rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Category:

Новый социальный порядок

Общество должно научиться уважать сильных («любить» их при этом совершенно излишне) и без их лукаво-покаянного панибратства. «К теме будущей правой партии»: именно из такого уважения – из ценности силы и сильных – вырастает культура власти и управления, называемая государством.

Важно иметь в виду, что отчуждение общества, мыслящего левым образом, от власти, не делает его сильнее – напротив, оно слабеет, тогда как власть обретает асоциальный характер, бюрократически или тоталитарно вырождается. Феномен асоциальной силы, в обоих своих проявлениях, «олигархическом» 90-х и бюрократическом нулевых, восходит к левым кодам национальной культуры.

Государство – реальность культурно-ценностного самоутверждения силы сильных. Только в сказках, которые на ночь иногда рассказывают себе слабые, оно создаётся слабыми, чтобы сдерживать и контролировать сильных. На практике его формируют сильные, достигая определенной степени культурного сознания самих себя и природы своего успеха. Формируют с целью регулировать отношения друг с другом. На сей счет здесь было предложено следующее определение государственного: «систематичность силы сильных, обусловленная правым типом фундаментальной самоидентификации людей по отношению к власти – «сверху», исходя из её идеи, а не «снизу».

Государство генерируется приглашением к участию, способностью «включения» (инклюзивностью) силы, которая приобрела статус ценности, культурного образца. Ценностная логика сильных оформляет социальный космос, в котором выигрывают все. Она негативно относится к слабости и страданию – именно потому их становится меньше. В исключительных эпизодах истории, когда слабые (априорно осознающие себя слабыми, то есть левые) получают власть в свои руки, объем того и другого возрастает кратно.

За подобными эпизодами почти всегда фигурируют сильные, которые, ступив на путь иллюзий, принимаются изображать из себя защитников слабых. Сверхличное единство самосознания сильных – то есть государство – открыто в обе стороны. Оно мотивирует присоединиться к нему всех, кто не осознаёт себя слабым, всех, кто не чувствует антагонизма по отношению к ценностям и принципам объединения, образующего его суть. Прочие остаются под ним, паразитируя или бунтуя. Но оно также допускает отпадение личностей и групп, которые спустились вниз, в слабость, по лестнице своей самоидентификации. Именно они поднимают революционные волны, мобилизуя нижестоящих схватиться, не меняясь внутренне, за власть, которая в любом случае утечёт у них между пальцев. Эти исключившие себя из круга себе подобных дальше с необходимостью уподобляются собственному отрицанию.

***

Прохоров строит персональную, а значит, карманную, а значит штабную, а значит политтехнологическую, а значит, популистскую партию.

Партию глянцево-креативного населения. Он в оппозиции, несмотря на периодически проскальзывающие утверждения, что не хочет там находиться. В оппозиции не Путину – эта форма персонификации («власть Путина») не более принципиальна, чем предыдущая из упомянутых («партия Прохорова»). Дело не в Путине: персонально против него персонально Прохоров как раз «не пойдёт».

В оппозиции (в метафизическом смысле) – это в наших условиях, но отвлекаясь от контекста фамилий, вообще говоря, значит: на стороне слабых против сильных. Или на стороне сильных, осознающих себя слабыми, против сильных (пока не осознающих себя никак).

Так вот, Прохоров на «той стороне», разыгрывая различные ноты ненависти слабых по отношению к сильным (это он и вкладывает в свой посул возглавить средний класс в России), в то время, как установление в России социального порядка требует иного.

И тут раздаётся голос протеста: мы не против «сильных», мы за инклюзивность. «Основная претензия - это как раз ограничение конкуренции, бетонирование социальных лифтов», как формулирует мысль ragnarok_2017. Популярный пункт в списке претензий. Он гласит, что как бы не «мы к вам», а совсем наоборот, вы к нам настроены решительно враждебно. «Душите вы нас». Между тем, более детальное рассмотрение вопроса не оставляет мест для точек над i.

Если присмотреться, жалобы на плохую работу лифтов очень часто тождественны мечтам о возвращении в 90-е. В понимании функций и назначения подъемников у значительной части креативного населения, выступающего в интернете и на площадях, царит полная ясность. Зачем я буду наемным менеджером, говорит мятежный Васисуалий Пупкин, выйдя на пр. Сахарова – если какой-то там Дерипаска (Потанин, Фридман) – владелец. А Прохоров, тут как тут, поддакивает: во-во, точно; кто такой Потанин на твоем фоне? Долой их нас всех. Да здравствуют креативно-средние.

Ну, что тут сказать? В ответ на это горячее регрессивное нетерпение снизу, конечно, приходится местами и «бетонировать». Из лучших побуждений, чтобы резьбу не сорвало.

Но те, у кого иное представление о лифтах, спокойно делают карьеру в путинской России. Талантливых и энергичных топ-менеджеров, востребованных и продвинувшихся в частном секторе, – множество. Здесь предвижу хор голосов: нет, неправда, это всё чьи-то детки/дружки/подстилки etc, в отличие от нас, делающих под себя сами. Нет, не неправда. Но, даже признанные, позитивные примеры не вдохновляют. Лежа дома на печи (сидя перед монитором) фанфароны революции возвещают: какой в этом смысл, они же всё равно голь и нищеброды на фоне Истинных Владельцев, вот если бы… Формальный повод чувствовать себя голью и нищебродами для тех, кто априорно никчемен согласно собственному левому самоопределению, всегда найдётся.

Зато повода НЕ чувствовать себя угнетённым скотом не найдётся у них никогда. Прохоров может сближаться с «креативными» сколько влезет – они ему всё равно никогда не простят самих себя. Он не станет для них «своим» и не достигнет успеха предпринятая им самоотверженная психотерапия их душевных язв. Всё это напрасно. Огонёк, с которым он решил побаловаться, водой не затушишь.

***

Перечисленные особенности прохоровского проекта оставляют незанятой нишу правой политической организации, самым подходящим названием для которой было бы что-то вроде «Новый Социальный Порядок». Её миссия – не развлекаться бирюльками из разряда ё-партии (название партии Прохорова, собравшее наибольшее число голосов у него на сайте), а создавать то самое, что активируется уже на уровне названия, со всей серьезностью, предполагаемой при закладке основ.

Блогеры не заменят бюргеров. России нужны бюргеры. В хорошем смысле суровой эпохи раннего Нового времени. Бюргеры как элемент истеблишмента, а не фрондирующего бомонда. Не только бюргеры, конечно, нужны и другие элементы – бюргеры есть только там и тогда, где и когда есть аристократия, знать. Но и они тоже.

На упомянутую нишу «правой политической организации» не претендуют также и новообразованные структуры вроде национал-демократической партии. В умелых руках её лидеров «русские» оказываются модернизированной формой пролетариата, который, в очередной раз будучи «ничем», должен в очередной раз исторически состояться под руководством передового партийного меньшинства.

Не вижу, как эта идеологическая позиция по своим основополагающим предпосылкам отличается от левых движений столетней давности.

Диктатура нации, искусственно редуцированной к «угнетённым и униженным русским», агрессивно игнорируя преуспевающих и сильных русских, нисколько не лучше диктатуры пролетариата.

Есть мнение, что сильные и преуспевшие русские не без недостатков. Это так, но идти дальше нужно, не зануляя их, но опираясь на их энергию и волю, придав их активности смысл. Новый смысл. Просто смысл. Кхм… великий смысл.

Ещё раз: основа развития – культура силы и успеха. Как только её ключевая ценность нивелируется или приобретает отрицательный знак, образуется провал, в котором рано или поздно исчезают все социальные постройки. Сила, лишённая культуры, уходит, миновав напоследок этап асоциальности, варварского упрощения, дикого неорганизованного состояния.


***

Вакантна ниша общественно-политического объединения, которое, вместо того, чтобы «гоняться за голосами» (неактуально в ближайшие годы), займётся поддержкой правых и консервативных ценностей в различных социальных средах.

Само функционирование такой организации подразумевает активную озабоченность бизнеса «укреплением устоев» и его участие в повседневном обосновании государства. Следовательно, означает поддержку правого образа мыслей в деловой среде. В рамках названной структуры бизнес должен выступить носителем государственно-патриотической идеологии в качестве соучредителя государства, исправив свою традиционно сложившуюся левую репутацию. В современной России вредно много говорить о свободе: путь к ней лежит через дискурс государственно-патриотической ответственности. «Бизнес должен научиться выступать на национальном уровне от имени «ответственности», не от имени «свободы», то есть, собственно, так, как он и привык делать это на своей территории (ведь не о «свободе» же говорит руководитель компании, обращаясь к сотрудникам или подписывая контракт с руководителем другой компании)» (отсюда).

Армия, флот и оборонная промышленность нуждаются в повышенном внимании общества. Но обороноспособность так же зависит от экономической успешности, как и экономический потенциал – от способности государства защитить себя, в том числе военными средствами. В экономике же кадровая проблема остаётся по-прежнему наиболее актуальной. Вот почему помимо и прежде добровольного общества в поддержку вооруженных сил должен существовать его аналог в поддержку хорошего работника. (В том числе, в кресле руководителя и в кресле госчиновника.) «Хороший работник», сегодня экономически востребованный – это человек высокого уровня активности и ответственности: «правый человек», носитель идеи дела, которым он занимается.

Политическая стратегия правой организации состоит не в самодостаточном пребывании в оппозиции, а в запуске институтов и механизмов, формально предусмотренных структурой путинского Народного фронта и «Единой России». Эта стратегия воздействия на власть изнутри «партии власти» в равной мере включает борьбу за функционирование институтов во всех ветвях и сферах государственного управления. Естественно, это означает инициирование социальной активности, защиту и поощрение её проявлений, имеющих целью наведение порядка и охрану закона.

Власть в России когда-то очень давно, настолько, что уже забыла, когда, утратила себя как движущая (сила), инициирующая, а не имитирующая. Единственная форма движения, которую она нечаянно породила, это, как известно, броуновское. До сих пор никто не выражал заинтересованности изменить положение вещей. Только поэтому воз и ныне там. Собственно, на болоте.

Но площади вокруг хватает. Простор для выражения заинтересованности налицо. Нужно только захотеть.

Ссылки по теме:

«О главном. Почему правые – это правые, а левые – это левые»

«На полях смыслократии»
Tags: Борис Титов, Прохоров, контрреволюционная ситуация, мифология антиуспеха, новый социальный порядок, оппозиция, правоеVSлевое, ущербно-угнетённые
Subscribe
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 198 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →