rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Categories:

Мы говорим «республика», а подразумеваем…

Хотелось бы ещё раз вернуться к этому фрагменту только что написанного текста:

«Конституционный переход к парламентской республике, то есть, по сути, к просто республике от существующего недомонархического правления, на каковом (переходе) настаивают Межуев и его единомышленники, – это уже следующий, логически вытекающий этап, но начинать уместно и даже удобнее было изнутри «суперпрезидентского режима». Я говорил о том, что для начала неплохо попытаться учредить республику хотя бы на ограниченном участке внутрипартийной системы управления».

Нужно напомнить о фатальных ошибках, к которым при планировании упомянутых переходов может привести недооценка формирования республиканской социальной базы и её организационно-идеологической мобилизации.

Со времен конфликта оптиматов и популяров в Риме известно, что республика тождественна «элитно-аристократическому» типу организации власти и ценностной системе, которая ему соответствует – стремясь придать традиционному словоупотреблению значение термина, я называю её «правой». Им антагонистичны аппаратно-бюрократическая модель консолидации правящих и левая идеологическая традиция. Развивать республиканские институты имеет смысл лишь в рамках проекта, имеющего целью «активировать» общественные группы, способные стать оплотом республиканско-аристократического сознания внутри власти.

Идеологически и кадрово не обеспеченная республика (не только в парламентской, но и в президентско-парламентской версии) рискует превратиться в публичный раздор клик знакомой аппаратной природы, который вновь скомпрометирует любые отступления от традиционного российского цезарепопулизма. Без вовлечения социального слоя, способного поддерживать правое отношение к власти, парламентские партии, равные друг другу в своём аппаратном происхождении, рано или поздно сольются «воедино» как филиалы глобальной бюрократической структуры. Она может называться иначе, чем «администрация президента», сути это не изменит. В качестве «правого» идентифицируется отношение к власти исходя из идеи власти. Эта идея может манифестироваться в явной сакрально-имперской форме (если угодно, сакрально-национальной, без разницы, в данном случае это спор о терминах), или в неявной как указание на образец, в свою очередь связанный с явной формой её присутствия в сознании.

Такое усложнение казалось бы элементарного вопроса противоречит общепринятым представлениям и надеждам. Люди думают, что учреждение республики принципиально не отличается от перерегистрации какого-нибудь ЗАО в ОАО. Полагают, что протестная толпа, объединённая ненавистью к Путину – вполне добротная социальная опора республиканского строя. Но не производится власть из протеста против власти! Нужны, как минимум, и другие источники. Социальные и культурно-ценностные.

А что говорят на этот счет фронтмены упразднения «суперпрезидентства»? Межуев, Бенедиктов и Дробницкий пишут в своём докладе «Государственный консерватизм в формате политической конкуренции»:

«Путин явился и до сих пор является выразителем трех фундаментальных для нашей страны и нашей политической культуры ценностных установок: социального равновесия, территориальной целостности и государственного суверенитета. Путинский режим блокировал реализацию крайне левых и крайне правых экономических программ, не допустив ни массового пересмотра итогов приватизации, ни принудительного банкротства индустриальных моногородов».

Вот это и удивляет: перечислив несколько типичных компонент «монархического сознания» и не назвав ни одной республиканской ценности, известные аналитики считают это приемлемым идеологическим сопровождением радикальной коррекции госстроя. «Путинизм», он же «госконсерватизм», вот таков, говорят они, как мы только что его обрисовали, ergo: парламент так и напрашивается. Неизвестно, каким образом парламентаризм вытекает из этой идеологии (если учесть, что предложения о перераспределении власти в значительной мере Путину и адресованы).

В голове монархического лидера, который является «выразителем» вот этого самого, неоткуда взяться мысли о сильном парламенте, и в стране, чьи фундаментальные ценностные установки соответствуют процитированному списку, эта мысль не встретит особой поддержки. Перед нами косвенное признание того, что парламентаризм как был на бумаге, так там и должен остаться, какие бы декларации на эту бумагу ни наносились.
Subscribe
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments