?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

P_20180317_151815

Продолжение. НАЧАЛО

А дальше – культурно-политическая просветительская работа.

Народ наш политически дик, надо перевоспитывать его от разной дури. Однако сказанное касается тех самых 14 % в не меньшей степени, чем этих самых 86 %, потому что дай первым волю, они сейчас же вприпрыжку понесутся в историю доказывать методом от противного, что ничего лучше Путина в России до сих пор не было. Волю, тем не менее, давать всё равно придется, поскольку в неволе никакое «воспитание» невозможно, разве что тюремно-лагерное.

В моём представлении оптимальна «программа воспитания», транслирующая принципиально иное отношение к власти, чем то, которое было принято в России до сего момента.

Говоря метафизически, именно это отношение как таковое есть то, чего не хватает российскому обществу – оно и является «свежей кровью», которая способна произвести какие-то перемены. Внешне оптимальная программа должна сочетать государственно-патриотический взгляд с рыночным, то есть демонстрировать небывалый-невозможный для России уровень синтеза (эйдетического восхождения от проявлений власти к идее власти – если вернуться к метафизическому языку, который передаёт суть консервативного обобщения частного и «ручного» государственным и системным). Как уже говорилось, «Драйв придаст группа, которая выступает от имени метафизической властной сущности превосходящего порядка – способная совершить ценностный прорыв вместо того, чтобы хныкать о чьём-то спасении. Или, что то же самое, способная презентовать общенациональный проект, формирующий политико-экономический субъект – государство и личность в их неразрывной взаимной обусловленности и взаимосвязи, вопреки позиции тех, кто, приобретая что-то одно, тут же теряет другое».

В интерпретациях, получивших хождение в современной России, государство не рефлексивно, а рефлекторно. Оно – продукт не над-сознания, а под-сознания (концентрации на ущербности/угнетённости, вместо осознания себя сверху). Ему ставится цель подавить стихию властной воли, которой приводится в движение частная инициатива в экономике (сталинизм). Или – не слишком удачная альтернатива – видение государства сводится к тому, чтобы его было как можно меньше. Оно рассматривается как нечто угрожающее, враждебное; на бизнес-структуры, на частную инициативу возложена надежда, что они дадут отпор стихии властной воли государственных инстанций (либерализм). В обоих случаях музыка звучит по заказу тех, кто позиционируется в пострадавших (и в обоих случаях, если разобраться, власть уже заранее духовно сломлена, всё происходящее следует считать её растянувшимся во времени самоуничтожением). Так или иначе речь идет о компенсаторной функции. Концепция государства продиктована слабым человеком и выступает в качестве сервиса, ориентированного на психологические потребности «угнетённых», как форма обслуживания слабости, обретающей значение вневременного и априорного отправного пункта, который на самом деле находится в голове, и потому фиксируется и воспроизводится.

В первом случае государство призвано, как пелось в старом российском гимне, «смирить гордых» во имя «простых людей», во втором – формально прямо наоборот, а внутри почти идентично – оно должно самораспуститься, чтобы прекратить терроризировать подавленных и перестать отрывать им головы. Оно и распускается… вот прямо как сейчас. Результаты пародийно сближаются в той точке, где сейчас находится путинская Россия. Тут у нас что? Закономерный эволюционный финал режима, начавшего жить по заветам Гайдара и Чубайса, либерализм, доведённый до предела, или реминисценция СССР? Православно-либерально-советское царство иронически отсылает во всех направлениях. Крайности сходятся («На встречных курсах», как «Две грёзы из одного источника»). В жизни это не мешает им, подслеповатым, конфликтовать, не признавая своих, и изображать антагонизм – вот как сейчас, скажем, Кудрин, Сечин и Шевкунов заявляют свои права на тело и ум вождя в статусе его учредителей. Но с определённой точки зрения они неразделимы. Метафизический смысл лево-либеральных версий государства тождественен: власть становится орудием собственного отрицания, инструментом того, что она не есть.

Левые негативные концепции государства, продиктованные слабостью, заводят в замкнутый круг – вот что я хочу сказать. Слабость как трансцендентально-априорный отправной пункт становится методом постижения реальности и реплицируется в продуктах познания и политической практики. Она увековечивает себя, порождая с одной стороны перманентно слабую власть, которая внутри держится лишь за счет катастрофически растущих в цене издержек-ухищрений, а вовне стремится прыгнуть выше головы и продемонстрировать собственную ничем не подкрепленную значимость, с другой стороны – такое же немощное общество. Они взаимно ослабляют друг друга единой слабостью, которую выбрали основополагающей реальностью (суть акта левой самоидентификации).

Цель как раз в том, чтобы достичь той самой вышеупомянутой точки зрения, с которой снимается дистанция, разделяющая идеологии лево-либерального общества, они в этой новой старой оптике сближаются и отвергаются как мнимые противоположности. Личность и государство в их мифической оппозиции – ложные, ирреальные продукты предвзято-вымышленного антагонизма. На самом деле это стороны целого, синтеза, который должен быть восстановлен.

Взаимное отчуждение человека и общественного/государственного порядка обрекает их на немощь. Такова диагностика проблем российской действительности, чьи составные элементы играют на взаимное понижение, а в итоге коллективно деградируют. Пора от этого уйти. Выше я пытался объяснить, какие внутренние глубинные метафизические решения должны состояться, чтобы можно было преодолеть раскол, о котором шла речь.

Можно было и не дублировать ранее сказанное в других местах, но golotap1 спросил, а я и ответил, как обычно, длинно и нудно. Мне же не сложно.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Featured Posts from This Journal

promo rightview march 6, 00:18 122
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…

Comments

ixwid
Dec. 8th, 2018 10:10 am (UTC)
Школьное образование пожалуй могло бы сгладить остроту проблемы.
Во-первых, большим вниманием к парадоксам в различных сферах (той же физике, математике)
Во-вторых, изучением курса логики
В-третьих, конкурсами полемики
Других путей и не видно.

Я на работе в какой-то момент начал меньше говорить и больше рисовать на флипчарте. Это хотя бы задействует визуальный канал и не стирается из памяти через секунду, как услышанное.

Edited at 2018-12-08 10:14 am (UTC)
rightview
Dec. 8th, 2018 12:47 pm (UTC)
Не знаю, что и сказать. Вот в СССР неплохо было поставлено техническое образование, преподавание точных наук, которые нужны при производстве оружия. А народ верил в коммунизм. А потом этот же народ голосовал за Ельцина, ИТРы в первых рядах. И сейчас смотришь, у людей всякий бред в голове, компот из Ротшильдов с Крымом и бандеровцами. То есть вопреки естественно-научной подготовке пипл хавает неразборчиво до жути.
ixwid
Dec. 8th, 2018 02:45 pm (UTC)
Я бы не стал преувеличивать уровень естественно-научной подготовки.
Заучивание формул и фактов само по себе ничего не обеспечивает.

Человечество нуждается в гуманитарном прорыве, в исследованиях когнитивных способностей, формирования шаблонов мышления и механизмов принятия решений.

Profile

Br
rightview
rightview

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

ДРУГИЕ АККАУНТЫ БЛОГА RIGHTVIEW

ОСНОВНОЕ

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner