rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Categories:

Между равенством и неравенством

Культура власти – это культура неравенства. Но и культура равенства одновременно, с учётом того, что практика культивирования власти, иначе именуемая государством, возводит власть в идею, в принцип, по отношению к которому исходно «равны» все его носители, все её проявления. Суперъекция власти создаёт супервласть, но также выравнивает стартовые позиции: усредняет, «ставит на место» тех, с кого начинается этот процесс достижения уровня сверхсубъекта. Состоятельность властных структур, несомненно, определяется этим со-стоянием всех перед величием господства – состоянием величия. В истинном смысле слова, не теряя себя, подчиняться можно только власти самой по себе – власти как таковой, властному абсолюту – не «кому-то» или «чему-то» «другому», но только «себе» же, суперъектированному в высшее, верхнему Я, властвованию, ставшему сутью, самому духу силы.

Поэтому история становления власти на Западе – это парная история её абсолютизации и равенства, её огосударствления и формирования политического общества, которая только сходя с рельсов, срываясь в никуда, зануляясь, оборачивается «равенством всех перед цезарем фюрером вождём_пролетариата», цезаристским богом или, что самое страшное, специалистом по теории равенства с кафедры американского университета. Равенство всех перед Римом или равенство всех перед королём – совсем не то же самое, что социальное нивелирование, производимое опустошающим взглядом популистского тирана, или равенство любого патологического исключения здоровому человеку, предмет назойливых деклараций либерализма.

Путин как источник цезаристской риторики в современной России выступает с эгалитарных позиций, отголоском которых прозвучало медведевское «не править, а служить» на последнем съезде «Единой России». И, однако, на выходе не получается ни равенства, ни неравенства. Страна застряла где-то в промежутке, чуждая и тому, и другому. Это неправильно – страна при надлежащей постановке вопроса должна быть не чужда ни тому, ни другому.

В частности, это просто катастрофа, насколько апологеты строя и режима не понимают самоубийственной опасности своего официозного народолюбия, вступающего в наглядное противоречие с действительностью и при отсутствии какого-либо иного уравновешивающего влияния. Впрочем, как уже говорилось, специфика строя как раз и конституирована самопротиворечием как программной метафизической первореальностью. Особенность объекта российской власти в том, что никто не знает, как к нему присоединиться с позитивными намерениями (помочь, способствовать, усилить, укрепить). Объект знаменует не состояние, а противостояние, агрессивную оппозицию, отторжение. Присоединиться можно только к его трупу – едва перестаёшь воспринимать российскую власть как актуальное жизнеспособное целое и начинаешь питаться за компанию её распавшимся, для начала в твоей собственной голове, телом. Неформальный клуб лоялистов российской власти – это посюстороннее братство присосавшихся к ней падальщиков, участников её освоения, утилизации и расхищения (иногда они пытаются изготовить из её туши консервы на зиму – и тогда считают себя консерваторами). Чтобы вступить в клуб избранных, требуется ритуально отрезать от неё кусок и зажевать. Прочие – не «посвящённые». Говорить с этим синклитом жующих и пережёвывающих затруднительно, ибо рот у них занят, а в ушах хрустит. А как ещё призвать их к разуму?

В качестве самоотторжения второго и последующих порядков фигурирует в их арсенале та самая эгалитарная риторика, потрясающая зримым расхождением с бытовой (сбытовой) реальностью современной России, однако, идентичностная до невозможности отмены. Предложение рационально отказаться от этого самоопровержения и перестать дразнить гусей будет оценено как провокационное и кощунственное, как посягательство на основы (его цель – с точностью до наоборот, отменить «посягательство на основы», но это останется незамеченным: Россия – страна вечного переворота, земля и небо тут меняются местами, так что что тут на что посягает, не всегда разберёшь; да теперь и Запад вступил туда же, в «российскую фазу»). Будет возмущённо сказано, что более наглого и враждебного поползновения русский мир ещё не видел – и это о банальной в своей очевидности рекомендации всего лишь навсего исключить себя из списка учебных мишеней.

Посоветовать российскому «Старому порядку» чуток поменьше вызывающе трындеть об egalite, инспирируя тем самым революцию – значит запороть ему всю обедню и уязвить в самое сердце. На данный момент он предпочитает жить рискуя по сомнительной формуле: «Наше неравенство имеет оправдание в неистовой самоотверженной борьбе за равенство во всём мире (где угодно, лишь бы не у нас). Если б вы знали, сколько сил российские миллиардеры отдали борьбе с миллиардерами в США…» А может это он просто заговаривается в забытье, бормочет чего-то себе под нос, одряхлев уже до галлюцинаций, воображая себя в буденовке на кронштадтском льду или всадником первой конной в рейде по деникинским тылам? Пошамкав, переворачивается дедушка на другой бочок, меняя позу, думы и дрёмы. И снится, снится нашему Людовику Шишнадцатому, что он Робеспьер… Или снова наоборот?

Культура неравенства, культура равенства: в России нет ни первого, ни второго. Хамство в ассортименте при случае являет универсальный суррогатный ответ на все цивилизационные вопросы. На эти тоже.
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Русская человечность

    Не скажу, что именно в этой дискуссии (вообще спасибо arhipolemos за глубокие и интересные формулировки), но иногда в разговорах…

  • Любимая песня Пиночета

    Вот послушал-посмотрел я вживую хор Сретенского монастыря. Хорош. Никон – точно Жила. Создаёт эту звуковую стихию и правит ею, и три дня спустя…

  • Да повторите уже!

    Путин призвал Запад быть пожёстче с Россией. Никакого иного смысла в его призывах к аудитории Financial Times списать либерализм как устаревшую…

  • Сверху вниз

    «Массово проявляется запрос избирателей на обновление старых элит и старых подходов. Тот, кто способен принести надежду и обещает встряхнуть…

  • Неудачный синдром

    Какая сила заставляет человека выдавать это навязчивое целеуказание: «Если что и нужно, критически нужно армии Донбасса, нужно было ещё вчера,…

  • Возвращение

    Несколько лет назад я был в Вероне, стоял перед этим собором и башней слева. Но тогда я ещё не знал, чем отмечено это место в истории Запада, как…

promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments