rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Categories:

Святенков о «монархическом контуре» демократии

Комментаторы интересной статьи Святенкова обсуждают у него в блоге детали и частности, но упускают основной смысл (что не случайно, так как у самого Святенкова он, надо признать, отодвинут на задний план).

Святенков говорит о необходимом элементе недемократического в природе власти, хотя бы и демократической. Автор ссылается на функциональность монархии в критические для демократии моменты истории (достаточно вспомнить известные испанские события 1981 г.). Правда, сильно преувеличивает, когда заявляет: «Чем пара «рахбар – президент Ирана» отличается от пары «королева Британии – премьер-министр»? Да ничем, по большому счету, только пропагандистским обеспечением». Рахбар, «верховный аятолла», намного влиятельнее британской королевы.

Фраза о «пропагандистском обеспечении» также звучит чересчур легковесно. Так и представляешь себе некоего м-ра Суркоффа при Елизавете Второй, который лепит её национальный культ, размещая материалы в СМИ и блокируя критику. Я полагаю, что нужно говорить о пласте реальности, уходящем более глубоко. Монархия не нуждается в пропаганде в свою пользу, скорее, она сама фактом своего существования что-то «пропагандирует».

В общем и целом, «недемократическое» имеет ценностную природу – но, заметим, ту же самую открытую ценностно-культурную природу, которая лежит в основе демократии. В той мере, в какой решения принимаются под влиянием не только рациональных, но и ценностных мотивов, система демократична и недемократична одновременно.

Любая ценность вводит различные степени доступности/понимания, то есть подразумевает не просто открытость, но ограниченную открытость. (Безграничная открытость обесценивает и деиерархизирует, а в конечном счете приводит к своей противоположности, к закрытости по причине отсутствия открывающегося.) Ценность определяет круг своих носителей и через них институциализируется, стремясь к сохранению и самоутверждению. Демократическое общество создано открытыми ценностями, которые претендуют на доступность и значимость для каждого, но при этом они не должны терять статус ценностей.

Исходя из сказанного, было бы интересно рассмотреть ценностную функцию института монархии в демократическом обществе в продолжение темы идеологических оснований республики, затронутой тут. Сказанное Святенковым: «для многих стран роль недемократического контура, гарантирующего демократию, играют Соединенные Штаты» перекликается с одним из тезисов этого текста: об имперском ценностном горизонте республиканских обществ.

Дополняя только что процитированные слова, можно было бы напомнить, что демократия, недемократически обеспеченная извне, редко является настоящей демократией – скорее чем-то из разряда потемкинских деревень. Наверное, и смысл монархии не исчерпывается наличием стоп-крана на черный политический день, задрапированного где-то на стене в апартаментах британской королевы. Но если интерпретировать «обеспеченность» не как возможность силовой коррекции, а как повседневность коррекции на уровне сознания, постоянство воздействия стимулирующего культурного образца, это будет более правдоподобно.

Вопросы, что именно воплощает институт монархии, оплотом каких ценностей, требующихся для функционирования современного западного общества, он служит, и взаимозаменяем ли он с «имперским контуром», требуют отдельного прояснения.
Subscribe
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments