rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Методологическое

Читаю порицание Путину от Холмогорова в связи с «ошибочной» реакцией его (т. е. Путина) окружения на «народный свист». Аналогии из греко-византийской истории, конечно, очень интересны. А вот что при прочтении текста вызывает сомнение – это общий вектор взглядов автора, известного в рамках идеологического тренда, который, с оговорками, принято считать «правым».

«Решение этой ситуации простое. Наконец-то услышать людей и начать делать то, чего они требуют. А требуют они простых и понятных, очевидных для каждого здравомыслящего человека вещей. Закона равного для всех. Достатка, защищенного от воровства и коррупции. Свободы - банальной свободы мысли, слова, собраний, политических партий - для человека. Права и чувства хозяина для народа, причем не для того народа, который наделен сегодня этими правами на деле, а для того, который должен пользоваться ими по справедливости»


– пишет Холмогоров, явно приглашая с собой не согласиться.

Вопреки сказанному, всё это – исключительно непростые вещи, результат длительной культурной и идеологической эволюции, которая у нас, возможно, ещё даже не начиналась. (Те, кто думают, что начали её, выдвинув слоган «про Кавказ», сильно заблуждаются.) Перечисленное выглядит простым и естественным лишь со стороны витрины. Быть правым в сегодняшней России – значит не упрощать в данном вопросе: видеть культурно-идеологическую глубину «этих вещей».

В том, что люди предпочитают «требовать» в точности по списку Холмогорова, полезно было бы усомниться. Впрочем, с определённого угла зрения это не самое важное. Важнее наличие или отсутствие самой реакции власти, которая может попытаться закрыть глаза на проявления «недовольства», а может, напротив, воздержаться от иллюзий, даже если сама занимается их распространением. На этом как раз и акцентирует Холмогоров. Моё мнение относительно некоммуникативности власти было в начале года выражено здесь:

«Таких персонажей, как Мубарак, подводит происхождение. Его убила типичная косность «народного» пост-революционного лидера. Зачем реагировать на «сигналы с мест», на пожелания снизу, на «волю народа», пожелания общества? Я сам воля народа. Я штатная революция, защитник низов и их глас. Для коммунистического руководства СССР события вроде кронштадтских или новочеркасских становились шоком, вызывавшим неадекватную реакцию именно потому, что сбивали самоидентификацию. Не может быть никаких революций, движений масс. Не может быть никакой борьбы трудящихся за свои права помимо нас, пусть не придуриваются, потому как она – это мы. Мы – сама борьба трудящихся за свои права, а кто же мы исчо такие?

Там, где люди у власти мыслят себя иначе, где они рассматривают народ как «иное», они с любопытством, свойственным образованным и культурным личностям, хотя бы интересуются его мнением. А это значит, неизбежно, учитывают данное мнение в своих действиях. Революционным лидерам это не нужно.

Посмотрим на наших собственных, пока ещё крепких-крепких, вождей. Все биографы Путина отмечают его нежелание ни в чём «уступать», показывать, будто он прислушивается к общественному мнению и способен идти ему навстречу. Он же освободитель общества от тирании олигархов. Главный общественник. Кто там поперек чего-то вещает? «Общество – это я». А кто не с нами, тот олигарх или от олигархов.»


Заметим, это в корне иной подход: коммуникативный разрыв объясняется здесь не отдалением правящего лица от народа, а, напротив, отсутствием такой дистанции.

Когда Холмогоров предписывает Путину: «услышать и делать, чего они требуют» – это критика власти слева, на которую автор переходит, несмотря на оговорки наподобие:

«Еще раз - выйти даже против очень враждебной толпы, если ты сильнее ее духом - не страшно».


В моей реплике по тому же самому поводу речь шла о внутреннем коммуникативном конфликте власти — её противоречии самой себе. Этим системным самоопровержением путинская власть вообще очень любит заниматься. Таково её хроническое свойство – увлечённо постулировать собственное отрицание. Холмогоров, наоборот, концентрирует (в данном посте) внимание на «внешних коммуникациях». По моему мнению, за несерьезностью к «другим» стоит несерьезность этой власти к себе. Холмогоров, по-видимому, склоняется к более распространённой версии причинно-следственной связи – к зависимости, действующей в противоположном направлении.

В этом различие.
Subscribe
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments