rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Categories:

Аидовы страдания

Интересно наблюдать за усилиями российских экс-кураторов «внутренней политики» напомнить о своём существовании и своих невостребованных навыках. Каждый оперирует тем, что имеется под рукой в пределах дозволенного. Сурков стремится блеснуть умом, изысканно, но с оттенком мрачного реализма славя вождя (как-то эдак похвалить, чтобы нетривиально и программно вышло). Володин пытается возглавить борьбу за понукание правительства к экономическим свершениям, по мере фантазии программно же помогая делать вид, что это министры – главный тормоз на пути развития. В цезаристских режимах услуги последнего рода востребованы. И Домициан с удовольствием принимал позу объективного наблюдателя, заявляя намеченной жертве, по сообщению Светония: «ну, давай, если хочешь, вместе послушаем, что говорят о тебе эти негодные людишки» (делатории, по-гречески сикофанты, профессиональные доносчики-обвинители, действующие по заказу). Сталин, персонаж, вполне аналогичный Домициану, также любил изобразить незаинтересованность. Бывало говаривал критикам уклонистов: «Шо, крови Бухарина захотели? Хрен вам вместо Бухарина» – и при этом дружески хлопал Бухарина по плечу, гладил по затылку, товарищески приобнимал за шею и ухмылялся в большие усы. Но подобный постановочно-обличительный функционал обычно поручался статистам, «голосу народа», а не высокопоставленным лицам.

Куда девать «бывших», то есть отставников – это, вообще, проблема левых аппаратно-бюрократических систем. В правом обществе, в котором типом организации власти является элита, всё понятно: уйдя с госслужбы, человек не теряется, а продолжает служить государству и стране, заседая в полновластном сенате, работая в бизнесе, в общественно-политических структурах, выступая в прессе, приобретая зачастую новый элитный вес и возвращаясь в исполнительную власть в более высоком качестве (вспомним к примеру Черчилля, который изрядно отдохнул от министерских обязанностей в 20-е – 30-е годы).

В лево-аппаратных системах человек, лишенный должности – это инвалид (вот почему такие системы как правило «социальны»: заняты обслуживанием инвалидов, составляющих большинство общества, в инвалидах декларируют официальный смысл своего существования и стремятся усреднить до таковых всех, кто пытается, не будучи чиновником, претендовать на статус полноценного). Причем чем выше индивид пребывал прежде, тем сильнее он должен быть инвалидизирован в процессе падения. Уже упоминавшийся товарищ Сталин знал специфику отечественного госстроя лучше, чем кто-либо, поэтому он понимал: нашей телеге не нужны лишние колеса. Проблему отставников (разумеется, ради выживания целого, то есть ради народного счастья) надо решать радикально: вытряхивать у них содержимое черепной коробки и сдавать в утиль, то есть удобрять ими землю. Отслужил организм народу – всё, спасибо, дальше он смысла не имеет, то бишь сменный картридж мозги долой и вычёркиваем из списка. По крайней мере проблема кадровой поколенческой ротации 30-х годов в СССР решалась именно так. Спустя пятнадцать лет намечалось очередное плановое обновление кадров, да вот досадное упущение, не срослось. Всё и рухнуло в результате. При добром Брежневе решили никого больше не убивать, поэтому стабильно сидели на своих местах до последнего, пока не просидели не только штаны, но и сиденья.

При Путине (Сечине и прочей компании друзей) страна бодро руководствуется сталинскими лево-аппаратными ориентирами, под звуки колоколов и пионэрских рожков забирает всё левее и левее. Поэтому экс-кураторам, конечно, неуютно в конуре, куда они загнали политическую систему да оказались сами. Отставленные, они чем дальше, тем более лишние на этой земле. И вот они корячатся, стараясь глотнуть воздуха, зажатые до треска рёбер в отведённом ими самими себе ограниченном пространстве… вспоминают минувшие дни, когда они были молоды, активны и делали, как им мнилось, большую политику, торжественно открывали двери в новую эпоху. А за дверьми обнаружилась – конура.

Сурков пишет о глубинном народе (одновременно в альтернативу и в продолжение концепта deep state западных политологов), а я продолжаю мысль, что же там, в глубине народной «Души». А там «Единое», неизреченный субстрат «Родины». А непостижимость Родины оптимальнее всего выражает цезаристский строй. Исключительность личности вождя, не ведающего равных: вот эмблема «Единого». Сурков ошибается вслед за Межуевым и группой товарищей из 2012 года, если думает, что теоретически и практически возможны путинисты: «путинизм» как доктрина, как идеология «мобилизующая сторонников», есть замах на обезглавливание вождя, его скрытый демонтаж, его интеллектуальное переваривание (если только это прямо не входит в намерения, как я и предположил). Путинизм возможен лишь как термин-синоним для обозначения строя, которому нужны не сторонники и единомышленники, а холопы, подчиненные, клерки и агенты, поскольку он как таковой генерируется отрицанием «идеификации» власти, отрицанием её идеи и потенциального упорядочивания (таким образом проявляя свою левую природу). «Система скорее приемлет откровенно враждебные высказывания о себе извне, чем любые претензии на идейность, близость и идейную близость»

Из двух экс-кураторов Володин в наиболее анекдотически скверной ситуации. Ну ладно, Суркова отодвинули от всего, кроме пресловутой фиктивной Новороссии, которую надо закатить то ли в Россию, то ли на Украину, но никуда не получается. А у Володина иллюзия ресурса в руках. Сурков на развлечение олимпийцам приговорен к сизифову труду, а Володин обречен на танталовы муки: вроде всё, что нужно, перед носом, но ни до чего не дотронешься. Казалось бы, его исторический шанс в том, чтобы всеми путями добиваться повышения политической роли парламента, каковой он сейчас возглавляет. Однако для этого ему надо начинать продвигать тему реальности парламентаризма, а тогда он утрачивает статус мифического начальника Госдумы. В «парламенте по настоящему» он лишь спикер, первый среди равных, то есть перестаёт в полной мере олицетворять и контролировать свой орган. Вот и непонятно, за что бороться, куда тянуться – если ты начальник, то начальник над жалкими депутатами дураками, которые трепещут перед исполнительной вертикалью, и в этом ранге никому не интересен, так как занимаешь в ней далеко не первое место. (Да и разве «депутат» в путинской России – не посмешище?) Если ты парламентский лидер, то ещё надо состояться в качестве такового и быть готовым к конкуренции со стороны других видных государственных мужей, а привычно ли такое нашему зав. рейхстагом? Вот он и бросается с горя на стену экономических проблем. На месте минэкономразвития стоило бы дружески выкатить председателю ГД список законов, которые надо принять, чтобы экономика в РФ наконец начала бы функционировать более-менее нормально. Правда такое возможно лишь в частном порядке, поскольку пакет, о котором идёт речь, должен был бы кардинально изменить госстрой, а это не ума Орешкина или Володина дело.

Полная безысходность.
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Русская теология

    В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это»…

  • Парад форм

    В кои-то веки выбрался в Венецию... с конкретной целью найти церковь Санти Джованни э Паоло и увидеть своими глазами легендарную статую…

  • Античный дублёр. Волшебная сила искусства-2

    Почему это актуально – вспоминать и восстанавливать первоначала римского мира? Да потому, что русский мир пронизан аналогиями с римским. (Как и…

  • Первоприсутствующий

    «Начальник парламента» Володин продолжает держать руку на пульсе внутренней политики (а может и на горле). Есть свидетельства депутатов ГД, что при…

  • Система переключений

    Канализация реального конфликта в искусственные рукотворные русла конфликтов-заместителей – такова действующая на данный момент стратегия…

  • Мифология московских выборов

    Если что-то и ставит в тупик, как может показаться, политологическую фантазию (или политтехнологический гений) Вячеслава Володина, то не…

promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments