rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Category:

Школа величия

«Как только замышляется какое-то Величие, так сразу у электората начинается затягивание поясов, "надо еще немного потерпеть", "весь мир против нас", "денег нет, но вы держитесь" и т.п. Поэтому, возможно, был бы более продуктивным отказ от эксплуатации конструкта Величия в ближайшей перспективе» – пишет ejhle. Это мы там рассуждаем, ставя себя на место большого руководства, что ещё надо править «в системе», если заблагорассудилось вступить в «эпоху перемен». С высказанным замечанием можно согласиться, но можно и поспорить.

>так сразу у электората начинается затягивание поясов

Вообще величие – не в сокращении, а в увеличении материальных возможностей. Римляне или англичане не беднели, господствуя над миром. В России же диагностируется левый синдром обратного результата – традиционно достигается прямо противоположное тому, что заявлялось целью. Пост-крымское величие – липовое, об этом тут говорилось много раз, это финт для отвода глаз. Но когда у нас правительство вещало не о величии, а о достатке, благополучии, обогащении и т. д. – дело с реальностью воплощения деклараций обстояло каким-то иным образом? В России декларации – всегда декорации для обратного. Это теневая, подпольная левая страна, уклоняющаяся от самой себя. Все слова в ней профанированы и пришли в негодность. Но мычать и хрюкать тоже нет возможности – не требуется мировому рынку столько говядины и свинины.

Всё равно придётся заново учиться говорить и быть людьми. «Величие» или «империя» – универсальное комплексное понятие, которое позволяет адекватно осмыслять вещи текущего мира. О чём я тут как-то писал; основная мысль в том, что данное понятие снабжает наилучшим критерием коллективного успеха (также). Кормить народ – не дело государства (вопреки позиции социалистов). Правительство не должно обогащать граждан, оно должно не мешать им делать это самим. Но и граждане не должны мешать делать это друг другу – а они могут. Кинутый в толщу массы слоган «обогащайтесь» у нас ведёт лишь к последнему. Должно быть «ещё что-то».

Наводить порядок необходимо сверху вниз – в том смысле, что сначала поставить на место голову, водрузив её на плечи, а то после того, как её свесили вниз, всё предстаёт перевёрнутым. Империя/величие – как раз та ценностно-категориальная «голова» на плечах, которая делает возможным социальный и экономический порядок. Будет порядок в голове – будет он и вокруг. Поэтому в первую очередь надо учиться проговаривать заново ключевые понятия, возвращая их из перевёрнутого вверх тормашками состояния.

В частности, критика украинской эпопеи с пересмотром первоначальных надежд к этому и устремлена. Она опирается на осознание того факта, что Крым – это случайность. Крым использован для того, чтобы больше уже ничего не делать, особенно внутри страны. Надежды в 2014 году смело предполагали: «Изменился стиль власти». А он не изменился. Эволюционные ожидания не оправдались.

Империя/величие – это избыток себя, бьющий через край, тот самый «избыток силы», который Ницше сделал одним из ключевых понятий своего дискурса времен «Воли к власти». Это, повторим, преодоление себя, выход за свои пределы, продолжение себя вовне. А что в нашем случае? Не «продолжение себя вовне», но инверсия: режим копирует внутри страны поведение хронически порицаемого врага по отношению к ней (стране) и к миру (отмечалось многократно: *, **). В свою очередь, выдвигаясь наружу, режим принимает позу собственной размазанной по асфальту оппозиции и берет на вооружение однотипную с ней риторику противостояния (мировой, глобальной) власти. То, чем занимается Кремль на международной арене – это протестные акции. Ну, и надо сказать, Путин в роли Навального на мировой политической арене был даже более эффектен, чем сам Навальный в российских пределах.

Таким образом, если мы чем-то занимались все эти годы, то не столько величием, сколько вызовами величию, да надругательством над ним. В тесном контакте, конечно же, с мировыми инстанциями, которые вели такую же линию на деинсталляцию «величия», но с другой стороны. Но так всегда и бывает: когда же оппозиция выигрывала без руки, протянутой сверху?

Говоря это, я имею в виду главную интересующую меня реальность: ментальные структуры, сохранившиеся «у страны» и её «патриотов» в первозданном виде, по-прежнему левые и ущербные, тогда как обычно при описании «вставания с колен» энтузиасты, беря пример с самого Путина, сыплют данными ТТХ и названиями невиданного оружия, повествуют о победах в Сирии и Венесуэле. Тем, кто сосредоточен на «внешних проявлениях», необходимо исходя из всего вышесказанного сообщить, что экономика – лакмусовая бумажка для теста на «величие». Если она неконкурентоспособна и технологически отстала, все эти липовые «гиперзвуки» должны быть однозначно причислены к разряду пропагандистских сотрясений воздуха.

Итак, надо обо всём этом говорить с народом и если да, то когда уже начинать? Когда приступить к вправлению мозгов и донесению той мысли, что комплекс восставшего раба – это всё ещё комплекс раба, а любимые «обидки на Запад», который «вековечно нас угнетал и стремился поработить», с коими население РФ носится с утра до вечера, как раз и маркируют этот комплекс – левое рабское сознание?

Если у страны больное величие, то пока не вылечим, тут будет нестабильно и опасно. В исцелении функционал правой/консервативной партии, которая должна играть в системе основополагающую роль – форматировать народные порывы, направлять их в конструктивное русло и тем самым обеспечивать устойчивость. Получится или нет, неизвестно. Но ничего в действительности не делать, как прежде, ограничиваясь пропагандистской канонадой, дальше точно нельзя. Продолжать распалять народное воображение, как привыкли – отрывая его от реальности и позволяя патологически фонтанировать в никуда – нецелесообразно. Столкновения этой левой запутинской мифологии (имени Хазина – Киселёва – Проханова и т. д.) и реальности не выдерживают ни мифология, ни реальность. Поощрение народа к бреду как средство управления следует признать пагубным, поскольку первыми теряют чувство реальности сами распространители, потом и поощряемые, а вслед за чувством реальности начинает атрофироваться и сама реальность первых и вторых.

Величие вместо больного оскорбленного величия: рецепт лечения формулируется как-то так. Величие как идеал, как регулирующая ценность вместо якобы обретённого липового величия мстительной ущербности: вот туда надо двигаться. Клин клином выбивая.
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Левое лицемерие

    Левые – за народ. Народ при этом должен как дитятко малое ходить на помочах за благодетелями и изображать счастье. А что делать, если народ…

  • Система переключений

    Канализация реального конфликта в искусственные рукотворные русла конфликтов-заместителей – такова действующая на данный момент стратегия…

  • Самоопределения к продолжению правой традиции

    Выше были определены два класса траекторий системы: консервативный путь утверждения (самоутверждения) отделён от многообразия путей, вдоль которых…

  • Знание и сила

    «Дух величия и власти», упомянутый ранее – мотивирующее начало и стержень настоящего высокотрадиционного имперско-аристократического общества. Он…

  • Неизменное

    Выше было только что сказано: «внутри ничего в лучшую сторону не изменилось». Действительно так? Думаю, да. Произошло накопление подкритической…

  • Контрреволюционная ситуация в России. Часть 1.

    Большая часть проблем в стране так или иначе возводится к затянувшейся с 90-х годов «революционной ситуации», которую давно пора…

promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments