. Сверху и снизу очень важные отвлекающие бумажки. Заметно, как мало надо писателю-патриоту, чтобы он не концентрировался на «одном из пунктов» («раздаче»). Кино же хорошее? Памятники стоят? Итоги одобрены? А остальное мелочи. Дешево от него отделаться.

Collapse )
Br

Люди и Это

название или описание

Новосибирск. Два «Тополя» на Красном проспекте.

Пространство, оно же размер и форма, имеет значение. Вот такие контуры и габариты должна принять вещь, чтобы попасть в легенду и в сказку. Ведь это не предмет. Это нечто духовное и волшебное.

Волшебная палочка. Палочка-выручалочка. Канал в другое измерение. Нечто магическое.

Collapse )
Br

Следующая версия «третьей силы»

1123825_original

Если «правая партия», о которой шла речь вчера, будет подавать себя в качестве «партии предпринимателей», она не имеет ни малейшего смысла. Формула, чья это партия, и что она представляет, должна быть ценностно и антропологически более емкой.

А тем временем следуют и другие попытки эту формулу записать и воплотить. Вот еще один вариант политического проекта с правым вектором в изложении трех соучастников события, соответственно, Максима Калашникова, Эдуарда Лимонова и Константина Крылова: 1, 2, 3. Как поспешил торжественно провозгласить Лимонов, «помимо власти и прозападных либералов появилась третья сила».

Приветствовать объединение – надо. Но несколько замечаний напрашивается. Попробуем сделать их, читая сообщение Крылова. «Встретившаяся общественность» именуется у него «нелиберальной», то есть платформа вроде бы указана. Но все три пункта гипотетического взаимного согласия, перечисленные им дальше, либеральности не исключают. Борьба за свободу и равноправие угнетённого и разделенного народа, за его национальное определение: вполне себе лозунг либеральной эпохи. Глядя на свежую фотографию сборища «Молодой России», на эти прекрасные одухотворенные лица, вспомнишь не раз дедушку Мадзини и героических «карбонариев» просвещенного XIX века, при сочувствии либерально-прогрессивной Европы боровшихся под лозунгами свободы личности и народов за объединение Италии. С ненавистными имперцами Габсбургами, иноземными тиранами Бурбонами и мракобесами-попами.

Collapse )
Br

Повторение пройденного

«Не знаю, кто первый заметил у него пристрастие к чтению сообщений, восхваляющих его, — западные спецслужбы или наши послы. Но его эготизм был использован, как говорится, на сто процентов. Со всех сторон поступала информация, возвышавшая лидера. Каждый наш представитель за рубежом считал своим долгом лично привести какую-то вырезку из западной газеты или журнала, где говорилось о его великих делах, сами старались сказать, как его любят в зарубежных странах лидеры и «простые люди»...

И все же я чувствовал, как состояние дел все больше угнетало его. Реальное положение в экономике… становилось все хуже. Люди видели, что кредит доверия иссякает. Понимал это и он. Его самолюбие было уязвлено. Стараясь поправить дело, он мечется в поисках чуда, выдвигает все новые и новые методы достижения целей. В этот период ему начинают подсовывать предложения, как говорили, апробированные во многих странах...

Не добившись успехов в экономике и рискуя потерять власть, он чтобы устранить руководителей, не согласных с его линией, начал поспешную подготовку «демократизации» на производстве… что дало возможность избавиться от части строптивых хозяйственников. Затем предложил ударить по «штабам» и расправиться с непослушными организаторами экономики, поменять чиновничество в аппаратах управления всех уровней. Но и замена не принесла успеха.

Collapse )
Br

Картон и камень

название или описание

Для начала отвлечемся от картинки и ознакомимся с примером реакции «на всё на это» вполне лояльного человека, у которого, однако, не выдерживает чувство вкуса.

Главный редактор «своей» ныне «Газеты.ру» не сдержала вздох разочарования: господа... да хорошо я к вам отношусь, кто бы сомневался, но почему же вы такие… картонные? Контраргумент: а Навальный еще хуже – как раз для дружеского разговора между «своими» и не подходит. Не извиняет Навальный! Для внутреннего использования не годится, несмотря на то, что таков его функционал во внешних средах.

Ненастоящие, игрушечные – это же не госдеп внушает. Это в данном случае не только логика и текст, но еще и элементарная женская интуиция. Впечатление, которое в свою очередь уже не подделаешь. И вот читает абстрактное ответственное лицо подобные упреки и думает, мысленно инвентаризируя честно нажитое на государевой службе: ну, кто это тут ненастоящий… и что ненастоящее? Да ладно… Вот это что ли? Очень даже настоящее, хоть на зуб попробуй.

А самые продвинутые из самых ответственных наоборот бормочут: э, да что там, у нас сейчас вообще всё такое, ненастоящее, постановочное. Липовый мир. Это ещё Хайдеггер с Бодрийяром сказали, а мы люди модные, современные, щи лаптем не хлебаем, от трендов не отстаем. Ну и исполняем завет. А что нам остается, по сути маленьким и исполнительным именно потому, что модным и современным? В итоге, да, политика сводится к политтехнологиям, «власть перемещается в театр».

Collapse )
Br

Болотное углубление

Когда люди где-то выходят на улицы, выражают протест, бунтуют, надо искать, кто за этим стоит. Сами они на такое неспособны. Это для них неестественно. Каждый раз, имея дело с фактом волнений, неважно, в Германии или на Украине, наши «идентичностные» комментаторы начинают бубнить, «кто заказал». (Вот последний пример – в связи с беспорядками во Франкфурте-на-Майне что-то услужливо «подсказывает» некоему блоггеру: «поджог Европы выгоден сейчас только одному крупному игроку». Блоггер уверен, что в роли подсказчика выступает «логика».)

Но это – пропагандистский миф, который сам подлежит оценке и разбору на предмет выяснения его эпистемологических оснований.

Согласно презумпции, которая в свою очередь «стоит за» отмеченной позицией, выходит, что для людей естественно находиться в контролируемом, пассивном состоянии.

То есть бунтуют они всегда по подстрекательству, а подчиняются, находятся под контролем и управлением «сами», по собственной инициативе. Таков их нормальный способ существования, для которого не надо искать «причин», явных или неявных.

Но что тогда есть «власть», если они – «сами»? Достаточно задать себе этот вопрос, чтобы почувствовать его глубину и коварство. Ответ – ничто. Такая постановка вопроса метафизически уничтожает предмет вопрошания. Миф о естественности подчинения разрушает власть как таковую, программирует её на вырождение. У «естественно подчиняющихся» её нет. Среди них она постепенно исчезает, атрофируется как ненужный атавизм. Они же «сами».

Интересный скрытый эффект агитпроповского мифа, который в действительности «за упокой», хотя начинает вроде бы «за здравие». «В глубине агитпроп обычно шлет сигнал, обратный тому, который на поверхности». Глубинный сигнал в данном случае – это «черная метка» заказчику. «Вы не нужны», «вас нет, а если вы думаете, что вы есть, то это иллюзия, которая скоро рассеется. Всё иллюзия, кроме вечной покорности и покоя» – внушает исподволь агитационно-жреческая машина.

Люди, чей естественный статус – повиновение, не способны быть властью. Ей просто неоткуда взяться среди них. Поэтому, если она у них всё же наличествует, она или заслана откуда-то извне, или готовится раствориться в чуждой окружающей среде. Впрочем, одно не мешает другому. Камень, упавший в болото, постепенно исчезает. Остаётся одно болото… Точнее, не одно: с квакающими существами на топких кочках.