rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Categories:

Прогрессивное надбровье головного узла связи

Неоднократно высказывалось мнение, что в России обитает два типа населения или даже

«два народа – нация европейского меньшинства и нация автохтонного большинства».

Я же постоянно утверждаю, что это неправда: «европейское меньшинство» никаким образом европейским не является, оно плоть от плоти «местное» и порождено «автохтонным большинством». Фактически служит органом активного самоотрицания/самоуничтожения последнего.

Иногда советско-российская природа «европеизма» «меньшинства» начинает выделяться в особо заметной форме. Как вот там по ссылке в форме признания о том, что весь современный Запад выбрался из брежневского орденоносного пиджака.

Если Брежнев – отец гуманизма, то почему бы 90-м годам и не побыть немного фашистскими?

Для кого-то фашизм – марши и серая униформа, для кого-то «молодое и красивое».

Фашизм с этой точки зрения вылазит отовсюду, он – сама сущность донимающей нас жизни, от которой двумстам пятидесяти миллионам счастливчиков лишь только за спиной Брежнева и удалось скрыться на незначительное время.

Читаем по вышеприведенной ссылке перл, принадлежащий, как утверждается, Д. Ольшанскому:

«Для меня очень важно, что поздний СССР был во многом про то, что быть СТАРЫМ, быть БЕДНЫМ, быть НЕВЗРАЧНЫМ и НЕКРАСИВЫМ, быть неудачным и в невыгодных обстоятельствах – НЕ СТЫДНО. Вот это важнейший антифашистский – в широком смысле слова – момент. В то время как нынешняя – абсолютно в этом смысле фашистская – идеология буквально настаивает на том, что человек обязан быть БОГАТЫМ, МОЛОДЫМ, КРАСИВЫМ и УСПЕШНЫМ, иначе он не человек вовсе, а плесень. Это то, что за что я ненавижу «правящий дискурс», пришедший из 90-х и царствующий до сих пор».

Человек, который это сочиняет, не понимает, как связано одно с другим. Это не фашизм. То, что он так называет, всего лишь истеричная реакция на левую культуру ущербности, которая возникла у нас в мозгах задолго до Леонида Ильича. Одна уродская идеология вытекает из другой как её оборотная сторона. Мне уже приходилось говорить (например, здесь: 1, 2) об этом феномене: почему в России любой успех агрессивно антисоциален.

Ольшанский забывает, что в России все друг для друга «плесень»: чья бы то ни было успешность ещё ни разу не была поводом воздержаться от того, чтобы при первой же возможности прихлопнуть носителя оной как муху, если он вдруг чем-то слегка помешает. Успешные успешно отрицают себя и себе подобных словом и делом (см. предшествующий пост о «левом комплексе» и «левой силе»). У нас культурно и как следствие политически и практически нет успешных, уважающих себя и друг друга. В этом смысле успешных у нас нет совсем: Россия – страна неуспешных, сражающихся с выпученными от напряжения глазами со своей неуспешностью, которую для них олицетворяют все и всё вокруг.

Выход из этой истерии – совсем не тот, который мерещится Ольшанскому и его толкователям. Нет, это точно не возвращение в мифическую страну имени Акакия Акакиевича с генеральным коллежским секретарем во главе. Государство «простых людей», то есть «бедных, невзрачных и некрасивых», основанное ими на ненависти к «сильным и успешным», исторически безотлагательно уничтожается ими же самими в припадке прогрессирующего самоуничижения. Дальнейшее самоистребление популяции асоциально-аполитичных успешных, зараженных этой ненавистью к себе, хотя и временно расплодившихся на пепелище, трудно рассматривать в качестве альтернативы. Это – продолжение, а не что-то новое. Только слепой не заметит ростков «фашизма» 90-х, начинающих свой путь к солнцу непосредственно в средоточии брежневской эпохи.

Государство неуспешных неуспешно. Государство слабых слабо. Ольшанский, будь он последователен, должен испытывать чувство глубокого морального удовлетворения в связи с этим. Советский Союз рухнул под грузом навязанных ему «преимуществ» левизны – и правильно сделал. Он завалился под тяжестью потребителей, присосавшихся к открытому им сервису посюстороннего ублажения маленьких людей, стремящихся, чтобы империя обслуживала их безмерно раздувающуюся кротость, став орудием её планетарной экспансии. В общем и целом научить мир скромности, смирив гордых, не удалось. Слава Богу. Ольшанский, правда, думает иначе.


Дополнительные ссылки по теме:

Представление либерального меньшинства

Медиакратия: особенности побочного эффекта

Круглый стол брахманов на тему: можно ли сотрудничать с кшатриями?

Два типа государства. Крылов и его антагонисты.
Subscribe
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments