rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Categories:

Метания и мечтания-2

На линии Путин – Лукашенко приблизительно те же холостые «флуктуации», что и между Путиным и Эрдоганом. К теме продолжения обмена нервными репликами по поводу тупика российско-белорусской интеграции: необходимо ещё раз отметить, насколько закономерны и ожидаемы трудности восстановления «национального единства» силами режимов, для которых «нация» – лишь «приложение», условный предмет и субстрат аппаратно-технического манипулирования.

Путин, Лукашенко (не считая непримкнувшего к ним, но такого похожего на них Эрдогана) – два кирзовых сапога, которые не хотят быть парой. Их неподдельная и глубокая годами прорывающаяся неприязнь к визави – это последовательное, логичное, метафизически закономерное отвращение к своему отражению в зеркале: к себе со стороны. Каждого из них воротит от того, что он там лицезреет. Каждый ненавидит и презирает в другом самого себя (думая: «ну и идиот»; причём в их ситуации таков единственный доступный им способ объективно посмотреть на себя, другие атрофировались). И это не частный кейс двух немолодых мужиков от сохи, яростно клянущих развитие событий, которое заставило их изображать вершителей судеб (крупнейшей геополитической катастрофой XX века называет это один и, кажется, лишь в данном пункте другой с ним не спорит). Нет, тут не личностная коллизия, не антагонизм происхождений/мировоззрений. Это антагонизм двух протагонистов в одной бездарно сочинённой пьеске эпохи «восстания масс».

Конфликт двух цезаристских сингулярностей ещё долго будет разъединять «единый народ» русских и белорусов, реальность хотя и пропагандистски звонкую, но малосущественную перед лицом претензий самодержавных государей на свою уникальность. Сущность деспотизма, повторим, в том и заключается: левая власть, отпавшая от своей идеи, потерявшая сознание, материализовавшаяся, оплотневшая до кондиции правящего физического тела и правящей массы холопствующе бессмысленных слуг, не признаёт и отвергает самое себя в любых «внешних» проявлениях. Она исчезает вовне и пропадает внутри. Стягиваясь в черную дырку цезаристской исключительности и проваливаясь в неё, власть морально и идеологически учит всему, что составляет её противоположность (и в то же время изнанку, «изворот») – жертвенности, скромности, (со)страданию, другим элементам комплекса маленького ручного послушного и невнимательного к себе человечка, бредущего, куда пошлют, предпочтительно бестолкового и беспомощного без указаний сверху. (Природа же цезаристской исключительности изначально заключена в эксклюзивном статусе «народного трибуна», «народного монарха», сильного вождя слабых, который вольно и невольно поощряет их слабость, прежде презираемую, но вдруг обретшую ценность.)

Тацит в своё время заприметил невидящий взгляд цезаря, упавший на условного Агриколу – и метнувшийся прочь от ходячего нонсенса, каков тот неизбежно был (по Тациту) с точки зрения Домициана. Легионы предводительствовало к успеху исключительно первое лицо и никаких-таких особенных агрикол в окрестностях наблюдаться не должно, гласила догма так называемого «императорского периода», нивелирующего вклады в достижения до тех пор, пока не сойдут на нет достижения. Они и сошли. А в прежнем аристократическом Риме победитель Карфагена Сципион и победитель Македонии Фламинин рядом заседали в сенате как равные – и много было таких равных, благодаря чему Рим столетиями справлялся с царствами и, превосходя их, забирал себе народы.

Это аномальное исключительное морализаторство власти вне себя, проповедование не-себя в качестве ценности, истребление и измельчение всего, что может служить опорой, в строительный мусор, тем более настойчивое, чем свирепее её голая аппаратная практика, и называется «коммунизмом». Это деспотизм, максимально лишённый смысла – наделённый антисмыслом.

По статусу, весу, территории, конечно, Белоруссии логичнее присоединиться к России. И всё было бы прекрасно, если бы Россия оставалась «просто Россией», однако она – цезаристское недогосударство одного конкретного человека, и он носит отнюдь не фамилию Лукашенко. Надо полагать, Лукашенко спокойнее относился бы к перспективам слияния стран, проецируя себя в большое государство, где он мог бы занять достойное место. Но «достойные» как класс отсутствуют в «государстве Путина». Он тут ферзь, прочие пешки; несмотря на то, что у консильери есть право голоса и соратникам есть что ему сказать, они могут сделать это только украдкой, косвенно, в тени, практически в частной жизни. Жалкая история Медведева, его провалившейся вылазки на свет Божий в ранге «второго» тому пример. Не может быть никаких «вторых». Официально отформатированное пространство в РФ остаётся пространством раболепия и униженности. Но у него есть отдушина – там, в этой нелегальной неотформатированной «игорной зоне», все и отыгрываются.

Лукашенко же как тот слон, полюбивший посудные лавки, рвётся в публичность, иное ему неинтересно. А двух слонов эта посудная лавка не выдержит однозначно! И куда ему теперь податься?? В каком зоопарке найти пристанище? Поэтому будет обороняться он от «вечной дружбы братских народов» до последнего.
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Метания и мечтания

    Неутомимый Эрдоган опять едет к Путину. Который раз уже за последнее время? А потом Путин встречно к нему прокатится. И снова взад. А потом…

  • Придушить в братских объятиях и утилизировать

    Лукашенко и Путин на пару сооружали кланово-полицейские закрытые бюрократические недогосударства, и оба вещали о великом наследии, общих предках,…

  • Непутин и притворная Россия

    Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной…

  • «Патриотическая позиция»

    Очевидна бредовость излюбленной российской манеры «отбрехиваться» от проблем ссылками на «А они там тоже так делают». Как уже говорилось, Путин…

  • Святая простота

    Энергично продолжилось дело строительства мостов, призванных соединить разные берега российской деловой и политической среды. Для завершения пролёта…

  • «И возложим на себя народный стержень…»

    Неплохая трансляция одной из сторон левой позиции, восходящей к Кургиняну. Элиты нет, её существование отвергается на принципиальном уровне,…

promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments