?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Они не догоняют


 

Особенности национального мышления на примере дискуссии о «конце России».

 

Окончание. В начало.

 

А вот как  drakon_yv опровергает сделанное выше утверждение об отсутствии института  «чиновной собственности»

 

Как это НЕТ?!
Когда он ЕСТЬ!!!
Читайте К.Маркса внимательнее:
"У бюрократа в собственности находится сам государственный аппарат, именно, из него он извлекает для себя все блага и привилегии"
(цитирую по смыслу).
Наберите в Яндексе «Маркс о бюрократии» и в 5 пункте ответов прочтете про бюрократию много интересного.

 

Все просто. Если сомневаетесь в существовании чего-то, открывайте «книгу бытия», автор Карл Маркс, и читайте внимательнее. Еще один образец детской «непосредственности» умозрения, перенесенной в сферу оппозиционно-политического мЫшления. Бытие «собственности» как института для человека исчерпывается цитатой Маркса. Позвольте, но собственность – это институт, а не цитата. Институт, то есть регламенты, договора, правовые акты, регулирующие полномочия отдельных членов владеющего коллектива. Всюду, где есть коллективная собственность или коллегиальная власть, ритуалами не обойтись, нужны регламенты, или все сводится к собственности/власти одного при безвластии/воровстве прочих. Где это всё определено в «чиновной собственности» – на госаппарат ли, на национальное достояние ли (заводы, ГЭС, скважины и т. д.)? Нигде. Тогда это – собственность «на словах», а не реальный институт собственности. Об этом я и говорю: концепт «чиновной собственности», непродуманный и не прописанный, не способен стать действительностью, именно поэтому власть «ничья», «бесхозна», неэффективна и слаба. Однако людям нравится оперировать мифологическими образами. Зло должно быть персонифицировано, хотя бы в виде гидры. Иначе придется задуматься, что оно изнутри объединяет критикующих и критикуемых, и сам способ критики (перекладывание ответственности) есть его наглядное выражение.  

 

Власть плоха не потому, что она вооружилась вымышленным  неправильным концептом (пример которого А. Мельников, как ни пытался, не смог привести), а потому что она вообще не следует никаким концептам. Власть лишена идеи, которая могла бы быть идеей власти, и лидера, который мог бы быть лидером правящего слоя. Путин может быть им, но ему мешают соответствовать этой миссии профессиональные ревнители «народного блага» и «заботы о простом человеке» в его идеологическом окружении. Они же лишают власть цели, способной ее мобилизовать. Счастье «простого человека» не будет таковой никогда. Оно не объединяет людей власти и не мобилизует их. Оно не есть то, что вызывает и должно вызывать уважение человека, пришедшего во власть. Власть, которой ставят задачу работать над достижением этого «счастья», кончает самоубийством: решая ее непосредственно, начиная с себя - перестает заниматься делом, переключаясь с «властвования» на «воровство». Если благо «простого человека» есть цель, то эта цель состоит в том, чтобы благоустроиться в жизни, невзирая на «высокие материи», то есть воровать по мере сил. Хороший чиновник и «простой человек» – понятия несовместимые. У нас слишком много власти, говорят оппозиционеры, поэтому все плохо. У нас слишком мало власти, поэтому все плохо: так будет ближе к истине. Почему важен альянс власти и бизнеса? По многим причинам, но среди них особую роль играет та, которая гласит, что бизнес способен привнести во власть здоровое понимание целей, напомнив ей о ее собственной сущности. Главное: в бизнесе цель – не удовлетворение населения, занятого в производстве, но успех дела. Это идеология, которую полезно было бы привить современному российскому государству, добиваясь его укрепления (говоря так, я исхожу из того, что производством государства занимается всё взрослое дееспособное население России). Из всего, что сообщил нам Мельников, вытекает: спасение страны – на пути укрепления власти и государства, что означает формирование социальной базы власти на основе не потребительского, но правого отношения к ней, то есть формирование правящего слоя. Конечно же, самому Мельникову ближе вариант дальнейшего растворения власти в революционном хаосе.

 

Значительная часть комментаторов поддерживает автора в его меланхолической готовности сделать решительный шаг, находясь у пропасти.

 

Рассуждает senya99, мечтающий стать беглым:

 

Страна обречена быть на задворках цивилизации.
Но запад проходил эту же стадию иерархического деления общества и преодолел ее. Преодолел отнюдь не мирно. И теперь процветает.
Когда после эпидемии чумы средних веков некому стало работать - ценность простого крестьянина сильно увеличилась, и он этим воспользовался.

Конечно, сразу хочется попросить уточнения: как воспользовался, объявил забастовку? В условиях России именно нехватка рук при избытке окружающих пространств и большом количестве беглых от работы в вольную степь молодцов стимулировала закрепление крестьянства. Однако в любом случае нельзя не оценить революционную смелость мысли. Освободительная чума – это по-нашему! Мельникову это должно понравиться. senya99 очень хотел бы уехать на Запад, но его там на хорошую работу не берут, а на какую-угодно он, даром, что пропел хвалебную песнь западному равенству, не хочет. Буду, говорит, сидеть в России, плеваться вокруг, весь в слюнях, но сидеть, так комфортнее.   

Рассуждает беглый 74016000:

… замечаю, периодически наведываясь в Россию в последние 10 лет - отчётливо видна азиатская, тюремно-криминальная и, соответственно, феодальная трансформация уклада и культуры. Но это не аномалия, это путь выживания.

Еще один знаток «формаций», для которого «феодализм» (социальный порядок, в наиболее чистой форме созданный германскими завоевателями Европы к северу от Луары) есть синоним «азиатского» и даже «тюремно-криминального» уклада. Такая мешанина представлений в голове соответствует состоянию нашей перевернутой социальной реальности, но вряд ли способна помочь что-то изменить в ней к лучшему. 

 

siberiangrizzly, продолжая тему «борьбы с иерархией», рекомендует А. Мельникову:

хоть немного изучить историю Российской Империи.
Хотя вряд ли до него дойдет, что никакой сколь нибудь значимой КОНКУРЕНЦИИ как политической так и экономической там не было!
Абсолютная монархия. Сословно-феодальное управление политикой и экономикой. В экономике конца 19 - начала 20 века всё было забюрократизировано и монополизированно. Если не брать мелкий бизнес - сплошные отраслевые гильдии, тресты, картели или абсолютные монополисты. Причем каждой отраслью командовал представитель высшей знати. Прям как сейчас. Только надо было иметь знакомство не с Путиным В.В., а с Романовым Н.А. … Сейчас и то получше. Тогда это ещё и наследственное было и практически без правового регулирования...
...
А попытки это исправить были значимые только после 1905 года. Но это так, с у д о р о г и. Как решения 27 съезда КПСС и до кончины СССР.

 

История Германской империи, где сословно-феодального управления в период ее самого бурного экономического развития (времена Бисмарка) было не меньше, чем в России, наводит на мысль, что не вообще «сословно-феодальный» элемент противоречит развитию, а нечто другое. Почему бы не вспомнить еще и историю Англии конца XVIII – первой половины XIX веков, период, когда эта страна занимала положение мирового политического, экономического и технологического лидера. Первая в истории индустриализация началась под контролем знати, за сто лет до антиаристократической реформы парламента (упразднение так называемых  гнилых местечек). Напротив, следствием этой реформы стало постепенное замедление темпов развития страны в конце XIX века, а затем, с усилением влияния лейбористов, процесс демократизации завершился окончательной утратой Британией прежних позиций. Почему бы уж нам не вспомнить и Китай, в котором индустриализация проходит под иерархическим контролем партии?

 

Но запад проходил эту же стадию иерархического деления общества и преодолел ее. Преодолел отнюдь не мирно. И теперь процветает.

 

Процветать Запад начал задолго до того, как попытался преодолеть «иерархическое деление общества», то есть максимально нивелировать социальное неравенство. Продвинувшись в решении этой «задачи», хотя отнюдь не решив ее, он заплатил исключительно дорогую цену и столкнулся с вызовами, ответа на которые пока не знает. Ценой решения этой задачи стали вынос производств, колоссальные инвестиции в конкурента западному миру в лице Китая, пузыри потребительских и государственных долгов, переток капитала из промышленного сектора, блокированного профсоюзами и социальными государствами, на фондовые и финансовые рынки (с известными последствиями). Догонять Запад в его самоотрицании, беря у него нелепое и бессмысленное и не замечать более существенного, вряд ли необходимо. Впрочем, предлагать гнаться за ним, «преодолевая иерархию» в стране, где пока царит продолжение революционных хаоса и анархии, с понятием иерархии никак не совместимых, значит совсем пороть чепуху. Поскольку люди у нас дошли до той кондиции, что утратили понимание первоосновного: разницы между иерархией и анархией, порядком и хаосом, может быть, раз уж ориентируемся на Запад, надо начинать с самого начала?

 

Если правду говорят, что в 2000 г. у нас произошла очередная национально-освободительная революция, как в ту пору учил победителей Глеб Павловский, то эта революция застряла на этапе, который, например, в немецкой национально-освободительной революции 1933 года динамично завершился в июле 1934-го. Мы всё еще «восстанавливаем социальную справедливость», вместо того, чтобы уже начинать строить государство и общество, официально признавая необходимо присущие им иерархию и социальное неравенство. Всевозможные эксцессы типа деятельности «подполковника Кузнецова» (история с Магнитским) характерны для исторического периода, который в России несколько затянулся. То, что нужно стране, – быстрее выйти из него. Не при помощи новой революции, а наоборот.

 


promo rightview february 25, 02:20 224
Buy for 600 tokens
Левые – за народ. Народ при этом должен как дитятко малое ходить на помочах за благодетелями и изображать счастье. А что делать, если народ расходится с благодетелями в видении счастья? Как и положено строгому папке, леваки чадо порют, а то и хуже… как в Новочеркасске. Как в Вандее. Как на…

Comments

74016000
Sep. 1st, 2010 10:12 am (UTC)
Ну, если уж Вы прошлись по мне катком и не способны читать между строк, то я Вам немного разжую, что же я хотел сказать своей репликой о современном российском феодализме. Вопрос о том, является ли феодализм понятием исключительно социальным, экономическим или, как Вы намекаете, даже географическим, оставим тем, у кого формализм является основным способом анализа.
С моей точки зрения, Россия сегодня является, будь то вопрос о контроле власти со стороны населения, контроле неселения со стороны власти или центральное распределения экономических и финансовых сфер влияния минуя конкуренцию, государством более феодальным, чем каким либо ещё. Попробуйте доказать мне обратное.
Единственное, чего не хватает для полноты картины, это монарха, и то из страха, что за границей не поймут. Но подготовительная работа с подтягиванием церкви к решению образовательных вопросов ведётся, и я не подпишусь под невозможностью реставрации монархии.
Теперь о традиции власти и традиции тюрьмы в стране, которые, с моей точки зрения, и вернули страну в лоно феодализма, откуда она пыталась вывернуться в 80-90-ые. О том, какую роль сыграла азиатская традиция абсолютной власти в становлении властной системы в России, я отошлю Вас к академику Пивоварову - он обьясняет доступно. Музыкальная, прикладная, бытовая культура в России тоже пропитаны Азией, и со временем это становится всё более заметным. Если Вы этого не видите, то только потому, что наблюдаете изнутри либо Вам это развитие созвучно, и Вы воспринимаете его как естественное. Иногда, впрочем, количественные изменения по-гегелевски обретают качественные очертания - как анонсированные Лужковым исламские празднования в Москве, но Вы, судя по всему, находите это нормальным. И это всё - на фоне запрета строительства минаретов в Швейцарии, ношения платков в официальных местах по всей Европе и даже в Турции и разворачивающейся в Германии острейшей дискуссии о роли ислама в неспособности его носителей интегрироваться в современное общество.
И о тюрьме. Возвращением России из капитализма 90-ых, каким бы плохим он не был, занимались и продолжают заниматься люди из КГБ, МВД и армии. Нет ничего удивительного в том, что их язык лёг на сознание населения идеально. Россия - страна селекционированных рабов. Куда бы Вы ни пошли - в больницу, в паспортный отдел или в любой департамент, Вам сразу дают почувствовать Ваше подчинённое и зависимое положение. Даже по сравнению с советскими временами ситуация стала намного хуже. Если Вы этого не замечаете, то Вы в этом и не виниваты - привычка - вторая натура. А в России это ещё и генетика. Иначе как обьяснить Вашу же классификацию тех, кто не вписывается в Вашу модель мира. Я вот, согласно ей, "беглый". Я бы, может, и выбирал выражения осторожнее, но уж раз Вы этим себя не утруждаете, то и я не буду.
rightview
Sep. 2nd, 2010 06:27 am (UTC)
А я все равно хоть убей не пойму, какое отношение имеет "азиатская традиция абсолютной власти" к европейской традиции "феодализма"? Они несовместимы. Приписывать их российскому режиму одновременно - значит подменять анализ бессмысленным наклеиванием ярлыков.
74016000
Sep. 2nd, 2010 07:34 am (UTC)
С моей точки зрения, отношение прямое. Только обладая такой традицией и системой власти, можно разворачивать огромную страну в прямо противоположные направления при полном равнодушии и попустительстве населения, зачастую проваливаясь в социально более отсталую формацию.

Виктор Ерофеев. "Энциклопедия русской души":

"история национального футбола
Петр Первый повел мяч в Европу, ударил, промахнулся -- разбил окно.
Сборная команда мужиков с бородами погнала мяч в Азию.
Задрав юбки, Екатерина Великая перехватила инициативу.
Павел отобрал мяч и погнал его в сторону азиатских ворот.
Александр Первый, завладев мячом, отправил его в сторону Европы.
Николай Первый погнал его в сторону Азии.
Его сын, Александр Второй, отбил его далеко в сторону Европы.
Александр Третий отфутболил мяч в Азию.
Николай Второй побежал трусцой в западную сторону.
Ленин повел мяч в сторону Азии.
Сталин, с подачи Ленина, забил гол.
Хрущев начал с центра поля и, сам не зная почему, погнал мяч в Европу.
Брежнев отправил его в Азию.
Горбачев играл на европейской стороне поля.
Ельцин продолжил его игру, но во втором тайме растерялся. Стоит и не
знает -- куда бить.
Раздался свисток. Кончился пропущенный век".

У меня, впрочем, есть знакомые, считающие средневековье золотым веком, но их не большинство.
И я прекрасно понимаю основную мысль Ваших постов, где за наукообразием, многословием и приведёнными историческими параллелями кроется очень простая мысль, которую можно выразить парой слов: "Нам не нужны революции, всё разовьётся само собой со временем".
Я даже поддерживаю Вас в этой мысли, но мотивы мои сугубо меркантильны - у меня в России недвижимость, я получаю ренту. И пока я обрастаю жиром в Европе, мне необходима стабильность там, откуда я получаю доход. Но каждый раз я ловлю себя на нысли о том, что сегодняшняя российская стабильность - это совсем не то, что стране нужно. Почитайте письмо Толстого Николаю Второму от 1902 года, почитайте внимательно текст беседы Шевчука с Путиным, сравните тексты и факты. Найдите в сети видеофайл с прохождением путинской колонны с ним самим за рулём Лады по читинской трассе, который записали вполне себе упакованные мужички, послушайте их комментарии в прямом эфире, сравните с текстом Толстого в том месте, где он разбирает народную любовь к царю. В стране уже, как следствие вожделенной Вами и многими другими честно думающими гражданами стабильности, ситуация сродни предреволюционной из 10-ых годов 20 века. Другой вопрос, что изменились социальные и демографические соотношения в обществе и что революции в знакомом виде не будет. Будет тихий саботаж системы, голосование ногами, деградация, замещение русского населения другими этносами. Будет прогрессивное технологическое и научное отставание. Оно уже и сейчас вряд ли преодолимо. И Вам ли не знать, что не нищета подвигла народ на революцию 17 года. Вам, надеюсь, известно, что к 1910 году уже очень высокий процент крестьян выкупил свои участки земли, что у рабочих на Урале, например, помимо зарплат, больниц, школ и детских садов при заводе, были ещё и земельные наделы. Тем не менее, они с радостью поддержали революцию. У Аверченко очень хорошо по этому поводу написано про Пантелеймона Грымзина - ни прибавить, ни отнять. Каждый раз эволюционисты в России наступают на одни и те же грабли - на убеждённость, что они знают лучше чем народ, что народу нужно. Либералы, напротив, убеждены в том, что народ всегда прав. У России нет золотой середины, страной движет зависть и страх. Поэтому Георгий Иванов прав, когда пишет:

"Тыманные проходят годы,
И вперемежку дышим мы
То затхлым воздухом свободы,
То вольным холодом тюрьмы..."
74016000
Sep. 2nd, 2010 07:35 am (UTC)
Продолжение-окончание
И в основе этих метаний лежит простой факт тяги российской власти к власти азиатской, неограниченной - если консерватор, то давить любое инакомыслие, если либерал, то взять от жизни всё. Проблема в том, что власть, требуя от населения соблюдения законов, сама их исполнять и не собирается, а потому, ни либеральная, ни консервативная, никогда не учит народ, как он мог бы её контролировать, и, соответственно, никогда не предоставляет народу механизмов контроля над собой. Именно азиатское надзаконие российской власти, когда власть - и есть закон, и является источником всей российской мерзости. Поэтому стал возможен выбор этой властью формации, когда нажива в сырьевом государстве наибольшая, а социальная ответственность наименьшая - феодализма.
rightview
Sep. 2nd, 2010 09:57 am (UTC)
"Только обладая такой традицией и системой власти"

Какой из них? Вы называете две взаимоисключающие традиции. Проблема современной России, что в ней не работает никакая традиция, кроме своей собственной "расейской". Сводить последнюю к чему-то иному, бессистемье к системе неверно. У нас не феодализм. "Феодальный" строй основывается на аристократической этике сословия воинов и является феноменом высококультурных, а не низкоцивилизационных эпох (таких, как наша). Вопреки мнению представителей либеральной интеллигенции, не любой военизированный сброд соответствует этому понятию ("сословие воинов"). Военизированный и бандитствующий сброд имелся всегда, но институциализация рыцарского сословия в Европе началась примерно с XI века.

"какую роль сыграла азиатская традиция абсолютной власти в становлении властной системы в России, я отошлю Вас к академику Пивоварову - он обьясняет доступно. Музыкальная, прикладная, бытовая культура в России тоже пропитаны Азией"

А Азия сейчас несколько более стабильна и успешна в делах капиталистических, чем Россия, "пропитанная Азией". Что еще раз наводит на мысль об отсутствии в стране политической и и деологической системы, которую можно хоть как-то внятно идентифицировать, отослав к "традициям".

"за наукообразием, многословием и приведёнными историческими параллелями кроется очень простая мысль, которую можно выразить парой слов: "Нам не нужны революции, всё разовьётся само собой со временем""

Нет, за многословием кроется не эта мысль, а мысль, которая требует гораздо больше слов для своего выражения. Всё не разовьется само собой, но разовьется при определенных условиях. Читайте "многие слова", уверяю Вас, они не для того написаны, чтобы план по знакам выполнить. Влиять надо на упомянутые условия. Всё прочее -- не более, чем повторение пройденного. Если человек болеет гепатитом, а его лечат от воспаления легких, лечение заведомо не даст результата, сколько бы радикальности в него ни вкладывали.

"В стране уже, как следствие вожделенной Вами и многими другими честно думающими гражданами стабильности, ситуация сродни предреволюционной из 10-ых годов 20 века"

Вот здесь про это написано. http://rightview.livejournal.com/4338.html





Edited at 2010-09-02 11:17 am (UTC)

Profile

Br
rightview
rightview

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

ДРУГИЕ АККАУНТЫ БЛОГА RIGHTVIEW

ОСНОВНОЕ

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner