rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Category:

Бюрократия и иерархия

С другом loboff мы здесь очень интересно, я считаю, обмениваемся мыслями, что именно есть оплот против «демократического идиотизьма», каковому пока ещё почему-то не удалось разложить до основанья западные страны.

loboff полагает, что тайна этой устойчивости к тлетворным воздействиям тождественна тайне бюрократии. Закрытость бюрократических систем традиционно порождает иллюзию существования «там», «наверху», в олимпийской высоте, таинственного разума. И если официальная бюрократическая иерархия не даёт повода к подобным иллюзиям – тут можно вспомнить в качестве ограниченно-ходячего примера явное нежелание членов позднего брежневско-горбачевского политбюро демонстрировать присутствие хоть какого-то интеллекта, – то loboff намерен спасти одну гипотезу при помощи другой. Для этого он готов допустить наличие внутренней неформальной иерархии. Вот она-то и является, поверх или, точнее, подниз формальной иерархии, источником консервативного здоровья, а заодно – средоточием тайного правительства, которое тихонько тащит под уздцы общеизвестное витринное демократическое правительство.

Я же думаю, что закрытость ящичка в общем случае совсем не означает, что в нём что-то есть. Если положили туда что-то, то есть. Таинственный разум прежде должен существовать как таковой, полагаю я, и уже затем функции площадки, пригодной для него, может осуществить верхнее звено бюрократической системы. Если он существует, он способен при определенных обстоятельствах сформировать даже и теневую иерархию, которая затем вытеснит и заменит собой прежнюю аппаратную верхушку пирамиды. Но в обратное движение процесса я не верю. В подлинной аппаратно-бюрократической среде никакое параллельное копошение за спиной не способно заменить недостающие системе силу и смысл. Все такие среды обладают тем непререкаемым свойством, что любые подводно-донные течения и водовороты в них ещё более илисты и мутны, чем водица в среднем по водоему. Поэтому то, что loboff квалифицирует как первые признаки самозарождающегося разума, я не без доли юмора описываю как борьбу начальников с вольницей секретарш. Если в бюрократической толще формируется теневая иерархия, то это пришедшая извне и сверху иерархия смысла силы, порождающего власть, а не поросль ветвящихся бюрократических побегов.

Уверенность в обратном, надежда на то, что от перестановки слагаемых изменится сумма или что перетасовывание полупустой колоды способно превратить шестерок в тузов, тем не менее, глубже, чем просто «точка зрения». В ней выражается известный набор аксиом одного и того же типа мышления.

«Состоявшаяся, устойчивая бюрократия, которая вполне есть Система со своими традициями и внутренней иерархией, гораздо больше есть оплот государственности», – пишет loboff. В данном высказывании требует внимания в первую очередь убеждённость, на которой оно скрыто базируется. Вряд ли будет ошибкой эксплицировать её следующим образом: человек может быть оплотом государственности преимущественно тогда, когда занимает должность клерка в некоем бюджетном учреждении. Так тихонько заводится содержание, которое в дальнейшем планируется в порядке приятной неожиданности обнаружить в ящичке. Но проблема в том, что оно ведёт себя вопреки ожиданиям. Природа этого контента нам знакома и поддаётся классификации. В нём узнаётся рутинная левая точка зрения, которая провозглашает ставку на маленьких «исполнительных» людей и их начальников, полагая данный контингент как надежду, основу и опору. Грустно то, что у нас перед глазами жизнь демонстрирует ошибочность этого расчета – маленькие люди, в частности, в облике клерков, предоставленные самим себе как государственной цели, и не исполнительны, и не надёжны. Аргумент: а вот в Украине разрушили бюрократическую традицию (при Ющенко) и вона к чему это привело – работает ли? Кто её разрушил? Может, это она сама себя – то есть «разрушилась»? И если оплот дал себя разрушить тому, против чего он «оплот», то оплот ли это?

В общем и целом хотелось бы предположить, что не на «лицах, должность занимающих» держится государство, а на носителях государственной идеи. А царевы холопы, во всём многообразии их видов, ни при каких обстоятельствах не являются таковыми. Государственная идея – это идея власти, но холопы своим существованием способны транслировать лишь идею холопства. Если бюрократия не является частью аристократической корпорации с развитыми корпоративными институтами, то, брошенная себе на произвол (произвол генерального клерка или верховного холопа), она неизбежно разлагается и разлагает. Она – оплот, если погружена в оплот, в сообщество носителей идеи власти, которые могут занимать должность, а могут и не занимать.

Аппарат есть аппарат, что значит: средство. Путать его с целью вредно и опасно для него же самого. Чтобы средство было устойчивым, состоявшимся, дисциплинированным, функционирующим как часы, оно должно существовать в твердых руках примата цели, примата смысла. Доминирование смысла по-определению не осуществляется одним исключительным лицом – только сообществом, только корпорацией: физическая персонификация обессмысливает. Феномен бюрократии, минимально подверженной коррупции, впервые появляется в рамках обновленных правящих сообществ на базе элитарной традиции, которая поднимается в идеалистическое пространство деперсонифицирующей виртуализации смысла.

«Бюрократия со своей внутренней иерархией»: но иерархия (в прямом, а не переносном значении слова) не сводится к лестнице аппаратных должностей. Мы понимаем, чем изнутри церковной традиции епископ отличается от приходского батюшки. Если тем, что это клерк более высокого уровня, то это не иерархия, а пародия на неё. При взгляде на церковь с внешней стороны так и есть. Другой пример: армию делает иерархической структурой система званий, а не должностей.

У бюрократии нет и не может быть «внутренней иерархии», у неё иерархия только внешняя. С точностью до наоборот: у иерархии может и должна быть своя бюрократия, и тогда, «при деле», эта бюрократия жизнеспособна, по аналогии с функционированием одушевленного тела.

Продолжая сопоставлять два явления, отметим: иерархия – это цепь репрезентаций смысла, меняющего внутреннее состояние носителей. И, следовательно, градация этих состояний, лестница создаваемых этим смыслом степеней человеческого качества. Там, где смысл лишь ретранслируется – уклоняется/отклоняется/отторгается вовне, можно говорить о «сети». Бюрократия, предоставленная в своё распоряжение, подвергается коррупции и оборачивается множественностью повсеместно плетущихся сетей. Бюрократизированный мир модерна закономерно превращается в коррумпированный сетевой мир постмодерна.

Формулы: иерархия внутренних состояний, иерархия как внутреннее состояние – напрашиваются при описании хорошо работающей эффективной бюрократии, которая реально ставит государственные интересы «во главу угла». В живой системе «правильной» бюрократии активен смысл власти, раскрывающийся как власть смысла, обладающего волей к власти. Но этот смысл – внебюрократического происхождения.

Данные формулировки с равным успехом могут быть отнесены к государству в целом, несводимому к бюрократическим механизмам. А что такое просто бюрократия, подменяющая собой государство, мы все прекрасно знаем.
Subscribe
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments