rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Уберите Путина с рекламы

В рамках общего «правого тренда», знаменующего суть времени, загадочные путинские политтехники порешили придать шефу более активную жизненную позицию в том самом смысле, который я подразумевал здесь, когда писал:

«Мы ни разу не слышали из уст «первых лиц» ничего, что они рискнули бы потребовать от «простых людей» или хотя бы «рекомендовать» им. Не высказывалось ни одной моральной оценки, относящейся к жизни и деятельности этого слоя общества. Зачем, ведь простые люди сами по себе – источник и мерило нравственности, это «элита» погрязла во зле.»

Кажется, что-то начало меняться. Проезжая вечером по городу, вздрогнул: из темноты Путин, просунувшись между Стасом Михайловым и рекламой дешевой свинины от местного супермаркета, изъяснился «по-пацански» и пропал обратно среди рекламных щитов. Потрясённый, подумал я, было, что кто-то издевается над столпом государства, и уже начал гадать, кто же это осмелился, однако чуть позже выяснилось: если кто и издевается, то исключительно он сам, наняв соответствующих мастеров этого дела. Поддерживают его так. Акция у него, устроенная «сторонниками»: Путин как бы зовёт «пацанов» завязать с наркотой. В честь чего по крупным городам анонсируется серия концертов «звезд эстрады».

«Путин за нашу идею, мы за него» – гласит один из слоганов баннера, представляющего собой непроходимую мешанину различных элементов, в которой далеко не сразу разберешься, но, глядя с тротуара, начинаешь постигать истинный смысл апологетической конструкции. Когда находишься в машине, первое впечатление: эта подача Путина как альфа-пацана – чья-то злая насмешка. Если считать «тех, кто в машинах» окончательно отрезанным, конченым и отброшенным электоратом (а, видимо, такого мнения придерживаются политтехники, рисовавшие образ премьера), при том, что ставка сделана на других, то так, вероятно, и должно быть: маркетинг, ориентированный «на своих», внушает неприязнь отверженных, лишний раз подчеркивая, что нет с ними никакого взаимопонимания. И тогда, видимо, следующий слоган будет гласить: «Путин против пробок», что с языка «Юстас Алексу» переводится как «долой тех, кто, приняв отдаленное участие в расхищении недр, купил себе автомобиль» и обратно шифруется туда же призывом «дорогу – ВАЗам». Но если этот крест на наиболее мобильных не соответствует собственному мнению ВВП, то мы имеем дело с маркетинговым ляпом.

Он, однако, не должен заслонять сам вектор подвижки, реализованной пока довольно коряво. Путин решается заговорить с народом не в привычном стиле официозного общения герцога Орлеанского с Людовиком XV – стиле доклада цинично-почтительного регента малолетнему королю, каковому надо рассказывать хорошие новости, весело шутить и льстить, не обременяя ничем серьезным. Робко-робко, неуклюже-стыдливо, стремясь затеряться в деталях драпировки и в компании Стаса Михайлова, используя наглядные методы, которыми продвигается свинина для ума и свинина для желудка, Путин делает шажки коррекции себя – вправо. Тут же снижая пафос и дистанцию фамильярным «пацанством», выбирая наименее правый язык из практически возможных, он бочком-бочком поднимается на более высокую ступень – уже не политтехнологического жульничества, но власти: он не докладывает, но, по крайней мере, делает вид, что настойчиво просит, ещё немного не хватает, чтобы начать требовать. Давайте вспомним казалось бы занудный викторианский морализм. Он был излишним при «старом режиме», но он функционально необходим тогда, когда образ правления приобретает больше республиканско-аристократических черт. Процесс публичной систематизации власти начинается в момент её морального самоотделения, преодолевающего уровень «народа». Надо сделать первое движение, дальше, как огонь, само пойдёт.

Как было сказано, «Простому человеку» нужен подлинный лидер, который, обращаясь к нему, не сюсюкает, а включает его в систему власти, ставит ему задачи и предъявляет требования, освященные высшими ценностями». Жизнь понемногу заставляет признать это.

Не так давно приходилось вспоминать опыт Жириновского, который в середине 90-х «выигрывал выборы, серьезно и напористо разговаривая с избирателем не только про политику (выход к Индийскому океану), но и про то, как нужно строить отношения в семье, как детей воспитывать и т. д. Он призывал людей к ответственности и порядку, вместо того, чтобы звать на баррикады, ныть о прошлом или тупо льстить».

Побуждать народ к ответственности и порядку Путину предложили на основе темы Ройзмана, которую уже принял в работу Прохоров с «Правым делом». Не самый лучший вариант, не говоря уже о форме исполнения. Но есть ведь и другие.
Subscribe
promo rightview march 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments