rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Categories:

Байрон с национальной точки зрения

«Если некий англичанин - по праву считающийся гением - полюбит Грецию, сделает для Греции больше, чем тысяча греков, пожертвует ради Греции своим временем, силами, здоровьем, средствами, и в конце концов отдаст ей жизнь, то в глазах греков он станет великим человеком, благодетелем эллинов и национальным героем Греции. Но греком его считать никто не будет. А ленивого грязного мальчишку, писающего на бюст этого великого человека - будут. И более того, о величии покойного англичанина будут судить по тому, что он сделал для всех греков, включая предков этого мальчишки и самого этого мальчишку».

Отсюда: http://krylov.livejournal.com/2417097.html

Довольно странная точка зрения – судить о величии покойного англичанина по тому, что он сделал «для всех греков». А вот Шекспир ничего не сделал для «всех греков». Так что в рамках «национального сознания» он несущественен. «Иностранный поэтик, ничего не сделавший для греческого народа».

Сомнительная реклама национального как прогрессивного потребительского паралича мозга. Сначала люди учатся коллективно утилизировать Байрона, спрятавшись за спину «себе подобных» («хорош Байрон или нет, мы решим, когда посмотрим, что он для нас сделал»). Но на следующем этапе личностного «развития» они утилизируют коллектив себе подобных. И этот следующий шаг логично следует, потому что нация изначально оказывается инструментом прикрытия мальчика, писающего на бюст, от себя самого («да хрен с ним, с бюстом, мы – греки и этим правы»), то есть чем-то из сферы услуг. Глазом моргнуть не успели, как вот уж «нация» -- средство «социальной защиты» (источник пособий, дотаций и т. д.). Ещё один шаг в эволюции и через стадию welfare state левые европейские нации перестают быть нациями, открывая двери своего дома для «всех желающих».

Почему это так? Утилитарное отношение к чему-либо постепенно превращает это что-то в «вещь», в неодушевлённый предмет, что заметно облегчает дальнейшее распространение такого отношения к нему. Традиционные общности преодолевали эту угрозу, культивируя свой сакральный характер, укрепляя постоянство присутствия вечно живых богов и героических предков как праосновы. В случае с нациями этого проиводействия нет. Один из признаков «потребительского окостенения» - бюрократизация. Бюрократическому аппарату же, стоящему на раздаче благ, без разницы, кого кормить и дотировать. Для него чем несчастнее, тем лучше. Бюрократия любит слабых, потому что сама основана на культуре слабости. Подозреваю, что в Европе действует масса программ поддержки разной мигрантской публики. Пока негры и арабы проходят под рубрикой «слабых и обездоленных». И, вероятно, это ещё долго будет так.
Subscribe
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments