rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Карнавальные удовольствия

«Теперь разъест все. Причем, разъест при полной уверенности верхов, что система крепка, как никогда, а база поддержки режима инертна и стоит на страже своего благополучия».

Морозов с присущим ему проникновением в предмет пишет, что все прогнило. Или почти прогнило, а «они не понимают». «Он не понимает, что…» «Путин не понимает логики истории…»

«Исторически ответственность всегда ложится на власть. Давит ли она восстание в Будапеште, подавляет ли студенческий протест в Париже, сажает ли диссидентов, вышедших на Пушкинскую площадь, или расстреливает шествие попа Гапона», – заботливо напоминает Александр.

Ну, так ведь ответственность ложится и тогда, когда власть «не подавляет». Давит – она, но попустительствует и потакает она же. Вот и выбери, что априорно лучше.

И почему «они» должны «понимать» то, что внушает им оппозиция устами Морозова, если он сам и его критически мыслящие коллеги не спешат понимать друг друга много чаще, чем через раз: статистически каждый второй из сонма недовольных интеллектуалов разных политических ориентаций «нерукопожатен» с точки зрения первого. Взаимное непонимание, пример коего демонстрируется снизу, расцветает настолько, что даже разговор шеф-редактора известного интернет-издания с его же главным редактором и основателем надлежит вести не иначе, как в форме допроса. Пародийный страшный суд уже настиг Павловского гласом дружеского вопрошания:

«это все ты придумал? Вот эти мерзостные концепты: «вертикаль власти», «диктатура закона», «путинское большинство», «русский мир». И теперь, скажи мне, тебе не стыдно за все это?»

Докажи, что не мерзавец. Вопреки миражам «широкой коалиции», такова есть и будет истинная платформа унификации «антипутинских сил», озабоченных тем, как бы, невзначай, не выиграть.

И, дальше, почему «те» должны что-то понимать в то самое время, когда «эти» сами не способны понять: если и впрямь «прогнило», то не иначе, как по обе стороны?

От сих до сих обстановка в политическом отношении – одна на всех, и её суть – «расслабон». Не на деле, а на словах. На деле как следствие.

Электоральные победители начали с проколов и шутовства, твердой рукой отклоняя любые намеки на «понимание» этого. Проезд Путина на белом коне, он же черный мерседес, по обезлюдевшей столице – это безумие. Митинг в честь годовщины Нарфронта с Прохановым, транслирующим привет от генералиссимуса Сталина, после чего слово передаётся Кате Лель – идиотизм. Первые растиражированные визиты вступившего в должность президента, который под рукоплескания (уже отыгравшего своё) Берлускони вышел на лёд в хоккейной форме, а затем всенародно отправился в «академию дзю-до», вольно или невольно придают балаганную тональность новому царствованию.

О том, что роится в головах с другой стороны баррикад и почему обитающие тут никогда не придут к власти, сообщают нам, перекликаясь, две цитаты:

«Марш миллионов – это марш нескольких десятков тысяч людей, эдакового авангарда, выражающего мнение действительно миллионов, недовольных качеством услуг тех, кто эти самые услуги нам оказывает, кто плохо обслуживает нас. Мы идем на Марш, что напомнить, что власть – это сфера обслуживания. Что все ОНИ от чиновника в управе до президента – служащие, нанятые на свои должности для оказания нам управленческих услуг. Повторюсь, недовольных качеством, оказываемых нам услуг, миллионы. И сегодняшний марш – это марш этих самых миллионов»;

«Сомнения, ходить на митинг или не ходить, появились оттого, что нас перестало устраивать качество оказываемых оппозиционных услуг, и, в частности, услуги под названием «митинг». Это происходит не от равнодушия, а от взыскательности».

Они никогда не победят. Потребительская «взыскательность» помешает. Для них власть – внешнее инородное тело, поэтому принадлежать она всегда будет кому-то другому. Эти же сконцентрированы на процессе. Как и самоудовлетворяющий мат по адресу высокопоставленных лиц в интернете, полоумные кричалки типа «ПЖиВ» или «голубого воришки», вынесенные в митинговый оффлайн, – очередное самодостаточное show must go on. А между тем, центральный пункт общенациональной повестки формируется не потребностью в карнавальном остроумии, и даже не перспективой захвата (перехвата) власти, которой – исторически – ещё просто нет, но проектом её создания, задачей регенерации того, что впоследствии можно было бы упоминать в контексте «захвата». Власть, к которой надлежит «прийти», не существует. Все ходоки к ней и за ней на самом деле ходят куда-то налево. С этим добром даже у Путина дефицит, как уже (неоднократно) говорилось. И уж точно не Навальный с Яшиным поставят галочку «выполнено» в данной графе плана развития.

За вычетом малозначительных нарушений однообразия пейзажа, консерватизм социальной самоорганизующейся силы пока представляет собой труднодостижимую реальность. Культурная суровость рафинированной имперской или республиканско-аристократической традиции в чести не больше, чем ригоризм старых добрых протестантско-индивидуалистических добродетелей. И то, и другое вгоняет в утомление сановно-оппозиционную общественность, которой уже и так хорошо. В итоге что мы имеем? Глобальное самовнушение «Расслабьтесь, коллеги». Никому ничего не нужно: ничего исторически серьезного. Пока национальный лидер играет в хоккей и в Олимпийские игры, граждане считают стоимость часов на руке патриарха или под прикрытием слогана «наведем порядок» дебоширят в центре Москвы (тем самым успокаивают заинтересованных, минимизируя долю правды в шутке о порядке). Всё движется своим чередом, подпитанное взаимодополнением и обоюдной поддержкой.

Синтез осуществляется не на уровне отдельно каждой из сторон, участвующих в процессе, кремлевской или протестной, но на уровне внешнего патового равновесия того и другого. Конечно, при желании можно указать его внутреннюю природу. Возвращаясь к случаю Павловского, нельзя не оценить того факта, что разработчик левых концептов, парализовавших власть*, одним движением руки вписывается в оппозицию. Это не взаимопонимание, это встречное взаимное непонимание одного и того же. Эта взаимность складывает, сближая, крылья социально-политической системы и звонко шлёпает её на брюхо в самом неподходящем месте, разбрызгивая потоки мутной жидкости. Тут можно переждать вечность в прохладе и моральном уюте.

Примечания

[*] О долгосрочном влиянии анти-«элитарного» пафоса Павловского на идеологию путинского режима (напрямую и при посредстве введённых им понятий) см.: здесь, или, подробнее, здесь. А вот его собственное микроэссе об опыте революционного искания истины на дне казанской бутылки из-под шампанского. Тема предопределения характера власти левым обезглавливающим отрицанием её смысла (т. е. носителями такого отрицания) обсуждалась неоднократно: «Текст как тест», «Хрюкающие и власть». Вклад «нелегала» Павловского в укрепление режима, на который он столько лет работал, можно подытожить фразой, определяющей статус первого лица: «Как лидер «путинского большинства» он бессилен».
Subscribe
promo rightview march 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments