?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

DSCN4890

Относительно римской самообороны по всему Средиземноморью замечание верное. Кто в столкновении хищников нападает, кто защищается – всегда остаётся на произвол интерпретации. Были и такие интерпретации, как упомянутая. Кому-то всегда ближе думать таким образом. Конечно, и в Риме различимы противоположные вкусы и духовные ориентиры. Вспомним первых легендарных римских царей – вот родоночальник Ромул, воин, не пощадивший собственного брата. Лишь вторым был Нума, казалось бы полная его противоположность, «брахман», образцовый жрец с определенной точки зрения. Такая расстановка приоритетов о многом говорит. Но эти цари не противопоставляются друг другу авторами римского исторического мифа! Представленные ими начала иногда выходят из-под контроля и вступают в кошмарные конфликты – достаточно вспомнить историю отношений Марка Антония и Цицерона. А неподалеку возвышалась фигура их современника Гая Юлия Цезаря, который недаром носил титул верховного жреца (pontifex maximus) – он соединял то и другое: был великим воином и человеком великого ума. Вероятно, с его смертью целое распалось и полностью уже больше не восстанавливалось. Составные элементы гасли по отдельности.

Но о «римском идеализме» в период его расцвета речь шла неоднократно, см., например, введение в «юпитерианскую теологию», а также 1, 2, 3. Разумеется, это не идеализм пост-христианской эпохи, например, коммунистический, ставивший соответствующие цели (освобождение угнетенных во всем мире, который для этого надлежало оккупировать, в порядке побочного эффекта превратившись в сверхдержаву). Это система ценностей (религиозных, моральных, историко-мифологических, семейных), которая культивирует и культурирует силу: 1) духовно-личную силу – доблесть, virtus, которая есть властная способность как моральный долг, как «добро» и мерило положительной оценки человека (в Риме моральная добродетель заключалась в доблести, сливалась с ней на уровне понятия: ключевое латинское слово virtus обозначало всё это сразу; современное английское virtue, кстати, частично сохранило такое многообразие смысла ), и 2) суммирующую духовно-корпоративную силу – которая предстаёт как imperium и служит депозитарием, взаимно-умножающим интегралом личных властных способностей индивидов, проявленных в доблестных, героических деяниях. Созидая imperium populi romani, римский человек утверждал и увековечивал свою личную силу в Риме – в носившей это имя реальности бесконечного могущества и величия, восходящей к Юпитеру. Добродетельность доблестного деяния высвечивалась с высоты твердыни вечного города, принимавшего в себя это деяние, и ставшего центром мира. Мощь морально и ценностно утверждалась в ещё большей мощи.

В начале 2018 года говорилось об этом: «Доблесть» (virtus) – это же, если использовать слово в римском значении, не какое-нибудь «самопожертвование» и прочая христианские добродетели. Это чистая «способность», то есть «способность сделать», «способность решить», «способность властвовать», в значении самообладания, контроля событий и людей. Поэтому: каковы её критерии? Они очевидны – результат. Римское священное писание – это Тит Ливий с одной стороны, а с другой сам Рим: реестр, накопленным итогом, результатов, деяний, актов способности, которые совершали мужи (viri). Доблесть в той мере, в какой речь идёт именно о ней, в качестве ценностного стимула и мотива навязывает открытую публичную конкуренцию дел».

Virtus побуждала римлян выходить за свою пределы. Она и есть выход за свои пределы, поскольку метафизически это сила, ставшая ценностью силы, ставшая своей идеей; отныне она не локализуется, но делается мировой, делается безграничной – имперской. Сказал же Юпитер, что их власти не будет конца, ну вот и… Почему надо останавливаться перед Средиземным морем? Идём дальше. Конкуренция дел зовёт.

Римляне господствовали, захватывая земли, не «для чего-нибудь» – у этого и не может быть никакой «цели», «это» само ставит цели и есть цель в себе – они просто были собой, что значит: были больше себя.

UPD. ЧАСТЬ 2. VIRTUS: АКТИВНОСТЬ, ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, СУБЪЕКТНОСТЬ

IMG_0216

О virtus пишут все специалисты по Риму (на русском языке – например, Г. С. Кнабе), это одна из самых упоминаемых и исследованных тем в литературе о римской цивилизации. На данный момент не входит в планы сопоставление здесь данного понятия с представлениями о морали у прочих народов, но если подвести итог сказанному об этом ядре римского морального комплекса, то никому не возбраняется самостоятельно поискать аналоги в других местах. Или сравнить virtus c пресловутой «пассионарностью», которой в России так любят затыкать дыры в России пониманиии (и) действительности.

Итак, virtus у римлян как морально культивируемое качество есть внутренняя системная и ответственная активность, которая является также и активной ответственностью (*):

а) Активность внутренняя, то есть сознательная, идущая из властного центра личности, основанная на самообладании, а не рефлекторный ответ на текущие внешние раздражители.

б) Активность ответственная – точнее тождественная ответственности как таковой, судя по тому, что virtus выступает основной моральной категорией, тем самым подтверждая самопреодоление как источник и принцип силы, а силу как источник и принцип самопреодоления (самопреодоление [в данном случае моральное] – это, напомним, также и формула Ницше для «воли к власти»). Иначе говоря, с римской точки зрения, любое моральное требование – это требование быть силой, любой императив властен и миродержавен, он не просто «голос общества», он голос общества, которое является силой и в целом образует вовне imperium, а в другую сторону res publica. Лишь такое общество авторитетно внутри себя и координация усилий личности с ним воспринимается не как слабость, но, напротив, как сила более высокого порядка. (И, к пониманию того, чем был Рим для римлянина, и какова этимология римского термина res publica, означавшего государство: «Прилагательное publicus является производным от существительного populus», но «populus, прежде чем стало означать вооруженную общину, имело когда-то значение войска как такового», пишет Рудольф Штарк в известной статье 1937 г., посвященной лексике римского республиканского языка).

Римляне не понимали, что такое «слабое добро» . Для них добро – это моральная сила, требующая от них быть силой, в то время как слабость в конечном счете аморальна. Virtus выступает как единый принцип морали и субъектности во всех её формах (политической, военной, нравственной). Резюмируя, можно сказать, что virtus – это активная ответственность и ответственная активность одновременно. Гражданская активность в том числе, без которой существенно снижается эффективность военно-государственной машины.

в) Активность системная – то есть постоянная, не вступающая в противоречие себе, в хаос описанной Тацитом варварской «вольницы», варварского непостоянства, и именно вследствие такой своей природы способная интегрироваться с доблестью других членов общины-корпорации, образуя организованную самоутверждающуюся и самовозрастающую систему силы, которая мотивируется своими членами и в свою очередь мотивирует их. Община, город, Рим – как имперская мощь – и есть для доблести тот воплощенный принцип самоутверждения, точка приложения и самоумножения активности, её роста и увековечивания, которыми обеспечено удовлетворение императива системности. Государство есть то, куда доблесть устремляется как к себе домой, притягиваясь – подобное к подобному – к максимальному выражению собственной сущности. Настоящая доблесть – это твердость. Высшая твердость – это государство.

Принципиально важны рассуждения Тацита о судьбе носителей доблести, погибающих в исключении при римском цезаризме-принципате и в германском варварском обществе, при, казалось бы полном несходстве того и другого в первом веке. Судьба одинакова там, где государства ещё нет, и там, где его уже нет. Что наводит на мысль о стартовавшей конвергенции вчерашних антиподов. В неотдаленном будущем это подтвердилось.

Featured Posts from This Journal

  • Августу Августово

    Если где-то нет определений, надо, не стесняясь, пытаться их давать, не останавливаясь и перед определением империи. Тем более в диалоге с…

  • Сподвижники в тумане

    «Есть точка зрения, что президент США успешно раскалывает Запад, постоянно ругаясь со своими союзниками по НАТО, и это граничит с…

  • Главное не подавиться

    Лучший и самый плодотворный критерий оценки политических действий основан на представлении о способности: если можешь что-то сделать с…

  • Онтология заговора

    Правый солярный метафизический принцип гласит: всё внешнее идёт изнутри, определяется внутренним. Левые исходят из обратного. Следует сразу…

  • Свет, воздух, гладь и камень

    Вот именно сейчас, когда все уже устали от зимы, следует чаще погружаться взглядом в синеву этих фотографий. Для мысленной перезагрузки. Самое время…

  • Имперские будни

    Мозаика из дома в Помпеях. Национальный археологический музей, Неаполь. Конечно, и то майское предвкушение в «окрестностях Цезаря» не…

  • К тени орнаментов

    Римское небо никогда не устанешь разглядывать. Сегодня это было так. Изображения, которые для античного восприятия были бы больше, чем…

  • Античность

    Аполлон. Август. Римское небо. Детали кораблей Калигулы. Кот из Domus Aurea Нерона. Орнамент. Римляне и варвары.…

  • Консервативная эволюция: «народная монархия». Памяти Гая Мария

    Вот к этой концепции «народной монархии» следует присмотреться внимательнее. Интегрируя её с цивилизационным тезисом: «Европейцы проводят…

promo rightview december 6, 02:35 96
Buy for 600 tokens
Что делать? – в смысле: какая политическая программа из предложенных сейчас является оптимальной? Ответ: нет такой программы. В первую очередь, начнём с очевидного, её нет у существующего российского «руководства». Сейчас уже ясно, что надежды на «правый поворот», которые кто-то вынашивал…

Comments

rightview
Aug. 3rd, 2018 09:13 am (UTC)
>созданный вами же термин "настоящей (самой лучшей) империи" вопреки тому значению слова

Почему же вопреки? Нет, совсем не вопреки.

>Для того, чтобы доказать преимущество какой-то идеологии, надо показать, что она возникла до тех результатов, какие были достигнуты. Поэтому и не годятся ссылки на Вергилия.

Третий раз: Вергилий (или Тит Ливий) не создавали какую-то новую идеологию. Опять непонятно выразился :)? Они лишь записывали то, что было издревле расточено в "воздухе" вокруг храма Юпитера Капитолийского.

>если доблесть как основа имперства была свойственна всей античности, то как это соотносится с полисом как основным видом государственного устройства? Получается, что два столь разных вида государства базируются на одном и том же качестве.

Можно и нужно сравнивать моральную терминологию у греков и римлян. Они не тождественны, имеются нюансы. Например, если продолжить сопоставления, у русских понятия добродетельный и доблестный различны, а у римлян это одно слово. Во-вторых, картине развития не противоречит общий на разных стадиях элемент, являющийся принципом этого развития. Империи создаются доблестью, которая культивируется полисами. А затем уже в империи вектор может измениться, доблесть начинает исключаться. Называл же Тацит Домициана "принцепсом, враждебным добродетели/доблести".

Profile

Br
rightview
rightview

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

ДРУГИЕ АККАУНТЫ БЛОГА RIGHTVIEW

ОСНОВНОЕ

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner