?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

DSCN4890

Относительно римской самообороны по всему Средиземноморью замечание верное. Кто в столкновении хищников нападает, кто защищается – всегда остаётся на произвол интерпретации. Были и такие интерпретации, как упомянутая. Кому-то всегда ближе думать таким образом. Конечно, и в Риме различимы противоположные вкусы и духовные ориентиры. Вспомним первых легендарных римских царей – вот родоночальник Ромул, воин, не пощадивший собственного брата. Лишь вторым был Нума, казалось бы полная его противоположность, «брахман», образцовый жрец с определенной точки зрения. Такая расстановка приоритетов о многом говорит. Но эти цари не противопоставляются друг другу авторами римского исторического мифа! Представленные ими начала иногда выходят из-под контроля и вступают в кошмарные конфликты – достаточно вспомнить историю отношений Марка Антония и Цицерона. А неподалеку возвышалась фигура их современника Гая Юлия Цезаря, который недаром носил титул верховного жреца (pontifex maximus) – он соединял то и другое: был великим воином и человеком великого ума. Вероятно, с его смертью целое распалось и полностью уже больше не восстанавливалось. Составные элементы гасли по отдельности.

Но о «римском идеализме» в период его расцвета речь шла неоднократно, см., например, введение в «юпитерианскую теологию», а также 1, 2, 3. Разумеется, это не идеализм пост-христианской эпохи, например, коммунистический, ставивший соответствующие цели (освобождение угнетенных во всем мире, который для этого надлежало оккупировать, в порядке побочного эффекта превратившись в сверхдержаву). Это система ценностей (религиозных, моральных, историко-мифологических, семейных), которая культивирует и культурирует силу: 1) духовно-личную силу – доблесть, virtus, которая есть властная способность как моральный долг, как «добро» и мерило положительной оценки человека (в Риме моральная добродетель заключалась в доблести, сливалась с ней на уровне понятия: ключевое латинское слово virtus обозначало всё это сразу; современное английское virtue, кстати, частично сохранило такое многообразие смысла ), и 2) суммирующую духовно-корпоративную силу – которая предстаёт как imperium и служит депозитарием, взаимно-умножающим интегралом личных властных способностей индивидов, проявленных в доблестных, героических деяниях. Созидая imperium populi romani, римский человек утверждал и увековечивал свою личную силу в Риме – в носившей это имя реальности бесконечного могущества и величия, восходящей к Юпитеру. Добродетельность доблестного деяния высвечивалась с высоты твердыни вечного города, принимавшего в себя это деяние, и ставшего центром мира. Мощь морально и ценностно утверждалась в ещё большей мощи.

В начале 2018 года говорилось об этом: «Доблесть» (virtus) – это же, если использовать слово в римском значении, не какое-нибудь «самопожертвование» и прочая христианские добродетели. Это чистая «способность», то есть «способность сделать», «способность решить», «способность властвовать», в значении самообладания, контроля событий и людей. Поэтому: каковы её критерии? Они очевидны – результат. Римское священное писание – это Тит Ливий с одной стороны, а с другой сам Рим: реестр, накопленным итогом, результатов, деяний, актов способности, которые совершали мужи (viri). Доблесть в той мере, в какой речь идёт именно о ней, в качестве ценностного стимула и мотива навязывает открытую публичную конкуренцию дел».

Virtus побуждала римлян выходить за свою пределы. Она и есть выход за свои пределы, поскольку метафизически это сила, ставшая ценностью силы, ставшая своей идеей; отныне она не локализуется, но делается мировой, делается безграничной – имперской. Сказал же Юпитер, что их власти не будет конца, ну вот и… Почему надо останавливаться перед Средиземным морем? Идём дальше. Конкуренция дел зовёт.

Римляне господствовали, захватывая земли, не «для чего-нибудь» – у этого и не может быть никакой «цели», «это» само ставит цели и есть цель в себе – они просто были собой, что значит: были больше себя.

UPD. ЧАСТЬ 2. VIRTUS: АКТИВНОСТЬ, ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, СУБЪЕКТНОСТЬ

IMG_0216

О virtus пишут все специалисты по Риму (на русском языке – например, Г. С. Кнабе), это одна из самых упоминаемых и исследованных тем в литературе о римской цивилизации. На данный момент не входит в планы сопоставление здесь данного понятия с представлениями о морали у прочих народов, но если подвести итог сказанному об этом ядре римского морального комплекса, то никому не возбраняется самостоятельно поискать аналоги в других местах. Или сравнить virtus c пресловутой «пассионарностью», которой в России так любят затыкать дыры в России пониманиии (и) действительности.

Итак, virtus у римлян как морально культивируемое качество есть внутренняя системная и ответственная активность, которая является также и активной ответственностью (*):

а) Активность внутренняя, то есть сознательная, идущая из властного центра личности, основанная на самообладании, а не рефлекторный ответ на текущие внешние раздражители.

б) Активность ответственная – точнее тождественная ответственности как таковой, судя по тому, что virtus выступает основной моральной категорией, тем самым подтверждая самопреодоление как источник и принцип силы, а силу как источник и принцип самопреодоления (самопреодоление [в данном случае моральное] – это, напомним, также и формула Ницше для «воли к власти»). Иначе говоря, с римской точки зрения, любое моральное требование – это требование быть силой, любой императив властен и миродержавен, он не просто «голос общества», он голос общества, которое является силой и в целом образует вовне imperium, а в другую сторону res publica. Лишь такое общество авторитетно внутри себя и координация усилий личности с ним воспринимается не как слабость, но, напротив, как сила более высокого порядка. (И, к пониманию того, чем был Рим для римлянина, и какова этимология римского термина res publica, означавшего государство: «Прилагательное publicus является производным от существительного populus», но «populus, прежде чем стало означать вооруженную общину, имело когда-то значение войска как такового», пишет Рудольф Штарк в известной статье 1937 г., посвященной лексике римского республиканского языка).

Римляне не понимали, что такое «слабое добро» . Для них добро – это моральная сила, требующая от них быть силой, в то время как слабость в конечном счете аморальна. Virtus выступает как единый принцип морали и субъектности во всех её формах (политической, военной, нравственной). Резюмируя, можно сказать, что virtus – это активная ответственность и ответственная активность одновременно. Гражданская активность в том числе, без которой существенно снижается эффективность военно-государственной машины.

в) Активность системная – то есть постоянная, не вступающая в противоречие себе, в хаос описанной Тацитом варварской «вольницы», варварского непостоянства, и именно вследствие такой своей природы способная интегрироваться с доблестью других членов общины-корпорации, образуя организованную самоутверждающуюся и самовозрастающую систему силы, которая мотивируется своими членами и в свою очередь мотивирует их. Община, город, Рим – как имперская мощь – и есть для доблести тот воплощенный принцип самоутверждения, точка приложения и самоумножения активности, её роста и увековечивания, которыми обеспечено удовлетворение императива системности. Государство есть то, куда доблесть устремляется как к себе домой, притягиваясь – подобное к подобному – к максимальному выражению собственной сущности. Настоящая доблесть – это твердость. Высшая твердость – это государство.

Принципиально важны рассуждения Тацита о судьбе носителей доблести, погибающих в исключении при римском цезаризме-принципате и в германском варварском обществе, при, казалось бы полном несходстве того и другого в первом веке. Судьба одинакова там, где государства ещё нет, и там, где его уже нет. Что наводит на мысль о стартовавшей конвергенции вчерашних антиподов. В неотдаленном будущем это подтвердилось.

Featured Posts from This Journal

  • Августу Августово

    Если где-то нет определений, надо, не стесняясь, пытаться их давать, не останавливаясь и перед определением империи. Тем более в диалоге с…

  • Сподвижники в тумане

    «Есть точка зрения, что президент США успешно раскалывает Запад, постоянно ругаясь со своими союзниками по НАТО, и это граничит с…

  • Главное не подавиться

    Лучший и самый плодотворный критерий оценки политических действий основан на представлении о способности: если можешь что-то сделать с…

  • Онтология заговора

    Правый солярный метафизический принцип гласит: всё внешнее идёт изнутри, определяется внутренним. Левые исходят из обратного. Следует сразу…

  • Свет, воздух, гладь и камень

    Вот именно сейчас, когда все уже устали от зимы, следует чаще погружаться взглядом в синеву этих фотографий. Для мысленной перезагрузки. Самое время…

  • Имперские будни

    Мозаика из дома в Помпеях. Национальный археологический музей, Неаполь. Конечно, и то майское предвкушение в «окрестностях Цезаря» не…

  • К тени орнаментов

    Римское небо никогда не устанешь разглядывать. Сегодня это было так. Изображения, которые для античного восприятия были бы больше, чем…

  • Античность

    Аполлон. Август. Римское небо. Детали кораблей Калигулы. Кот из Domus Aurea Нерона. Орнамент. Римляне и варвары.…

  • Консервативная эволюция: «народная монархия». Памяти Гая Мария

    Вот к этой концепции «народной монархии» следует присмотреться внимательнее. Интегрируя её с цивилизационным тезисом: «Европейцы проводят…

promo rightview december 6, 02:35 96
Buy for 600 tokens
Что делать? – в смысле: какая политическая программа из предложенных сейчас является оптимальной? Ответ: нет такой программы. В первую очередь, начнём с очевидного, её нет у существующего российского «руководства». Сейчас уже ясно, что надежды на «правый поворот», которые кто-то вынашивал…

Comments

rightview
Aug. 1st, 2018 11:46 pm (UTC)
>Рим это центр Италии, а Италия центр Средиземноморья.

Всё это применимо и к Греции, и к Карфагену.

А монголы начали в XIII веке объединять Евразию тоже из её теплого центра?

А почему Италия перестала быть центром империи в V веке? География поменялась?
pasha_su
Aug. 3rd, 2018 12:53 am (UTC)
Так греки и создали свои эллинистические империи. Карфаген тоже. Но они все же ближе к краям Средиземноморья. Италия из этих стран самая большая и плодородная.

Монголы потому и создали свою империю в 13 веке, что только тогда до них докатилась цивилизация от более южных центров. По этой же причине Италия потеряла свой статус. При создании империи уже заложен ее конец. Провинции перенимают культуру и получают независимость.
rightview
Aug. 3rd, 2018 09:14 am (UTC)
>Монголы потому и создали свою империю в 13 веке, что только тогда до них докатилась цивилизация от более южных центров. По этой же причине Италия потеряла свой статус. При создании империи уже заложен ее конец. Провинции перенимают культуру и получают независимость.

Нет :) Всё не так.
rightview
Aug. 3rd, 2018 09:22 am (UTC)
>Так греки и создали свои эллинистические империи. Карфаген тоже. Но они все же ближе к краям Средиземноморья. Италия из этих стран самая большая и плодородная.

Ну и что? А Греция раньше поднялась. И Восток всегда был экономически более развит и густонаселен, чем Запад Средиземноморья. И почему не она? Потому что в среднем на 100 км дальше от воображаемого центра Средиземноморья? Вы это серьезно? То есть все хорошее происходит ровно посередке, шоб далеко ходить не надо было? Это Вы давно такое заметили?

Edited at 2018-08-03 09:22 am (UTC)

Profile

Br
rightview
rightview

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

ДРУГИЕ АККАУНТЫ БЛОГА RIGHTVIEW

ОСНОВНОЕ

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner