rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

О неравноудалённости-3

Вот эту дискуссию, хотя и с опозданием, стоит прокомментировать.

Европа и Америка кряхтят, но работают по включению исключений. В теории мы это приветствуем. Но при первой же практической оказии… rencus исключается без сожаления. Сказал поперёк – пшёл вон. Отечественные теоретики «народолюбия» – часто как farma_sohn. Те, кто все в целом для них «нарооод» (иногда выговаривается с придыханием), по отдельности дослуживаются лишь до… «рашкинских туземцев». Что для Путина, что для фармазона, «народ» тем больше соответствует своему понятию, чем он проще. При ближайшем рассмотрении выясняется, что в руках «народолюбцев» «народ» подрабатывает своеобразным инструментом для реализации стратегии исключительности, исключительно их собственной – дубинкой, на которой выгравирована команда владельца окружающим: «Прежде чем высовываться, подумай. О народе».

На данном фоне реплика Павловского звучит горестно и покаянно. Контрапункт его темы с речами фармазона – «должно за это ответить» – делегирует их диалогу минорную тональность вариаций по мотивам анекдота из жизни Холмса с Ватсоном: «мы там вчера это… высовывались… так мы того… больше не будем…».

farma_sohn говорит: «Взгляд на народ как на быдло к республиканизму не имеет отношения. редуцировать народ к быдлу, громящему в слепой ярости библиотеки винные склады - это техническая операция утверждения власти особого рода - власти урок».

Очень правильно говорит. Верно, различные варианты концепции народа взаимно-однозначно соответствуют различным вариантам концепции власти, но, утверждая это в теории, следует отдельно учитывать фактическую реальность «концепции себя» у народа и у власти. Народ и власть – не только то, что мы думаем о них здесь и сейчас, но и то, что они думают о себе (и что, возможно – не настаиваю на этом – условные «мы» думали о них позапозавчера). Отказывать народу в праве думать самому (а следовательно, ошибаться) – тоже «концепция народа», редуцирующая его к «материалу». (А вот я, например, в своих «проэлитных» текстах нигде не трактую народ как чей-то материал – всюду пишу только обратное, подчёркивая активную роль форм «народного самосознания», в том числе в производстве «элиты», не исключающих, правда, того, что народ умеет «прикидываться» и материалом тоже.)

Отождествлять тезисы «народ – сила истории» и «народ не всегда быдло» с «манифестом Праворадикальной» – это, конечно, преувеличение, если вежливость не позволяет сказать резче. Но «взгляд на народ как на быдло» точно не «республиканский». Тут, правда, сразу появляется два вопроса: 1) какому состоянию «взгляда на себя» соответствует «действующее» нереспубликанское состояние народа и 2) «горизонтальная концепция» народа, основанная на принципе «не высовывайся», а то исключим, не есть ли та же самая «похвала быдлу», только немного завуалированная?

«А он растлением занялся… он создавал патрициям клиентелу», – говорит фармазон про Путина. Эге, стало быть, «народ» поддается растлению? Или удобнее версия, что нет, только «отдельные представители», тогда как народ всегда «свят, свят, свят…»? Народ, о котором или ничего, или хорошо, слишком похож на покойника, поэтому из уважения к нему всё же следует остановиться на первом предположении.

Народ, который помимо функционирования в качестве сосуще-засасывающей субстанции ещё и способен что-то думать о себе и принимать различные (по вертикальной оси отсчета) состояния – это какой-то более живой народ, чем можно ожидать, читая другие высказывания фармазона о нём. Умеет ли народ быть «быдлом»? Конечно, да. Равны ли друг другу эти понятия – народ и быдло? Конечно, нет. Равны с точки зрения быдла. Так с точки зрения быдла «все равны» и «всё равно».

«Успешные и сильные» есть как факт. Вопрос не в том, чтобы упразднить его, а в том, чтобы включить этот факт в культурный контекст, интегрировать в систему, возвести в правило. Социальность «успешных и сильных» генерируется отношением народа к себе, отношением общества к силе и успешности. Левая отрицательная версия этого отношения делает их антисоциальными, вот и всё, чего достигает «левизна» (причём без разницы, на путях «либерализма» или «комиссарской демократии»). И, выходит, фразу, брошенную Павловскому, необходимо вернуть автору как-то так: «А Вы своего урку носите на себе».

Априори «успешные и сильные» ни «правы», ни «неправы», для них открыты обе возможности. Но тем, что они «сильные и успешные», они по крайней мере не хуже, чем те, другие.

Или – для кого-то – хуже? Вот здесь я задал отнюдь не риторический вопрос: какая сила, а может быть, слабость побуждает «интеллектуала» выбирать сторону слабых и неуспешных – к каковым искусственно приравнивается «народ» – в их «революционном» антагонизме с «успешными и сильными»? Вопрос для кого-то не очень удобный, но полезно, я считаю, время от времени размышлять об этом.
Subscribe
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments