rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Categories:

Авторство варварства

Не только всерьез бороться, но хотя бы даже просто покушаться на коррупцию силой аппаратно-бюрократизированной власти, стоящей на плечах коррупционеров, – значит вести самоубийственную игру в стиле русской рулетки. Это формула безумия. Альтернативный вариант, о котором я говорю, тоже не без риска, но он в большей степени «по правилам». Если коротко, он связан с реалистичным, а не фиктивным, развитием общественно-политической структуры власти, как бы она ни называлась, ОНФ или «Единая Россия». Речь идёт об организации, которая исполняла бы функции не загона для баранов, но площадки субъектного объединения «активных и влиятельных» индивидов, каковым в действительности есть, что сказать о будущем государства, помимо традиционного обязательно-убогого: «всё для человека, всё во имя человека, и чем проще этот человек, тем (нам) лучше, потому что проще». Чем проще, тем ближе к баранам, а для них требуется как раз загон. Идеологический культ простоты загоняет «знать» следом туда же. Она точно знает своё место.

Парламентская республика, которую предписывает Борис Межуев как средство смягчить напряжение в обществе и во власти – следующий, но не единственно возможный этап развития. Подмена общего частным, стратегии тактикой непродуктивна. Стратегически на повестке такой способ организации протоэлиты, который практикует управляемую конфликтность, то есть совмещает единство с самостоятельностью, стабильность с внутренней динамикой. Этой модели соответствует объединение, достигнутое на ценностной основе, осуществлённое людьми, у которых есть не только интересы, но и ценности (даже если ценности формулируют интересы, осознанные в долгосрочной перспективе). Иначе говоря, у власти должен появиться другой источник, кроме «баранов» и их количества – ценностный и качественный. Для республики необходимо быть менее индифферентной к идеологии прежде, чем быть «парламентской» (или «президентской» или просто «быть»). «Парламентский» способ реорганизации правящего слоя является частным случаем институциализации объединения элиты, у которой есть ценности. Если ценностей нет, в парламенте не о чем говорить. Если ценности имитируются, не более, чем имитация и государственные политические институты.

Обходясь без театрального реквизита, будет нелегко выяснить, что это (могли бы быть) за ценности, где их «взять», имеются ли они в «наличии». «Патриотизм», который отдельные апологеты (к примеру, Артем Акопян) любят применять с целью идентификации «своих» среди «чужих», допускает слишком много различных истолкований и в современных условиях как правило не выражает подлинного первичного ценностного выбора. Даже концепции «сильного государства» могут иметь существенно различный смысл. А теперь цитата, которая указывает на сложность проблемы и иллюстрирует, насколько всё запущено:

«Путин просто боится пойти до конца. Он ограничивается простой кампанейщиной, пиаром без затрагивания основ. Президент просто боится нарушить то, что я называю «постсоветским пактом», – негласное соглашение между кремлевским хозяином и чиновниками, которое заключается в том, что чиновники поддерживают своего сюзерена, а он в обмен на лояльность отдает им страну в эксплуатацию. Они получают право ни за что не отвечать, «пилить бабки», воровать, колониально эксплуатировать вверенные им отрасли и территории. За предоставление таких возможностей они всемерно поддерживают сюзерена. Другой опоры у Путина нет, как не было ее у Ельцина. Он вынужден опираться на класс боярства – на этих колониальных вельмож, баронов, грабителей, разбойников. С приходом к власти Путин так и не создал иной опоры, а между тем подлинно сильный правитель всегда опирается не на бояр, а на народные низы. Так было всегда – от Писистрата в Афинах до великих диктаторов XX века».

Если в голове у оппозиции набор тезисов, долгосрочное следование которым и сделало эту власть такой, какая она есть, а наиболее «смелая критика» режима сводится к требованию переустановки всё той же программы, то в чём надежда на изменения к лучшему? Путин «ограничивается кампанейщиной, пиаром без затрагивания основ», потому что слишком часто таким пиаром ограничиваются и все усилия сформулировать ему альтернативу. Только что приведённый фрагмент – пример такого пиара вместо критики.

Автор «нового варварства» и «дебилизации России» не замечает иронии, заложенной в собственных текстах. Как относиться к якобы неприятию варварства, если оно инстинктивно облечено во вполне варварскую форму: «Вот что значит - европейская "цивилизация"... с этими наркотическими уродами, педиками, лесбиянками, садомазохистами, педофилами даже воевать не надо, достаточно немножечко спецэффектов, чтобы вся страна обосралась»? Возникает подозрение, что подобный радикализм сам служит продолжением варварства и занимается тем, что звонко третирует мягкотелость, которая препятствует максимально резво следовать выбранным путём (куда-то к скорейшей замене, после 2045 г., людей более технологичными и передовыми устройствами; и всё это под флагом, конечно же, истинного национализма/патриотизма/империализма – для Калашникова имеет решающее значение, на каком языке общаются роботы; он думает, что устройства, разговаривающие по-русски, принципиально иные, совсем как версия Windows с русифицированными настройками в сравнении с ней же, но оснащённой англоязычным меню).

Как голландцев, так и Путина, почему-то не получается «взять голыми руками». Но эта странная идея не даёт покоя «голым головам».
Subscribe
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments