rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Прыжки в реальность и обратно

С точки зрения «теории ротации» Грудинин был вполне адекватным решением. Никакой лидер небезупречен и не обязан быть таковым. Сам процесс выбора и смены исполнителя функции первого лица важнее результатов конкретного голосования. Это понимают на Западе: власть совершает акт манифестации, выбирая своего представителя, но, как мы говорили недавно (*), она всегда выше любого данного проявления и никогда им не исчерпывается. Власть — это идея (проект, замысел, «нация», империя, закон, живая сверхличная реальность).

Не то в России. Здесь власть – Иван Иванович. И даже если не Иван Иванович, то Петр Петрович. Ну если уж и не Иван Иванович и не Петр Петрович, то тогда Владимир Владимирович однозначно. Она не идея, которая «у тебя в голове».

В частности, это приводит к тому, что ошибка выбора всегда компрометирует выборы как таковые. «Выбирали, выбирали, а они все жулики – не нужны никакие выборы». Из чего не следует, что люди не придут на участки. Придут, но их выбор будет означать отрицание выбора. Придут отдать голос за безальтернативного.

Декларируемая греховность и нестойкость человеческого «многомятежного изволения» всегда служила почвой, на которой возрастало древо автократии. Греховная слабость мира (среди прочего и потребность в защите чистоты учения от отступников) – важнейшее оправдание королевской власти, на которое официально ссылались монархические легенды в Европе и на Руси (см., например, переписку царя Ивана). Таков общий принцип монотеизма: если мир плох, ему требуется строгий единоличный начальник, призванный «всех нас построить», «держать и не пущать». Чем всё вокруг хуже, тем острее стремление водрузить сверху сингулярную фигуру отрицания «не от мира сего» (*).

В России названные общие закономерности дополняются и совершенствуются. В другом слое сознания здесь, конечно, вроде как и не против выборов. Настолько не против, что ждут от них слишком многого. Ждать, ждать, ждать идеального кандидата – это по нашему. А пока его нет, голосовать антиидеально – тупо за «реальность». Нельзя расстаться с мечтой, нельзя компрометировать её хотя бы минимальным отступлением от неё – т. е. по сути её реализацией. Даже попытки реализации неприемлемы на данный момент неприхотливой электоральной истории России, потому как «выбирали уже, а он о нас не заботился 25 часов в сутки, он себя не забывал и вообще далеко не святой». Экстремальный идеализм в качестве парного противоположного элемента – «изворота», как мы называли это раньше – имеет склонность к погружениям в реальность с головой. В российском мышлении идея – всегда идея отрицания своего воплощения. Они с ним взаимоисключающи. Она теряется в нём, поэтому всегда тяготеет к собственному отрицанию. Когда смотришь, к примеру, на Сталина, эта двусмысленность бросается в глаза: перед нами свирепый большевик и антибольшевик одновременно. Но его коллеги по партии не лучше и не хуже: все они если не английские/японские/польские шпионы/агенты/диверсанты/убийцы, как учили их на Лубянке, то уж во всяком случае немецкие.

Если не всё, то ничто, гласит русская инструкция на любые случаи жизни (а если всё, то это совсем конец всему, прибавляет она негромко). И коли так пошло, любые мечты лучше сразу втоптать в надёжно удобрённую почву под ногами. Оппортунизм с его вариативностью, стратегией небольших улучшений и нюансов страшнее антагонизма – извлекается из сказанного привычный нам вывод. Вариативность свидетельствует о неполноте истины в каждом из вариантов. Но неполная истина не нужна, она – антиистина. Поэтому мы никогда не пойдем на мир с католиками (варианты христианства), а мусульманам можем и Царьград сдать. Ислам же не «вариант», это чужое, «бусурмане», а с бусурманами мы всегда готовы дружить (мы же, в общем-то, терпимые и добрые). С Гитлером и мирный договор допустимо подписать, но вместо колебаний и извилин мозга в голове желателен ледоруб.

Идея должна быть воплощена без остатка. А если не получается, то черт с ней в прямом смысле слова: любые зверства и мерзости не только позволены, но и приветствуются. Отчаяние от несоответствия идеалу приводит к самому лютому нигилизму, какой можно себе представить (его пики – 1917 и 1937 гг.).

Чаемому, но недостижимому тотальному воплощению (коварно взрывающемуся противоположностью) предшествует уплощение идеи как его первичная стадия. Идейное уплощение наблюдается в России на каждом шагу. Достаточно заметить к примеру, как у нас конкурируют идеологические системы и как у нас ведутся дискуссии. Идеи как таковые сталкиваются где-то там, не в наших краях. У нас люди мысленно бьют друг другу морды, они не в состоянии вообразить никакой иной формы умственной конкуренции (нетрудно убедиться, что самые принципиальные, программные тексты сводятся к предложению набить кому-то морду – если это не так, то у них триста прочтений; перебранки в интернете с «аргументацией» лишены смысла за пределами усилия подвести собеседника к тезису: он ничтожен настолько, что ничего, кроме мордобития и не заслуживает).

Скажем, либеральная идея в российском понимании всецело тождественна «либералам» (иного «либерализма», кроме имеющего облик Гайдара, Чубайса и Ко, никто и знать не желает). Коммунистическая идея периодически целиком упаковывается в «партию коммунистов». Разные версии консервативной идеи неуклюже используют для самоидентификации этноним «русские»; таинственная русскость при этом заключается в претензии набить морду «либералам», которые больно хорошо живут, но даже так истолкованная, она делегируется исключительно по блату – кто мне удобен, называю «русским», кого хочу, от русскости отлучаю.

«Уплощения», будь то КПСС, (Р)ПЦ, Изборский клуб или «Третья сила», – это такие коврики перед замурованным входом в светлое будущее. Они проектируются как плацдармы идеала в грешном мире, как «святая земля» в пустыне безбожия, инородное тело в разорванной плоти враждебного окружения. Но дальше плацдарма обычно дело не идёт. Уплощение оказывается прививкой, с соответствующим эффектом отторжения. Не одно, так другое, репетиция рая продолжается репетицией ада: для полудержавного семинариста, я думаю, СССР/НКВД/ГУЛАГ точно играл роль секуляризованной инкарнации близкого с детства идеального образа. Образ не должен витать в облаках или, там, в глубинах: мыслить по нашему значит осязать, но нет счастья в жизни – ад во плоти тоже не удался, хотя пощупали мы его довольно основательно.

Сейчас наши желания скромнее. Правда, мы привычно пробираемся по реальности наощупь – будто побираемся. Голосуя за реалиссимуса Путина, ничего не выбираем. Но эта уверенность, что ничто – самый хороший выбор, уже выбрала нас. Легла в шляпу.
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Пора на реставрацию

    Из диалогов об эволюции и элите c jumper_alpha: – Элита и есть: голова общества – те, кто поднялся до состояния, как Вы это…

  • Возвращение в 2012 год

    Что будет, если ничего не делать? Вопрос резонный, по нынешним временам, поскольку всё именно к тому и движется: минимизировать умственные затраты и…

  • Были бы куклы, кукловоды найдутся

    «…Ничто так не свидетельствует о приближении очередной волны тотального рабства, как массированные фантазийные ожидания такового, причем они – не…

  • Люди и Это

    Новосибирск. Два «Тополя» на Красном проспекте. Пространство, оно же размер и форма, имеет значение. Вот такие контуры и габариты должна…

  • Нарисовались

    История, совершенно фальшивая (чаще бываю в городах Италии, чем «например, в Авиньоне», но фальшь завязки тут выпирает). Проблема, однако, не в…

  • Попали на реформы

    Реакции на экономический обвал во все времена имеют свои константы. Начинают тихонько роиться проекты преобразований. Всплывают слухи и отставники,…

Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments