rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Categories:

О поэзии Максима Калашникова

Читаю риторические вопросы М. Калашникова:

«Что будет производить освобожденный от пут государства капитал в «переучрежденной» нацдемами (и каспаровцами) «русской России»? Автомобили? Не смешите меня – они не выдержат конкуренции с западными и даже китайскими. Электронику? В судо- и авиастроении наши ниши потеряны, соревноваться с китайцами, корейцами, бразильцами мы в открытой ВТО-номике не сумеем.»

Но эти вопросы – «что будет производить» и «с кем соревноваться» – сохраняются без ответа и в рамках проповедуемой Калашниковым «русско-социалистической» концепции. Что играет в ней роль стимула для производства? Рынок, искусственно локализованный, огражденный от мирового, – не стимул (если речь идёт о высокотехнологической продукции). Площадки для конкуренции, то есть соревнования, на таком локально-ограниченном рынке нет (это нерентабельно). Ответ, который подразумевается у Калашникова, заключается в следующем: а вот мы и будем стимулом всего, что движется – мы, «опричники». Но этот ответ также неубедителен вследствие заведомой ущербности, заложенной в основу опричного понимания самих себя.

Верно, что технологические прорывы часто стимулируются государством. Вопрос в том, какими людьми укомплектовано это государство, откуда они берутся, какова их природа и, соответственно, насколько они способны «стимулировать». «Опричная» концепция усугубляет превратное понимание аппарата как единственного «надёжного» способа организации власти. Как следствие, она антиэлитарна и на практике всегда приводит к человеческой деградации, отбору худших. Перефразируя Зомбарта, можно сказать, что концепция революционного аппарата вместо того, чтобы противопоставить торгашам героев, занимается тем, что противопоставляет и тем, и другим лакеев (как идеальный человеческий тип). Какими бы квазигероическими ни были первоначальные намерения.

Опричная теория, которой руководствуется Калашников, постановляет: элита не та, что надо, поэтому сейчас мы извлечём новую. Как? Просто. Соберём озлобленных неудачников всех мастей, выберем из озлобленно-неудачливых самых упёртых (присвоив им служебное звание «пассионариев»), наделим их чрезвычайными полномочиями, и вот оно, светлое будущее России. Кто собирать/отбирать будет? Я, Володя Кучеренко, коллектор новой элиты. (Из всех видов неудачников с точки зрения Владимира почему-то предпочтительнее прочих непризнанные и невостребованные чудо-изобретатели, с шукшинских времен многочисленные на Руси творцы «вечного двигателя».)

Ах да, прежде чем приступать, надо сдать «теоретический минимум». За «краткий курс» теории вполне сгодится пара любых томиков Калашникова. Смотри на меня: веруешь, что сверхчеловек говорит по-русски? Верую, однозначно. Ещё верую в «либерастню» (очень важный концепт опрично-патриотического мышления). Также убеждён, что на гнилом Западе не делают ничего, кроме как красят ногти и продают друг другу липовую ценную бумагу, и вообще их можно взять голыми руками. Верую, также, что все достижения «либерастической» компьютерной мысли последних десятилетий украдены в СССР вместе с разработчиками «Эльбруса». Хорошо, значит, готов к употреблению, то есть к применению: держи наноган, иди, неси эту веру.

Понятно, что подобный идейно вооружённый сброд, не дай бог, дорвавшийся до власти, пришлось бы контролировать сверху жесточайшим образом, ежедневно мордовать его, отвращая от злоупотреблений, расстреливать ежегодно каждого десятого. Достаточно быстро «элита» трансформируется в бюрократический аппарат, власть советов превратится во «власть партии». Ставка на неудачников, на изначально левый тип личностной самоидентификации с подведением под ущербность последователей идеологической базы (вроде классовой теории или злодейской «либерастни») неизбежно приводит к аппаратно-бюрократической трансформации общества и государства.

Проблема в том, что всё это уже было. Повторять нет никакого смысла. Аппаратные прорывы – это дома на песочном фундаменте. Это не надолго. Невозможно генномодифицировать нуль в единицу. И даже много нулей не довести пинковым инжинирингом до состояния хотя бы одной единицы. Товарищ наномаузер хорош как авангарднопоэтический мифообраз и не более.
Subscribe
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments