rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Categories:

Что делать? Быть другими (продолжение)

DSCN4593

>Допустим, единство (синтез) личности и государства восстановилось. Как выглядела бы внутренняя и внешняя политика такого государства в данный момент?

Можно дать внешнее описание, которое вызовет приятие или отторжение у ценителей комбинаторики, привыкших излагать свои взгляды в форме наборов с перечислением идеологических элементов, непонятно почему и как скомпонованных. Но лучше прояснить изнутри, что объединяет позиции по конкретным направлениям и почему их сочетание не является произвольным, для чего необходимо указать их единый источник. «Эзотерический», возводящий к источнику, ответ состоит из цепочки переходящих друг в друга формул, связанных с предшествующими утверждениями. Искомое дедуцируется из общих представлений. От следствий мы обращаемся к причине.

Что такое государство с правой точки зрения? Растущая и развивающаяся сила, которая выступает интегрирующим целым (идеей, принципом организации, т. е. усиления) сил, образующих общество, т. е. активных индивидов, предприятий, корпораций, общественных и политических объединений, что означает определенный способ их отношения к нему. А именно: частные силы относятся к государству творчески как к себе, как к своему делу, как к своему высшему продолжению, своему «произведению искусства», как к своему эйдосу (по Платону). Они утверждаются в нем в качестве ценности и правила. Их отношение к нему тождественно его отношению к ним: это просто одно и то же рефлексивное отношение (генерируемое отношением людей к себе, к власти в себе, пра-образу «власти вообще» – отношением изнутри, если оно правое, или извне, если левое). Важно обратить внимание на данный момент. С привычной левой точки зрения отношения людей к государству и государства к ним рассматриваются порознь, часто противопоставляются.

Правое государство агрессивно вовне, подобно создающим его корпорациям или индивидам (но не себе в ущерб, поэтому оно не вляпывается в разные нелепые авантюры, как левая «Российская Федерация», которой плевать на собственную экономику), а внутри опирается на развитую экономическую базу и постоянно стремится её усилить, то есть проводит политику поощрения всех видов активности, из которых вырастает и которые в свою очередь усиливают его. Итак, это сила, которая активно утверждает, умножает, накапливает себя (а не расточает или подрывает, чем заняты леваки-либералы). Сила, которая усиливает себя: то есть возвышается над собой – смотрит на себя, исходя из своего абсолютного пра-образа (эйдоса) – делает себя целью – руководствуется своей идеей, идеей силы: собирающей и умножающей идеей себя во всех своих проявлениях – другими словами, обладает высшим качеством субъектности.

«Правая позиция состоит в склонности к искусству обобщения частного, которое применяет платоновский эйдетический способ рассмотрения к властно-силовой действительности, позволяя ему выполнить собирающую миссию, концентрируя подобное к подобному, то есть состояться в качестве руководства к действию. Это – эйдетический образ мыслей, ставший образом действий, практика платоновского философствования в мире» (*). Правая позиция – государственно-патриотическая позиция, максимально благоприятная к частной инициативе и всем формам общественной активности.

За давно данными определениями государства, из которых следуют его внутренние и внешние приоритеты, можно отослать, к примеру, сюда: «Государство и капитализм». Как раз тут использовалось выражение «правый поворот», которое на какой-то момент сделалось программным, применялось Борисом Титовым, но так и не продолжилось реальным политическим курсом. Свернули в Крым, да там и завязли умом и телом, ни на что большее воли не хватило. Птичка гибнет из-за коготка. Прожектов громадьё свелось к приращению громадья территории никому не нужным полуостровом, дальше фантазии не хватило. Это как если бы некто собрался в большое путешествие, купил билеты, забронировал отели, но по пути в аэропорт заехал в придорожный кабак-мотель и там завис на неделю. (Деятельность в стиле Мединского-Кехмана с их «театральным консерватизмом» аналогично не заслуживает серьезного упоминания, это просто профанация и шутовство. Такой же «поворот не туда».)

Продолжая «экзотерически» отвечать на вопрос, скажу, приводя примеры, что мне кажутся не самым плохим вариантом США в 1950 г. Или Британская империя во времена Байрона и в викторианский период. Да и императорская Россия радует по многим пунктам. (А то, что названные национально-политические состояния неустойчивы и перемены в них происходят в не лучшую сторону, проблема, конечно. Поэтому никогда нет смысла тупо «равняться» на что-либо или на кого-либо. Даже на Рим, который всё же остаётся важнейшим первообразцом.)

DSCN4625

Основной политический критерий, возвращающий вещи с головы на ноги – надо стремиться быть сильнее. Во всём. Это главное. Страна должна активно отстаивать собственные интересы и поддерживать внутри тех, кто готов активно отстаивать собственные интересы (в рамках закона, конечно, то есть правил игры). Поощрять конкуренцию как войну по правилам. И поощрять способность вести современную войну за пределами страны, но, ещё раз, не забывать, что это лишь одно из проявлений силы, а целое не должно размениваться на частности, часть не должна перевешивать целого, средство не должно противоречить цели (хроническая патология левых режимов).

Естественных партнеров надо искать в белой Европе, а не на Востоке, думаю я (поскольку всё здесь сказанное выражает, конечно, западный, «индоевропейский», а не какой-либо ещё образ мыслей), однако в любом случае надлежит не забывать о себе. В том числе и потому, что нигде вовне сейчас нет «истины» в готовом виде – Запад теряет основы и источники, изменяет себе (*, **), много проблем проистекает из этого, а отсюда следует, что надо быть не с Западом, а с собой в первую очередь, хотя и понимать, кто нам ближе, кто дальше. Публику с изборскими наклонностями вгоняет в энтузиазм вражда с Европой и США, они думают, что тем самым мы избавляемся от либерального тлена, которым заражен Запад и автоматически становимся лучше. Нет, не становимся. И ни от чего не избавляемся – своего достояния по этой части хватит. Понятны мотивы, побуждающие полицию страны, сидящей на героине (говоря условно), перекрывать каналы ввоза кокаина, но не стоит воспринимать в качестве «борьбы с наркоманией» эти меры, призванные лишь обеспечить контроль рынка. Вот изборцы, продолжая аналогию – это точно цезаристская героиновая наркомафия. Впрочем тема симбиоза сталинистов и либералов здесь уже в достаточной степени раскрыта.

В любом случае внутренняя политика должна преобладать над внешней. Тотальное безумие нынешней власти и её псевдоконсервативных идеологических союзников заключается в том, что мировые конфликты и альянсы выдаются обществу вместо внутриполитической программы. А в действительности и по факту такая программа представляет собой сейчас набор стыдливых умолчаний и гнилую бюрократизацию всех сфер жизни (руками АП, госкомпаний и карательных органов) как универсальный суррогат ответа на любые вопросы. То есть она декларирует пустоту страны, выворачиваемой наизнанку: «Что вы предлагаете, Владимир Владимирович? – Я предлагаю снова показать американцам кузькину мать. И не одну – на этот раз мы лучше подготовились. «Ростех» при поддержке ВТБ, ФСБ, ГРУ, РПЦ, МВД и Росгвардии уже освоил их серийное производство, что позволит существенно увеличить ВВП, а освоенные технологии применить в гражданской продукции при выпуске отечественных автомобилей, материнских плат, платков, носков и губернаторов» (буйные аплодисменты, санитары спешат на помощь). Всерьез Путину нечего сказать стране.

В сложившихся обстоятельствах перед властью стоит задача, обратная той, которую решал царь Петр: окно надо прорубать в Россию, а не в Европу или на любезный сердцу текущего владыки ближний Восток. Если через какое-то время это случится, откроются новые возможности. Среди них – правая партия, которая могла бы предлагать стране ценности и сочетания ценностей, о которых здесь сейчас шла речь. Конечно, ей было бы технически проще набрать обороты в условиях ограниченной демократии, развившись как одна из партий, формирующих кабинет и оппозицию некоего условного Его Величества, прежде, чем пуститься в абсолютно свободное плавание, однако этого мы, по-видимому, не дождёмся. На данный момент политическая жизнь в РФ невозможна даже под куполом, даже в теплице. Но перемены именно потому и настанут. И тогда…

Продолжение. НАЧАЛО
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Абстрактная теория консерватизма

    Отвечая на реплику jorkoffski. В чем разница между социальностью и равенством? В том, что социальность связана не только с равенством,…

  • Конец мая

    Людей периодически тянет думать, что демократия взялась из христианской морали. Либерализм в их описании не скрывает своего происхождения, при…

  • Слушаем и повинуемся

    Первое послание ап. Павла коринфянам следует переименовать в послание русским. Продолжая комментарий irene_glotova, замечу: если верно…

  • Забег от гегемонии

    Два ответа на вопросы, которые ставит schegloff: Почему бежал Янукович и О гегемоне, который извлекается со дна. >Как бы то ни…

  • Подправить образ

    Что Путин делает не так с Украиной? Всё так. Его решимость «вернуть» и «восстановить» заслуживает понимания и поддержки. Но поддержка и понимание в…

  • Госаппарат/бизнес: история дуализма

    Периодически приходится говорить о том, что российский недоправящий слой распределен между двух полюсов: с одной стороны, условно,…

  • Пять вариантов

    На столе заинтересованного лица разложены пять программных папок, пять предложений, как реорганизовать социально-политическую систему с целью…

  • Генезис знакомого явления

    Ну не в граните ли это отлито: «Я же указываю на то, что быть великим в глазах Бога - значит быть смиренным»? Если стоит привлечь внимание к…

  • К теме будущей «правой партии»

    Борис Титов в уже упоминавшемся интервью «Коммерсанту» характеризует ближайшее будущее правого партийного проекта, за реализацию которого он…

promo rightview march 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments