rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Categories:

Священная рябь: теперь по-петербургски



Этот трудночитаемый текст появился из подписи к фотографии, которую я попытался было сделать в публикации о «непотерявшейся Италии». Предписывалось же: «медитировать» – ничего иного и не остаётся, раз до средиземноморских истоков (к которым традиционно планировалось припасть летом) по-прежнему как до неба. Процесс оказался настолько увлекательным, что увлёк не только в направлении Эсхила и Ницше. Он ещё и до Петербурга довёл. Сижу, пишу, вдруг смотрю: что это? Ба, Нева.



И не случайно. Слышал я, где-то тут окно... Ну, что сказать? Почти да. Правильно говорят. Высунулся в него, подышал. Воздухом вот этих фото. Констатировал, что это того стоит. Сочи географически, конечно, ближе к Средиземноморью, но по сути на другом конце земли. А тут вот оно. Почти что. Неправда, будто «в Питере его нет», как я полагал, забыв СПБ с 2006 года. Приехал. Пригляделся. Признал. Самое оно. В общем, Средиземноморье в очередной раз неуловимо мигрировало на Север: каким-то образом очутился я с ноутбуком в кафе на Малой Морской с видом на Исаакий и площадь Сан Марко. «Англетер» гостеприимно распахнул мне двери, правда, маску попросил надеть. Должен сказать, что на берегах Мойки самая чудесная атмосфера для классических медитаций. Не диво то в городе, где столько колонн, сколько их во всей остальной России вместе взятой (шутка).

Отмедитированный текст трактовал свет-и-тьму, игру их неразделимости как ценностный мотив, путеводный для определенной традиции. Мировой океан сущности культуры Запада – вот тема сказанного (уже загрязнённый, но отнюдь не вычерпанный). Утверждается, что между землей и небом вода. Свет и тьма сливаются в блистающей глубине вод. Море символически и метафизически понимается как зона взаимного перехода, продолжения/отражения/отождествления/отталкивания света и тьмы, неба и земли, высшего и глубокого. В этом качестве пра-образца оно дано современной – с XVI века океанической – цивилизации в сравнении с теми обществами, у которых его нет и которые думают, что знают небо и землю порознь – но знают их одинаково плоскими. Когда кочевники, приходящие из степей, и мыслящие себя формой неба, накрывают торгово-земледельческие континентальные цивилизации, жизнь останавливается. Степняки пытаются выполнить недопустимую (для себя) операцию, совместить несовместимое. В итоге система зависает. На выходе из перезагрузки носители исключающих несовместимостей просто исчезают, перестав быть собой – саморастворяются в субстрате, будто их и не было, или бесследно удаляются туда, откуда пришли. Жизнь снова идёт дальше – уже без них.

Моралист мог бы увидеть в написанном своё/чужое. Добро и зло переплетаются? О, это у них там. Это западное. И впрямь, продолжив изъясняться посредством подобной терминологии, можно заметить: в основе средиземноморская, затем атлантическая, европейская культура – величайший источник добра и величайший источник зла одновременно. И попробуй разбери, попробуй раздели, попробуй догони.

В России с 1917-го пробовали. Решили быть только добрыми, воплощением мирового добра, а заодно догнать и перегнать. И что? Не перегнали. Но перегнули. В добре. Так, что каяться потом пришлось и не знать, куда бы эти перегибы добра с глаз долой засунуть, перед коими смущенно меркло само зло. Выброшенное в окно вернулось, поднявшись по парадной лестнице. А, перегнув, потом и перегнили.

Сейчас, впрочем, эстафета перехвачена. Очередь перегнуть, перегнить и «стать добрыми» сместилась западнее. В текущей американской мифологии добряк Байден противостоит злодею-республиканцу. Хотя какие же они злодеи, эти республиканцы – философствуют, например, в Кремле… Просто «настоящие американцы». Оснащённые знанием, которое растеряли по дороге коллеги-демократы – в экстремально-концентрированном виде оно представлено, например, в оскароносном шедевре «Непрощёный» заядлого республиканца Клинта Иствуда: выражаясь всё тем же условным языком морализатора, добро – не что иное, как более высокая степень зла (см., если кто не верит, фильм, продолжающий эпосы Серджио Леоне именно тем, что в нём нет никакого «добра и зла», только «добро, оно же зло»). Можно было бы добавить, что это знание мрачновато, как глинисто-гранитные омуты невской влаги, однако вот же у нас на глазах муть подхватывает Солнце и искрится его лучами… В городе, откуда цари стремились сделать патриархальную Русь морской, западной и многомерной, дублируя по эту сторону Москвы то, что предшественники предприняли по ту (беря Казань и Астрахань). В городе, где вышли «Бесы» из глубины сыграть эпоху на страницы самого антично-трагического романа двух веков (на площадку, задолго до «реальности» собравшую все действующие силы – «богов», космические силы, а кто ещё все эти Верховенские, Шатовы и Ставрогины, люди-идеи, люди-эйдосы? – ради самодовлеющего трагического действия, очистительного наслаждения «катастрофы» в конце, о непременности коего напоминает
Вячеслав Иванов, автор определения «роман-трагедия», впрочем, вопреки собственным аттическим намерениям загоняющий сюжет «Бесов» в православно-готическое русло).

Посмотрим же, что тут у нас есть...















Нравится мне этот гранитно-бронзовый отлив невского блеска.







Фотографии, которые помогают понять, почему не только золото, но и серебро может символизировать Солнце и служить условным финансовым эквивалентом ценности. Интересно было бы посмотреть, насколько выше котировалось серебро на побережьях в сравнении с территориями, удаленными от моря.























Приток Невы Пряжка из окна квартиры Блока











Нет-нет, я не утверждаю, что блики Солнца в мятущейся невской воде – всё, что есть в Петербурге. Будут ещё картинки.

Subscribe

Featured Posts from This Journal

promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments