rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Category:

Заметки о «Звёздных войнах». Часть первая

61 (1)

Интересно и непросто в нашем звёздном королевстве, вот что подумал я, посмотрев, ещё неделю назад, свежий (несвежий? последний? как его ещё назвать?) продукт Disney/Lucasfilm… Не просто непросто, а сумбурно, и надо приложить немалые усилия, чтобы – во имя Геркулеса! – разгрести художественные завалы, там и здесь сооруженные авторами, словно перед ними ставилась задача возвести полосу препятствий на пути к смыслу.

Мы попытаемся поразгребать, твёрдо выбирая музыку вместо сумбура, ибо в данном случае она нам точно в помощь. Кажется, Серджио Леоне (это стопроцентно мой любимый режиссер) говаривал, что хорошая и к месту смонтированная музыка – половина успеха фильма. В случае со «Звёздными войнами», как и с великими картинами Леоне, всё так и есть. Музыкальные темы звёздного цикла идеальны. Музыка нисходит свыше и когда она настолько удаётся, как в «Хороший, плохой, злой», «Однажды на Западе» или «Однажды в далекой-далекой Галактике» – это знак. Впрочем, о ней чуть позже, пока она звучит фоном. Итак, что нам высветилось/услышалось в последнем эпизоде?

Ставлю ключевой вопрос. Девушка и дедушка таки нашли общий язык или нет?

Умудрённый опытом патриарх предложил отважной воительнице-подражательнице умертвить его, кстати, уже мёртвого, и предрёк: убив мёртвого предка, уничтожив своё погребённое прошлое, разрушив могилы, ты тем самым превратишься в настоящую императрицу ситхов. (Такое ощущение, что Палпатин успел, пребывая где-то в межвременье-межпространстве, изучить российскую историю с её опытом поборания памяти самодержцев и практикой чёрного самодержавия, которое из этого выросло.) Деваха сначала-то застеснялося, но потом так или иначе вышло, как и советовал дедушка. Поколения схлестнулись, молодежь одержала верх (и такое неоднажды случалось в Голливуде с его авангардистским шармом). После чего сменила фамилию на Skywalker, но как быть с предсказанием?

Вроде бы в какой-то момент дед вывел из потомков – Дарта Вейдера и собственного – всё, что предки в них вложили. Вся тьма прошлого вернулась восвояси. А внучка взамен приняла в себя сущность всех поколений джедаев. И? Дедушка опять умер, но куда при том подевалась сущность ситхов, имеющая обыкновение курсировать от убитого к убийце? Ответ напрашивается: деваха осуществилась императрицей ситхов и великим магистром джедаев в одном флаконе, сосредоточив в своих руках необъятную, как говорится, власть. Ох, скольки же градусов содержимое склянки! Выдержало бы стекло... В финале, напоминающем скорее Толкина, чем Лукаса, кольцо замкнулось, всё вернулось на круги своя: к состоянию звёздного неба, где множества светил гармонично сияют на фоне тёмных глубин – то есть к исходному интегрирующему и вдохновляющему пра-образу этого эпоса. Пора кричать «бис» и требовать вариаций на основную тему.

Попутно из двух соперничающих и правящих родов республики/империи (Скайуокеры и Палпатины) остался, стало быть, один, собирательный, условно Скайуокеры. Это примерно так же, как было когда-то в императорском Риме, где начиная с какого-то момента под именем Цезарей воцарились общие потомки триумвиров Марка Антония и Гая Октавия – двух персонажей, которые в жизни искренне тянулись друг к другу с конкретной целью задушить в объятиях. Семейные дрязги, конфликт поколений, тех дремучих, что уходят во тьму прошлого, и тех более современных, которые предстают в свете настоящего, симптоматичен для истории западного модернизма. Потомкам дорого всё: меч Люка, шлем Энакина. Они мечутся и трепещут перед священными родовыми реликвиями, терзаемые необходимостью выбрать между тем и тем.

Если первая трилогия (эпизоды 4-й – 6-й) – эпос, вторая (эпизоды 1- 3) – высокая трагическая классика, сочиненная по мифолого-эпическим мотивам легендарного прошлого, то трилогия номер три – феминистский модернизм, непрерывно перешагивающий сам себя в пост-будущее. В итоге в пост-будущее контрабандой протаскивается труп дедушки, без коего, оказывается, не обойтись. Когда тема зашла в тупик, модерн припадает к истокам – и вот он, наш бессмертный спаситель-вседержитель, на котором и прошлое выезжало, является собственной персоной выручить драматурга-сценариста. И умереть-то деду не дадут – Палпатин всегда живой, без него не растёт кокос, не снимается фильм, ржавеет «Сокол тысячелетия». Юная смена опять не справилась без его величества. Как и зачинатели саги, для которых история богов злодеев героев старшего поколения – Палпатина и Скайуокера Первого – оказалась ключом к эпосу 70-х – 90-х, современники расставили точки не только над и, но уже и над е в вопросе о том, кто тут у нас главный звёздный воитель.

Но по старой доброй традиции предшественников сослали в Тартар. Титаны, на чьих плечах держалось небо трагедии, накрывавшее всех, кто мельтешил у их ног, не удостоились доброго слова потомков; «спасибо, родные» за то, что жизнь прошла не зря, им никто не сказал. Смысл входил в эту жизнь («позитивных» героев эпопеи) с чёрного хода, точнее, с тёмного, как тут это принято называть.

Биография Энакина и его отпрысков под занавес окончательно слилась с житием ещё и другого движителя-делателя истории, без которого смотреть было бы не на что – экс-канцлера и экс-сенатора. Люди прошлого решительно сорвались для спасения настоящего от бледной немочи. Но не тут-то было...

19

Война с предками, связь с которыми неразрывна, остаётся то ли красной, то ли чёрной нитью всего повествования. На экране разворачивается отчаянная борьба со своими отцами, дедами в пользу каких-то посторонних «наставников», по мере приближения к финалу настолько же теряющая смысл и оправдание, насколько лишены харизмы Люк и Лея последней трилогии. Формально можно заметить, что нео-джедайша бьётся с дедом за память своих родителей, якобы им же и умерщвлённых, тогда как персонаж по имени Кайло, напротив, стоит за память и наследие деда против отца и матери (и по сути их умерщвляет). Но в обоих случаях отрицанию подвергаются ближайшие в наличии родственники.

Трудно не угадать в этом сюжете разрывов и метаний в душе современного Запада, для которого со времен ли реформации, или революции, а может и вовсе греческой теогонии, война поколений обычное дело. Самое существенное состоит в том, что без этих отторгнутых, сданных во тьму «тёмного прошлого» титанических личностей, нынешние ничего не могут. Все их силовые способности – оттуда, само шоу может продолжаться лишь тёмной творческой силой предков. Джедаи прошлого совместно восстали в последних эпизодах последнего фильма, чтобы, мобилизовав всю свою скучную прописную унылость послать неистощимого на выдумки императора куда-то подальше и закончить сериал. Останься дедушка в строю – можно было бы не сомневаться, ещё насмотримся продолжений. Да и теперь не покидает последняя надежда на кошачью метафизическую живучесть Палпалыча.

Мало кто осознавал, в каком смысле говорящие и движущиеся железяки убедительно взяли верх в серии фильмов о Терминаторе – самым притягательным, влиятельным и эффектным образом после этих фильмов в сознании масс остался, несомненно, робот. Так что Skynet, где бы они ни зародился и откуда бы ни прибыл в голову Кэмерона, благополучно портировал себя в умы – в реальную, а не виртуальную социальную сеть. Роботы ментально победили – спасибо калифорнийскому губернатору. Но они достигли этого в том числе и маркетингово грамотным сочетанием человеческого и железного в T800 второго фильма. Железное, упакованное в человеческое, прокатило на ура.

Возвращаясь к нашей теме от этого замечания в сторону, можно спросить, кто тут во что упаковался – не ситхи ли в джедаев? Формально отродье Палпатина приняло джедайский облик. Но общее впечатление, произведённое третьей трилогией, обманчиво. Напомним, что ведь и в официальной христианской традиции Антихрист пост-будущего (последних замодернистских времён) будет слегка маскироваться в добрейшей души фигуру, а может даже и в церковное одеяние. Тут ещё можно порассуждать о слиянии империи и антиимперской (изначально) церкви в позднем Риме и Византии, что на протяжении столетий вызывало у внимательных наблюдателей тревогу и глубокие раздумья, причём по обе стороны условно разобранной баррикады. Такие симбиозы всегда чреваты загадкой/закладкой – и кто тут кого заложит, кто кому вручит смертельный сюр/приз, заранее не известно.

Банальность добра, продемонстрированная в третьей трилогии и вынудившая сценаристов вызвать на себя огонь крупнокалиберной артиллерии зла из прошлого, несёт в себе некое послание, которое ещё подлежит дешифровке. Прогрессирующее безлюдье «Звёздных войн» 2010-х, опять же, имеет параллель с безлюдьем, которое тщится править западным миром в те же десятилетия. Ни одного действительно способного политического лидера и сплошные недоразумения в жизни, ни одного по-настоящему звёздного персонажа в кино. Внучок Вейдера, мягко говоря, не удался. Это какой-то шибздик-неврастеник, начиная от курьезной носатой физиономии и продолжая нелепой непрерывно нарастающей истерикой по ходу пьесы. А девушка-джедайша, чью натужно оскаленную рожицу надоело наблюдать ещё три серии назад: оба главных «современных персонажа» редкостно непривлекательны. Что очевидно вдвойне, если пересмотреть первый фильм Лукаса 1977 года с тогдашним подбором лиц и мягкой, сказочной, легкой и ироничной актёрской игрой, или же трагический шедевр 2005 года – «Месть ситхов».

При всём при этом очень неплохо был снят «Изгой-один», фильм из цикла «истории» по мотивам «Звёздных войн», и там-то как раз выбор актрисы на главную роль заслуживает одобрения, а некоторые сцены c тем музыкальным сопровождением, которое там сделано, хочется пересматривать (народная примета: только те серии саги, где Дарт Вейдер является в исходном подлиннике, точно заслуживают внимания, а он там очень даже является). Это свидетельствует, что человечество ещё окончательно не оскудело кастами (cast), но на столбовой дороге образовались определенные заторы. Оные препятствия суть зло, намекают нам из-под полы авторы последнего рассмотренного эпизода, то есть банальность добра оставляет зияющую чернотой пустоту, каковую в интересах продолжения шоу кто-то непременно должен заполнить.

51

Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Новогодняя метафизика

    И вот у нас в России всегда так. Это видео – русская квинтэссенция. Замени в нём «самогонку» на «власть», «оппозицию», «Запад», «российскую…

  • Теория Спарты, ч. 2

    Сверхсубъектность Если открутить этот текст ко второму абзацу предыдущей части, можно продолжить перечисление вариантов ответов на вопрос,…

  • Церкви Сполето

    Вот и кафедральный собор Сполето. Тот самый, построенный вместо снесенного Барбароссой. В Сполето много древних церквей. Идешь…

  • Лицо времени. Имидж, жажда и рамка.

    В Риме в палаццо Кафарелли на Капитолии выставляется тот самый автопортрет Леонардо да Винчи, привезли из Турина до 3 августа. По такому случаю не…

  • Фундамент небесной тверди. Храм Юпитера Капитолийского.

    Январь я провожу чаще всего в Италии. В этом году вышло иначе, поэтому хочется вспомнить места, которые непременно посещаю, когда нахожусь в Риме. А…

  • Православие против христианства

    В. Карпец высказал, что «накипело» (и, судя по его предшествующим репликам и текстам), шел к этому давно: нет христианству, да православию.…

Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments