rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Category:

Курсы радикализации

152001942-69495b57-1340-4349-8dfa-b72f02941d30

Товарищи французы вновь и вновь выходят побунтовать. Понравилось им это занятие. В России некоторые видят в том признак отличного состояния французской политической системы. Я же полагаю, что мы наблюдаем отчётливый признак её сползания к краху. Против кого, собственно, кипит возмущенный разум галлов на сей раз, если по закону вся власть в стране им же и принадлежит? Против президента и правительства, которых они собственноручно избрали год назад. А избирали, кстати, каким местом? О чем думали, когда шли к урнам? Сначала голосуют за непонятное чудо, наскоро слепившее партию и программу на коленке, а потом искренне удивляются и протестуют.

Приходится слышать, что народ – это, типа, работодатель, нанимающий власти оказать ему некоторые услуги. Прелестная байка, если учесть, как часто она сопровождается историями о капиталистах, которые
не работают, но, суки, жрут икру и плавают на яхтах. Пару недель назад приходилось препарировать такого рода бредни. С точки зрения образцового левака, несомненно, сочувствующего парижским протестам, это вообще дело дурацкое и нехитрое – нанять персонал, «заставить его работать», и, маясь от безделья, сидеть грести плоды чужого труда. Тот, кто сам занимался бизнесом, впрочем, знает, насколько это не простой вид деятельности – подбирать персонал, контролировать его работу, оценивать результаты и делать выводы. Народ, который нанял Макрона и практически сразу устроил ему шумную взбучку, с битьем посуды и окон, поступает словно типовой дебильный начальник, из тех, кому охотно перемывают кости в курилке. Сам же «народ» в лице его отдельных представителей, ходя на работу, очень не любит, чтобы с ним так обращались. Да никто не любит, когда на него тупо орут, не предлагая ничего конструктивного. Но если народ в целом воплощает образец наихудшего начальника-физлица, то это закономерно: на самом деле всё наоборот – физлицо берёт (пример) с народа, черпает из народных источников, подбирая там самое близко-доступное, и реализует, по мере сил, идущее из глубины национальной души представление о том, что такое власть.

Проблема парижских протестов в том, что это протесты и ничего более. Они не организованы политической силой, которая предлагает альтернативное видение пути развития, целей и программу, как их достичь, то есть действует изнутри идеи власти. Чисто бунтующий пипл не обременяет себя лишними раздумьями, он просто истерит. Он ставит нерешаемую задачу и именно поэтому в конечном счете нарывается на максимально кардинальное решение, провоцирует такое решение и приближает его. Он громко хочет, чтобы кто-то как-то зачем-то сделал ему хорошо, прямо сейчас. Изъявляя подобное желание, он напоминает капризное чадо, которое дебоширит в публичном месте, негодуя на папку с мамкой: падает на пол, сучит ногами, надрывно ревёт и извивается в судорогах, уверенное, что ему, в общем-то, за это бесчинство ничего не будет, а славное воспоминание о небольшом погроме и приятное чувство собственного всемогущества точно останутся.

Но ведь по сути и при серьезном к себе отношении, колотя конечностями, чадо не посылает в окружающую среду никакого иного сигнала, кроме того, что к нему нужно относиться построже. По хорошему взять как-нибудь его за ухо и еще лучше немного пошлёпать, чисто любя. Он пытается манипулировать теми, кто призван удовлетворять его запросы, но к добру ли это? Манипулируемые в его же интересах и не должны позволять ему распускаться.

Левое отношение к власти, заявляемое в форме потребительской блажи «сделайте мне хорошо», во всех без исключения случаях приводит к печальным последствиям. Чем оно настойчивее и радикальнее, тем выше вероятность, что оно будет радикально же удовлетворено, и нуждающийся в опеке полоумный инфантильный буян своё получит, тем или иным способом, то есть будет лишен свободы и помещён под контроль. «Протест ради протеста» имеет смысл заявки на недееспособность и соответствующие выводы.

Сегодня приходится наблюдать, как левые авторы, разные колонели Кассады, приветствуют парижских погромщиков. Но у самих леваков уже сформировалась традиция приёма народных протестов, когда они уже у власти – вспоминаются Кронштадт, Вандея, Новочеркасск. Чем больше отдельные граждане трындят за народ, тем охотнее стреляют по нему, когда он выражает им своё недовольство. А что, у них ведь индульгенция «народолюбия» уже в кармане. Патент на «народность» выписан – самими себе. Так что: можно теперь делать с этим народом чего получится, именем Сталина-Ленина. Когда ж такое случалось, что на левых лицемеров производила впечатление реальность? Они останутся при ранее усвоенном мнении, где следует искать угнетателей народа. Вот Сомоса – диктатор. Ельцин – кровавый тиран. Чубайс – вообще гауляйтер. А Кастро – какой же диктатор? А Че Гевара не душка ли? Что, кого-то где-то общим списком расстрелял без суда и следствия? И не раз? Нуууу… его вынудили, сами виноваты. Служили тирании. Вот он их и расстрелял.

Гапонствующая публика старается сегодня навести на правильную мысль, «чего хочет народ». Не зря же протестный энтузиаст привстаёт при упоминании Иосифа Виссарионыча. И пусть не смущают предпринимаемые левыми пропагандистами попытки любовно и лубочно нарисовать образ милейшего «Сталина в 1937 г.» в стиле «Ленина в Октябре». Если бы они верили в такого Сталина, не нужен был бы он им. Нет, устами левого блогера угнетённый народ протестует против недостаточно сурового, нехозяйского обращения с ним властей (*). Пипл жеманно скулит о притеснениях, но в действительности, кипя разумом, жаждет и ждёт настоящих репрессий (как древние христиане – мук и гонений, каковые невероятно преувеличивались их собственным распаленным воображением и щедро дорисовывались, если в реальной жизни Бог миловал). Вопрос теперь только в том, сумеют ли «правящие классы» откликнуться на настойчивое народное пожелание, хватит ли им чуткости и проницательности преодолеть просвещенские шаблоны о запросах снизу или протестующим придется брать инициативу в свои руки вместе с привычным инструментарием унтер-офицерской вдовы, мобилизуя какого-нибудь сына сапожника с отдалённой горной окраины, горластого ефрейтора-ветерана, а может и вовсе харизматичного мигранта из обезьян в люди.

Фото: EPA/ETIENNE LAURENT
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Что делать? Быть другими

    Что делать? – в смысле: какая политическая программа из предложенных сейчас является оптимальной? Ответ: нет такой программы. В первую очередь,…

  • Абстракции насилия

    Команда, которая насилует и избивает население страны, жертвуя им или заставляя его приносить жертвы – во имя чего она это делает? На этот счет,…

  • Машина римского идеализма

    Относительно римской самообороны по всему Средиземноморью замечание верное. Кто в столкновении хищников нападает, кто защищается – всегда…

  • Трудно не быть Цезарем

    Вышесказанное выиграет в понятности, если лучше представлять себе личность, чей образ навсегда останется в центре каприйского ландшафта. Тиберий…

  • Пора на реставрацию-2

    Продолжим тезис 3seemingmonkeys, отвечающий на вопрос, что такое «либеральное общество». Сумеют ли эти на входе свободные равные…

  • Пора на реставрацию

    Из диалогов об эволюции и элите c jumper_alpha: – Элита и есть: голова общества – те, кто поднялся до состояния, как Вы это…

promo rightview март 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это»…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 74 comments