rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Category:

Повторение сказанного

«Конечно, стержень власти, её вертикаль – это её сакрализация. Но, действительно, существует не единственная концепция (сакральности) власти. Более широко надо говорить о её культе_культуре, о ценностном освящении, то есть интериоризации, «одухотворении», но также и «объективации» в результате (подобно произведению искусства, каковое есть продуктивный синтез личного, субъективного и объективно-сверхличного). При этом меч, религия и монархия соотносятся достаточно сложно. Короли средних веков и нового времени – изначально воины. Фигура короля соединяла военные и сакральные функции. И только взаимопроникновение священного и военного позволяло обладать мечом достаточно весомым, чтобы этот меч назывался государством. (Противоречивая история взаимопроникновения двух начал на христианской почве обсуждается тут.) Однако подобное соединение не тождественно монархии. Римская республика или спартанское государство, в котором над царями стояли эфоры, являли собой такое же вооруженное властвование_ как_священнодействие, регламентированное в другой религиозно-культурно-социальной системе. Что касается договора как источника сакральности, то ему трудно быть таковым – напротив, исторически договоры имели силу обязательности благодаря религиозным санкциям. Чтобы договор исполнялся не только тогда, когда это здесь и сейчас выгодно данной конкретной стороне, он должен быть носителем власти более высокого уровня – обобщённой, сверхличной, власти над текущими и локальными проявлениями власти, то есть быть рефлексией власти в себя и над собой. Таким образом этот вышестоящий властный уровень считается уже существующим, уже активированным. «Договор священен», если вообще Есть Священное. А если его нет? Можно ли заключить договор о том, что «Бог есть» – создать Бога договором? Можно ли заключить договор о том, что Государство есть? В последнем случае целый хор философов и публицистов кричит: да, конечно. А на самом деле, когда люди уже «государственные» (уже где-то таковыми стали), они легко договорятся о скоординированном, ответственном, государственном поведении, будучи выселенными на необитаемый остров. «Государство» (которое уже в них – как их духовное состояние, их уровень развития идеи власти) легко тиражируется и масштабируется, «выходя наружу». Но если его в них изначально нет, о нём не «договоришься».

ОТСЮДА
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • История заканчивается в Шумере

    В январе в США творились удивительные вещи. Законодательная власть готова была лечь костьми, но помешать исполнять принятые ею же законы. Это,…

  • Что делать? Быть другими

    Что делать? – в смысле: какая политическая программа из предложенных сейчас является оптимальной? Ответ: нет такой программы. В первую очередь,…

  • Августу Августово

    Если где-то нет определений, надо, не стесняясь, пытаться их давать, не останавливаясь и перед определением империи. Тем более в диалоге с…

Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments