rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Categories:

Помитинговали

Когда читаешь вот такое:

«права и свободы педерастов шендеровичи обязательно впишут в текст акта о капитуляции Кремля перед неизбежностью, а вот русский народ упомянуть забудут - к гадалке не ходи. <…> Давайте кратко резюмируем - при любом исходе событий, русский народ останется без пряников»

– то думаешь: в каком именно смысле «русские без пряников»? Кто конкретно окажется без них, согласно мысли автора? Чего Шендерович может лишить реальных русских, живущих в одной большой стране? Священного русского права делать что? Голосовать с умом, владеть собственностью и защищать свои интересы? Нет, не лишит он этого никого, кто сам себя этого не лишит. Шендеровича бояться – вечно дома под замком как в тюрьме сидеть.

Но те, кого он достояния, Богом данного, не лишит – с определенной точки зрения и не русские совсем. Не являясь ни в какой мере почитателем Шендеровича, замечу, что последняя фраза doppel_herz – это афористично выраженное самоопределение «русского народа» как «страдающей сущности» (подробнее о таковой см. в тексте о том, что делает людей правыми или левыми). Русские – это те, кто всегда не при делах. Ну какой «русский» Путин, Потанин или Дерипаска? Они не русские, они «ненастоящие». Настоящие русские должны быть ни с чем. Таков их отличительный признак.

Ну, вот они и ни с чем. Помитинговали. Разошлись. Тихо и спокойно, как убеждал «их» вести себя Холмогоров (словно бы записавшийся в сообщество «эволюционного марша»). Националисты, ходившие караулить, как бы Шендерович не украл у них победу, «шендеровичи», ходившие, чтобы не отдать страну «нацистам»: все были на редкость успешны в этот день.

Но этот день уже закончился. И штук десять записей о впечатлениях, которые перепостил тот же Холмогоров, откладывают, но не отменяют ответа на вопрос: «дальше-то что?» – ответа, которого ждут от него сторонники. Мысль же состояла в том, что «не надо обострений», надо мирно давить и мирно добиваться своего. Ну, хорошо, обострений избежали, а как теперь давить-то будем: вот тема, повисающая в воздухе дамокловым мечом над репутацией вождей. А ответить нечего, разве что только процитировать «шендеровичей» же: «Маневрировать Путину некуда, он будет маневрировать вправо, к Рогозину», ну, то есть, он сам умный и придёт к «нам» с распростертыми объятьями. Правда, пока либералы прогнозируют дрейф Путина вправо, среди националистов принято с той же степенью уверенности рассуждать о неразрывном внутреннем единстве «путинских» и деятелей «либеральной» ориентации. Чем сильнее мы будем, тем быстрее режим раскроет карты, откровеннее обозначит свой альянс с другой стороной, максимально объединившись с ней против нас, бормочут себе под нос и те, и эти. Каждая сторона не против именно на какую-нибудь другую и возложить ответственность за потерю времени на пустопорожнее столпотворение в субботу.

Холмогоров накануне неоднократно предупредил путинских силовиков, что именно жесткое подавление намечающейся акции может привести к радикализации протеста и, собственно, революции:

«Революция - это то, что реально начнется после успешного "подавления революции". Революция это то, что бывает, когда у гражданина срезают кошелек, он идет жаловаться в участок, застает вора делящимся содержимым кошелька с околоточным, поднимает возмущенный крик, а околоточный со словами "Ах ты, ливолюционер!" бьет его в морду до крови.»

Оставляя в стороне обсуждение справедливости этой интересной гипотезы, попробуем мыслить дальше по аналогии, и заметим, что если силовое давление побуждает перестраиваться и профессионально организовываться протестное движение, то, вероятно, и давление «масс» приводит к реорганизации не желающей уступать власти на более эффективных началах.

Но, не знаю, как в отношении роста жесткости столкновения, а в отношении его смягчения гипотеза верна без сомнений: если сила у власти и оппозиции – разная (не по величине, а по природе), то слабость одна на двоих. Власть и оппозиция совместно приветствуют население страны громким паровым гудком и одновременно улетают в трубу. «Как бы ни хотелось оппозиции считать себя лучше власти, они уравновешивают друг друга» общей немощью. Распад власти и распад оппозиции – обычно, две стороны медали, и редко, когда одна из них блестит заметно ярче другой. Эту медаль «За спасение Отчизны» по итогам декабрьского противостояния смело могут в изобилии вешать себе на грудь как «путинские», так и иные.
Subscribe
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment