?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Левое лицемерие

Левые – за народ. Народ при этом должен как дитятко малое ходить на помочах за благодетелями и изображать счастье. А что делать, если народ расходится с благодетелями в видении счастья? Как и положено строгому папке, леваки чадо порют, а то и хуже… как в Новочеркасске. Как в Вандее. Как на Тамбовщине в 1920. Как в Сирии. Или Ливии. Ну не хотят сирийские арабы жить под экс-застройщиком социализма Асадом. Тогда народ именуется «террористами» и его начинают освобождать – видимо, от него же самого – при помощи артиллерии и пулеметов. Но при всём при этом освободители никогда не признаются, что они не «за народ», а «за себя» и просто делают то, что сами считают нужным. Уклоняться, прятаться от себя, закрывать на себя глаза и выносить себя за скобки, по сути терять и отрицать себя – главная отличительная черта левого ущербного самосознания.

Заметим, что я предлагаю судить о левых исключительно изнутри их собственных «вводных». Мне не нравится в них именно вот эта трусливая неспособность сказать прямо: да, мы – власть и хотим властвовать, и будет по нашему, а кто не согласен – к стенке. У них нет для этого дара речи. Они так не могут. Они будут врать и изворачиваться, трусливые и лживые твари. «Мы их расстреливаем, да, но сугубо ради их собственного счастья… исключительно по их просьбе, ради них самих».

Левые в 1937 г. к двадцатилетию революции будут звать функционеров НКВД рассказывать школьникам об ужасах царских тюрем и ссылок, в которых томились товарищи Ленин и Сталин, и о том, как доблестные товарищи Дзержинский, Ежов и Берия спасли народ от возвращения зверств антинародной власти. А что зверства народной власти в разы масштабнее, так это чево… это ничево. Она ж народная, ей можно. К её морде лица ничего не прилипнет. У неё ж патент на народолюбство (всех других претендовавших делать что-то для народа она перерезала, поэтому никто теперь кроме неё, его, сиротинушку, не благодетельствует). Ради борьбы со зверствами допустимо совершить в тысячу раз больше зверств, чем те, которые описаны в качестве повода, особенно, если последних не существовало в природе. За «просто зверства» стыдно, а за зверства во имя недопущения зверств стыдиться некогда: пора к пионерам. Сидит заслуженный дедушка и общается с молодыми году эдак в 1970-м:

- Ну что, пацан, ты, на второй парте. Жрал сегодня хлеб и картоху? Или, там, лапшу? Давала мамка?

- Жрал. Давала мамка.

- Воооот. За то и боролись. Значит не зря та семейка с голоду подохла в продразверстку, которую мы тогда без еды оставили. Понял, да? А учиться-то учишься? В институт небось собираешься?

- Учусь. В инженеры пойду.

- Давай-давай. За то и боролись. Значит не зря мы студентиков очкастых в 1918 и профессоришек в 1938 в расход пускали, контру эту интеллигентскую. Цени, сука, советскую власть, которая всему тебя выучила и лапши дала. Хорошо учись.

Левый – это безумие бега на месте под лозунгом «прогресса». Это утверждение отрицаемого и отрицание утверждаемого. Это ложь противоречия как способ существования, как практический принцип: сделай всё, чтобы обосновать и подтвердить бессмысленность сделанного. «Кем ты нас сейчас назвал? Хамами? Ах ты, падла русофобская… Это мы-то хамы, гаденыш ты и выродок, жалко руки до тебя не дотягиваются в твоей Канаде». Вспоминаю, что нам, детям, говорили старшие про вождей. Кто такой Карл Маркс? Это гениальный мыслитель, который доказал неизбежность победы рабочего класса. А кто такой Владимир Ильич Ленин? Это не менее гениальный мыслитель, который исхитрился придумать, как же на практике достичь этой победы. И весь Советский Союз благоговейно веровал в данное распределение функционала ипостасей, ибо оно совершенно абсурдно. Вопрос о несовместимости двух гениальностей, конечно, повисал в воздухе. Если только гений гениев мог придумать, как победить пролетариату, то что там доказал Карл? Мы тихонько думали об этом. Но думы не мешали отменяющим друг друга гениям преспокойно сосуществовать в нашем сознании.

Левый – это тот, кто пишет статью о том, как царская цензура преступно душила творчество русских дореволюционных литераторов, и несёт её в составе авторского сборника на согласование чиновнику Главлита, или вообще там же и трудится, совершенно искренне не усматривая в этом никакого диссонанса и дискомфорта. Он физиологически не узревает в деятельности двух ведомств ничего общего. Он громит царских сатрапов и душителей слова, а себя самоотверженно не замечает. Левые будут одновременно негодовать, вспоминая, как гнобил деспотизм несчастного Пушкина, и с пониманием встречать меры, принятые гуманной советской властью в адрес Гумилева или Пастернака. Что, убили Мандельштама? Павла Флоренского мочканули? Это не считается. Все равно царизм – тирания, а советская власть – светлая, добрая и прогрессивная. Почему? Потому что она готова неограниченно убивать. За народ. Кого убивать? Народ и готова убивать во всех его видах. Царь либеральничал, потому что о народе не заботился. А советская власть готова сколько угодно этого народа положить. Ей не жалко. Потому что у неё грехи отпущены сразу. Она же за народ. У неё это на лбу написано. Значит все, кто против неё, враги народа. Даже если это три четверти того самого народа, тем хуже, то есть тем лучше для него. Больше крови. Больше красного счастья взахлёб.

Секретарям обкомов, пропагандистам и агитаторам, партработникам и партработницам всех рангов было абсолютно не под силу сообразить, что, низвергая словесно и ритуально (каждое 7 ноября) царизм с его «произволом», цензурой и тюрьмами, они обличают самих себя. Вот Путина недавно осенило: мощи на Красной площади имеют нечто общее с православными мощами. (Его бы ещё пробило сопоставить своих друганов-миллиардеров с друганами Ельцинской семьи в проклятые 90-е – тоже ведь старое вино в новых мехах, а догадливый никак не постигнет, что его антиолигархический пафос давно проапгрейдился до эффекта бумеранга.)

В команде Зюганова как услышали царские речи о подобии КПСС и РПЦ, сразу благосклонно закивали – правда твоя, государь, так и есть. Для присущего им уровня соображения это аргумент в их пользу. Камрадам и поныне в голову не приходит, что кровавая бессмыслица совершенных ими преступлений не оправдывается, а, наоборот, отягощается указанным сходством.

- Зачем же вы попов истребляли, дурни, если потом сами делали то же, что и попы?!

И опять они не ответят как на духу, что хоть раз в жизни было бы для них не «Правдой», а правдой:

- Дык… эта… кровушки хотелось… кишок хотелось выпущенных, мозгов разбрызганных… ну и… поводов хотелось… звинямся.

Им бы один раз осознать себя, этим борцам за народные блага – жизнь и начнет налаживаться, демоны, загнанные под полу, под сукно, под знамя, улетучатся.

Но я требую от них невозможного. Левые – это эйдетически мертвые люди, неспособные увидеть собственную сущность и отнестись к ней уважительно. (То и другое взаимосвязано: потому и не видят, что не уважают, потому и не уважают, что не видят.) Как говорил Ницше («По ту сторону добра и зла», глава «О сущности аристократического»): «знатность там, где чтят свою душу», свою суть. А у кого-то нет души и нечего чтить. Индивиды без родства, без племени в самом общем смысле слов. Мусор на поверхности земли. Они ничего в себе не чтят – никакой генеалогии, национальной или родовой, никакого происхождения, никакой сущности. (А как же Чернышевский, Радищев и т. п., славная народно-революционная традиция? Так сколько таких Чернышевских-Радищевых они перестреляли в 1917 – 1940 гг. за минимальные разногласия, за малейшие отклонения от колебаний линии партии? В гробу они видели «предшественников».) У них только слоганы вместо голов. «Здесь и сейчас». Вот Асад или Менгисту Хайле Мариам, или Каддафи, или Пол Пот «за народ» (сам сказал!). Значит, хороший, пока мы сами же его зачем-нибудь не расстреляем. Значит, может делать с народом чего заблагорассудится. Хорошему человеку ничего не жалко. И даже если нехорошо в итоге выйдет, виновник не виноват, виноват всегда империализм. Он попутал. Виновника, конечно, при случае расстреляем, но за другое. За что-нибудь хорошее, достойное.

Как уже известно регулярным читателям, я придаю склонности к самоотрицанию у левых характер определения: 1, 2, 3, 4. Определение левого указывает на власть, которая не признаёт себя властью, но скрывается за мифической подставной служебной конструкцией «народ», являющейся прямой антитезой власти (поэтому в левую версию «народа» включаются главным образом слабые и нуждающиеся социальные элементы). Что противопоставляется этому, чем отличается и должно отличаться видение вещей политиками и идеологами, которые занимают правую позицию, также неоднократно формулировалось: 1, 2, 3, 4.

Основные ветки обсуждения текста:

«Современный мир»

«Надо менять настройки приемника»

«Какая цель оправдывает средства?»

«Чему мы можем научить китайцев?»

«Критерии доблести»

Featured Posts from This Journal

  • Трудно не быть Цезарем

    Вышесказанное выиграет в понятности, если лучше представлять себе личность, чей образ навсегда останется в центре каприйского ландшафта. Тиберий…

  • За Родину Сталина

    Если понимать либерализм как отрицание ценности (культуры, идеи) силы, то его распространение вызывает процесс силовой деградации. Это означает, что…

  • Бог и «Правда»

    «Государь-Император, как символ Царя Небесного». У монархистов эта формула – общее место. Вот и А. Елисеев в своих рассуждениях о монархии…

  • Знание и сила

    «Дух величия и власти», упомянутый ранее – мотивирующее начало и стержень настоящего высокотрадиционного имперско-аристократического общества. Он…

  • Пять вариантов

    На столе заинтересованного лица разложены пять программных папок, пять предложений, как реорганизовать социально-политическую систему с целью…

  • Различие и расслоение

    Концепция правого как типа мышления, в котором доминирует мотив выделения «различий», и левого – как противоположного (и дополняющего) способа…

promo rightview december 6, 02:35 96
Buy for 600 tokens
Что делать? – в смысле: какая политическая программа из предложенных сейчас является оптимальной? Ответ: нет такой программы. В первую очередь, начнём с очевидного, её нет у существующего российского «руководства». Сейчас уже ясно, что надежды на «правый поворот», которые кто-то вынашивал…

Comments

rightview
Feb. 27th, 2018 05:42 pm (UTC)
Re: прочитал "правовая система ценностей"
Из того, что я знаю об этом предмете, следует, что героя слабые просто не интересуют. Ему нужен кто-то сопоставимый.
bubafed
Feb. 27th, 2018 06:04 pm (UTC)
Re: прочитал "правовая система ценностей"
Да, система ценностей создаёт героя, но правые ценности - "правый" герой.

Нравится Вам "правый" герой или нет, это уже вкусовщина. Объективность немного в другом на мой взгляд.

Определённое время "правые" герои могли править миром без ущерба для мира. Ведь Вы сами стоите на том, что герою этому нужна и постоянная война и равный соперник. А что это значит в глобальном мире с ядерным оружием? Противостояние сильнейших ради чего?

Если раньше это неравенство возможностей оправдывалось и малым общественным продуктом и необходимостью разделения труда, то в будущем меньшинство сможет обеспечить всем необходимым большинство(а не наоборот, как раньше) и что тогда?

Правая система ценностей необходимо ведёт к уничтожению ненужного большинства. Или нет?
rightview
Feb. 27th, 2018 06:24 pm (UTC)
Re: прочитал "правовая система ценностей"
Большинство занесут в Красную книгу, вероятно.

Зачем что-то "уничтожать", если оно не мешает?

Лишь бы оно само себя не уничтожило. Люди вообще к этому очень склонны.

Война нужна, но по правилам. Капиталистическая конкуренция отвечала этому запросу, с позитивным результатом. Какими будут формы "войны по правилам" в будущем - не знаю.
bubafed
Feb. 27th, 2018 07:03 pm (UTC)
Re: прочитал "правовая система ценностей"
Категорически не согласен с Вашей позицией, но искренне благодарю за разговор.
rightview
Feb. 27th, 2018 07:39 pm (UTC)
Re: прочитал "правовая система ценностей"
И Вам спасибо за диалог

Profile

Br
rightview
rightview

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

ДРУГИЕ АККАУНТЫ БЛОГА RIGHTVIEW

ОСНОВНОЕ

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner