rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Навальный под колесами

Напутствуя «добрую машину пропаганды», Навальный вещал, что её задача – максимально актуализировать, разукрасить и раздухарить подробностями сидящую в голове каждого «простого человека» светлую мысль «они там все воруют». На бумаге проект устремлялся к тому, чтобы «вызвать справедливое негодование». «Пробудить» каждого. Донести масштабы бедствия в миллионы квартир. Но ему бы это и впрямь удалось сделать – я имею в виду масштабы бедствия – за счет гигантского побочного эффекта.

Революционная пропаганда, нацеленная на дискредитацию этой конкретной власти в абсолютном большинстве случаев осложняется подрывом доверия к власти вообще. Из того, что «те только и делали, что воровали», вытекают всеобщие ожидания, практически обязывающие «этих» («новых») деятельно и со знанием своей исторической правоты («а все тут так поступали») заняться тем же самым. Миф функционален: он цементирует ступеньку, отталкиваясь от которой предстоит подняться ещё выше. Революционные герои мечтают попрать пятой плечи мифических титанов коррупции.

Мысль о том, что «все воруют», доводится до общего сведения отнюдь не в образе печальной картинки, которая иллюстрирует перевернутую страницу, предшествующую той, где детально написано, почему с завтрашнего дня воровать никто не будет и, главное, где людям в убедительной форме объяснено, почему «они не должны теперь воровать», несмотря на то, что все их предшественники «только тем и занимались». Ненависть к воровской роскоши, стандартно балансирующая на грани зависти, нисколько не способствует трансформации ценностной пустыни в головах населения во что-то более живое. В то же время надежда на институты как препятствие коррупции утопична – в умелых руках институты сами становятся орудием коррупции. Высокая социальная активность также не панацея. Если у коррупции нет других сдерживающих механизмов – если она не считается «запрещенным оружием» – она сама сойдет за сдерживающий механизм, позволяющий отрегулировать эту активность и направить её в «нужное» обществу русло. Коррупция – это тоже форма активности. Какой из них суждено вытеснить другую, показывают 90-е годы, напомню, начинавшиеся с баррикад у Белого дома.

С учётом этих аргументов отсутствие «позитивной программы», пустота в голове, в которых неоднократно «уличали» Навального, резюмируются «простым, как правда» убеждением: «Воровать будет низя, патамушта я буду стоять на страже». Увы, убеждением совершенно несостоятельным.

В действительности, воровство массового человека, рекрутированного во власть после того, как его (и её) переехала «навальная» машина пропаганды, оставит прецеденты далеко позади. Цели кампании, замысленной нашим героическим реформатором, при охарактеризованных выше вводных прочитываются как внедрение в умы представления о том, что коррупция – это норма, в сочетании с разогревом агрессивного завистливого желания причаститься общего блага, «стать не хуже других». Личность или явление, дерзающие противостоять этой нормативной машине, окажутся под её колесами. Исходя из понимания перспектив, можно утверждать: чем быстрее машина Навального переедет самого Навального, тем лучше самому Навальному и ещё больше его друзьям и сторонникам.

В этом смысле история переписки Навального с Белых обозначает веху. Машина переехала хозяина, ещё даже не набрав ход. В итоге незаметно сменилась повестка дня. Борьба с коррупцией, не снижая оборотов, практически осознанно становится борьбой за коррупцию (за передел реальности, обращённой в пирог). О чём бы ни трещали лозунги, формальная вера в возможность чего-то иного страдает, огребая неустранимые издержки персонификации.

Примитивные авантюристы типа Навального относятся к категории не врачей, не носителей рецептов, но симптомов. В пустыне, где мы обитаем, они неизбежны, как скорпионы. Хотел бы отметить, что, в отличие от высокопрофессиональных апологетов режима типа putnik1 и т. п., говоря о негативе Навального, я не забываю констатировать его прямую и неразрывную связь с позитивом Путина. Всё, что можно сказать «плохого» про Навального, имеет своё соответствие в пустотах лицемерия дырявого российского официоза, в глухой пустотелой «амфорности» путинских идеологических то ли находок, то ли выходок. Невозможно обличать Навального, самоустраняясь от объяснения причин его «внезапного успеха». Ах да, я, впрочем, забыл про волшебную силу «денег госдепа». На что же ещё они так щедро ассигнованы, если не на отключение потребности в объяснениях?
Subscribe
promo rightview march 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments