Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Br

Юмористическое искусство возможного

Пресс-секретарь президента вчера мило шутил:

«Песков с улыбкой перечислил слухи о российском главе государства: «Все разбитого параличом президента, захваченного генералами, увидели?»

Вспоминается старый анекдот: «Дурак ты боцман, и шутки у тебя дурацкие».
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…
Br

Неохалифат

Что такое те самые «презумпции», можно дополнительно прокомментировать на примере «братьев Вачовски» или как правильно транскрибируется эта фамилия. В одном известном фильме креаторам придумалось, что якобы человеки высажены в большой энергоферме. Зачем-то. Чтобы им там уютнее жилось рослось, хозяева тешат их электронными иллюзиями (будто бы снотворного недостаточно). Насильственный произвол совершенно бессмысленного объяснения, к чему «всё это» (энергию они как бы вырабатывают для машин, да) очень хорошо иллюстрирует волевой, дорациональный характер окончательного художественного решения. «Хочу, чтобы человечество было в матрице», «в матрицу хочу», а зачем, это вы сами придумаете, вы же умные, вы же головастые. Хорошая матрица оправдывает любую цель.

И вот очередной фильм тех же сценаристов про девушку, которую зовут «Юпитер». На этот раз у них сочинилось, что якобы человеки выращиваются в большой генноинженерной ферме для производства из них кем-то эликсира молодости. Тенденция заметна – образное восприятие реальности в обоих случаях однотипно. Вот всплывает у Вачовски в сознании постоянно такое самоощущение и никуда им от него не деться: что они бройлеры и кто-то их разводит на мясо с яйцами. Но о чём это говорит – о «реальности»? Или о состоянии ума авторов, чья первичная трансцендентальная мировая данность – бройлерное рабство, потому что так они сами решили и так им самим угодно?

Вариации и формы не меняют этого состояния, равно как и сценарные попытки вырваться из трансцендентального болота приводят туда же. Зло возвращается как первореальность, фильм за фильмом, и именно потому, что оно в голове. Продюсирование видео отрезания голов, таким образом, автоматически следует из этой кинокартины мира, точнее является ее элементом, как являются ее элементом различные инкарнации однообразия «Нео». Ведь зло требует, чтобы с ним боролись. А как еще это сделать, если не отсекая его средоточие?

У Вачовски моделируется метаформа системы, которая тебя злостно использует, вытягивая энергию и программируя поведение. Единственное, что можно сделать в ответ – это восстать и всё поломать разбить голову об стену. Или отрезать ее кому-нибудь, чтобы направить на путь истинный. Последний вариант можно тиражировать, так что он предпочтительнее в целях спасения и исправления мира для жаждущего спасать и исправлять. Дороги ведут в Мекку и халифат, если они не ведут в Рим. Настоящий бунт ставит всех на колени и склоняет головы как можно ниже, если уж есть повод не уронить их совсем, отделив от тела.

Рабство базируется на протестной авторской художественной идее рабства. Оно воспроизводится через протест как вирус СПИДа через иммунные клетки.

Но бывают и другие презумпции.
Br

Произведение: (пере)рождение образца

Почему «произведение» – именно «внешнее формирование... внешним... родом-субъектом»? Это так же условно, как и субъектность рода при рождении. Кто, какой род был субъектом в Теогонии, когда рождался Зевс? Нет такого субъекта. Порождающая инстанция в архаическом греческом мышлении несубъекта.

Род не автоматически субъектен. Рождающийся рождается или рождающий порождает? Субъектность рода во втором случае. Но если род субъектен, то тогда противоположность порождения и произведения начинает преодолеваться. Отметим, кстати, что ведь все известные нам способы порождения проходят стадию встречи с иным. Нет иного, нет и рождения. (Вы-рождение – привносится не иным, а способом отношения одного к иному.) Рождение выступает как отображение праобразца, как его перенесение, коммуникация. Понимая всё это, вряд ли следует определять произведение как что-то принципиально отличное от рождения.

Вероятно, лишь очень плохой портрет ремесленника предписывает ему однотипное копирование. Мастер, который ковал оружие Воина, создавал индивидуальные произведения, но они производились им из глубины и высоты общего, которое властно принимало частное воплощение. Он бы ничего не создал, если бы был только «внешним». Он был «внешним» лишь по отношению к «внешнему», но не к сути. Типовую же продукцию поставляли подмастерья и рабы. Ими правил мастер, который создавал «более совершенный» воплощенный образец, руководствуясь духовными праобразцами и сравнивая с ними предшествующие образцы. Он не копировал, он создавал не просто вещь, а произведение искусства, которое во-первых порождало новые произведения искусства, а во-вторых делалось предметом копирования. Благодаря этому оружие становилось лучше.

Применим сказанное к политической реальности и подумаем о том, что носителем субъектности на-рода довольно часто является «мастер» (или сословие, корпорация мастеров), в чем-то «внешний» по отношению к нему, а в чем-то более народ, чем сам народ. Заметим, также, что в моде у нас сейчас именно копирование образца вместо ориентирования на праобразец (образец образцов): путинская концепция «консерватизма народного большинства» рекомендует тиражирование как самоцель.

Конечно, определение вещи определяет её место среди других вещей и сосуществование_с_ними: это так не только у Платона и у платоников на уме. Исходя из вышеизложенного я полагаю, что и философа, и воина, и мастера (как одного и другого одновременно) победило негативное самоописание мастера (придуманное ему философом в ущерб воину), приведенное в комментируемом тексте под рубрикой «ремесленник».

Дальше обратим внимание, что уже у Платона весь материальный мир конечных форм и индивидуальностей трактуется не только как «порождение», но и как ошибка, заблуждение или же (в «Тимее») продукт некоего деяния… нельзя сказать, что совсем «внешнего», но вносящего иное, масштабы которого затем катастрофически разрастаются, тогда как единство теряется. Двойственность «одного» и «иного» античность так и не преодолела. Развертывание_ форм_ изнутри сопрягается с осознанием того, что эти формы суть отпадение от единого. Неоплатоническая традиция несет эту двойственность в полной мере. Само представление о бесформенном едином как источнике всех форм принуждает к ней. В некотором отношении оно просто оставляет формы без источника… единства и смысла.

Метафизика произведения, производящей, созидающей активности – самое важное, что требуется, чтобы справится с негативностью тенденции.
Br

Война за мир. Или война за войну?

Самоуправляемая капиталистическая конкуренция – это осознанная, отрефлектированная война за продолжение войны, такая война, которая делает возможным её бесконечное продолжение. Не «война за мир». Температура войны регулируется исходя из названного императива бесконечности. Политическая конкуренция строится по тому же образцу.

Евгений Минченко пишет: «Вот нам тут рассказывают о том, как это страшно - элитный раскол. А что в нем страшного? Они же, элиты эти самые, не ножами друг друга режут, а выясняют отношения на выборах. Так вот пусть и выясняют… Лучше уж раз в 5 лет выяснят отношения и успокоятся. Ну хорошо, 3 раза - на выборах губернатора, ЗС и мэра столичного города. Так и замечательно. Собственно, это и называется демократия.»

Эта простая последовательность явлений западного политического порядка нанизывается на ось искусства – искусства войны. Надо уметь «раскалываться» не теряя идентичности, владеть собой в целом поверх барьеров. Значит, сама идентичность должна включать в себя «военный принцип».

Функционирование республиканских/аристократических и равно капиталистических институтов требует, иначе говоря, умения враждовать по правилам, «цивилизованно конкурировать». Не во всех культурных традициях такое возможно. Для этого сама Вражда должна считаться Правилом, а не исключением из правил. Указанный пункт – основное условие существования «искусства войны», «культуры войны», без которых нет «культуры конкуренции». Если «раздор» как таковой архетипически греховен, в реальной практике он будет проваливаться из официально утвержденных форм в официально отвергнутые. Но неконтролируемая конкуренция «не по правилам» рано или поздно заканчивается попыткой упразднения конкуренции вообще.

И теперь давайте подумаем, находимся ли мы в русле традиции, у истоков которой стоит Гераклит, а заодно поразмыслим о православных воззрениях на данный предмет.
Br

Из колхозной жизни

Морозов по итогам сегодняшнего события шедевр выдал:

http://amoro1959.livejournal.com/2166749.html

Владеет словом человек.

upd

Максим Соколов же, видимо, настолько затруднился сообщить что-то по поводу четырехчасового красноречивого молчания главы государства, что решил упростить себе задачу и переменил стороны местами. В его трансляции похоже на то, что это журналисты давали пресс-конференцию (или аудиенцию), которую посетил один небезызвестный человек. И, отвечая на его безмолвный вопрос, они сказали…

http://izvestia.ru/news/542013
Br

Куда?

Критерием «позитивности» возможных изменений общественно-политического строя служит их источник. Если они произойдут в результате внутренней эволюции правящего слоя, они будут означать его выход на новый уровень развития (а только этим и обусловлен исторический прогресс). Если этот слой будет просто опрокинут и заменён, события откатятся к одному из предыдущих пунктов, попытка движения начнётся вновь, но время будет потрачено напрасно. Все такие эволюционные события самопреодоления, в которых правящий слой достигает более высокой степени эффективности, сводятся к переходу власти из состояния, условно выражаясь, «аппарата» (системы непосредственного приказного порядка-подчинения) к состоянию идеи/ценности/искусства, к «способности» вместо «статуса». Это сопровождается ростом внутренней самостоятельности членов элитного корпуса, допускающей динамику осознанно контролируемого конфликта, что, однако, не только не нарушает властного единства высшего уровня, но, напоротив, единственно и даёт возможность ему проявиться (поверх разногласий). Власть «идеализируется», а методы идентификации и самоиндентификации по отношению к ней становятся более изощрёнными и «духовно-культурными».
Br

Гордость и порок

При обсуждении разных проблем, когда затрагивается тема человеческой активности, замыслов и результатов, часто высказывается скептическая точка зрения:

«Я творю, а значит, я подобен Творцу, по образу и подобию Которого я создан. По сути, это разновидность гордыни (в художественном смысле)»

В этом известном из христианской традиции осуждающем заключении, которое приписывает греховность не просто активности, но активности, сознательно возводящей себя к первоисточнику, есть противоречие. А почему считать себя подобным тому, кто был образцом при (моём) создании – это гордыня, достойная порицания?

Может быть, как раз наоборот: самая худшая (ибо нелепая) гордыня – это когда творение изволит считать, что творец поработал неудачно (то есть копия не похожа на оригинал).

Ну, и пойдём дальше. Чем гордишься, к тому и стремишься. Но если гордостью называется концентрация субъекта на лучшем в себе, то почему это – порок? Гордиться богоподобием и поступать в соответствии с сакральным образцом – образцом силы и действия – плохо?

Если «человек действующий» не богоподобен, то и действия его бесплодны и не «созидающи». Из противопоставленного «гордости» состояния самосознания возникает тип активности, лишенный формы и организующего принципа.

Эту бесформенность мы «где-то» уже видели.

Вот так мы и приходим к «типично левым практикам современного искусства» вроде некоторых перформансов. Они левые не потому, что проистекают из состояний психики, в каковых Церковь когда-то усматривала отличительный грех сословия знати. Они левые по причине излишней скромности авторов.
Br

Искусство господства, искусство манипулирования

В чем смысл неявного господства? В изъятии ресурсов? А для чего? Чтобы быть богатым? А для чего? Идя по этой цепочке, приходишь к следующему утверждению: любое неявное господство вторично и инструментально по отношению к явному господству, которое уже и является целью в себе. Именно поэтому я "манипулирование" отличаю от "господства" таким же образом, каким политтехнологии отделяю от политики. Для примера. Искусство господства и искусство манипулирования - разные вещи.

Из небольшой дискуссии тут.

Совсем разные. И если во втором люди преуспели, а в первом нет, то...
Br

Искусство требует

Виктор Мизиано, куратор, главный редактор Художественного журнала:

«любое возможное сомнение в эстетических достоинствах этой работы означает экспертную поддержку тех, кто подвергает их неправомерному судебному преследованию».

Всю эту историю с девками-во-храме я особо в голову не беру, но мне за искусство обидно. Не понимаю, как можно до такой степени не уважать людей, эстетически подвизающихся, чтобы выдвинуть идею прервать перформанс на пике актуальности. Покушение-на и дальнейшая реакция предполагают друг друга, являются частями единой композиции. Процесс искусства пошёл. Второй акт в самом разгаре. Все участники действа на высоте, играют как следует. Зачем же требовать его досрочного завершения? Это всё равно что в самый интригующий момент спектакля добраться до рубильника и выключить свет. Таких зрителей надобно удалять, и не только из зала, но и вообще с территории культурных объектов.

Всё может и должно быть оформлено в качестве искусства, дают нам понять современные искусствоведы, всё – но за исключением призыва «прекратить». Конечно, есть и неудобства в темнице сырой, ну так ведь искусство требует жертв. Все жертвуют понемногу ради того, чтобы шоу продолжалось: и иерархи РПЦ, и православный люд, и исполнительницы женских ролей. Давайте не мешать им наслаждаться своим вкладом. Давайте думать о них хорошо и не унижать нелепыми предрассудками. Требовать их освобождения – такая пошлость… Освобождения от чего? От эстетического долга? От искусства? От декораций?