March 1st, 2020

Br

Метания и мечтания

RTS26NG2-pic4_zoom-1500x1500-76310

Неутомимый Эрдоган опять едет к Путину. Который раз уже за последнее время? А потом Путин встречно к нему прокатится. И снова взад. А потом опять. И ещё много-много раз. А почему нет? Туда-сюда-обратно, обоим им приятно. В промежутках между делом как водится повоюем чуток, бомбочек, трупиков накидаем с каждой из сторон… до общей кучки. Зачем-то. Может смазку из них каким-то образом добывают для этих ценных колебательных движений? После трупиков поцелуйчики и обнимашечки, открытия газопроводов, томатопроводов и туристопроводов, чмоки-пуки, проводы всего вышеприведённого нахрен, воинственные речи, трупики, тупики и очередные визиты дружбы неразлей_вода до понедельника. Дай определённому сорту людей позаниматься политикой, этот идиотизм вприсядку цикл устремится у них в бесконечность, пока резьбу не сорвёт. Их лично в нём всё устраивает.

Collapse )
promo rightview ноябрь 7, 00:16 Leave a comment
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…
Br

Метания и мечтания-2

На линии Путин – Лукашенко приблизительно те же холостые «флуктуации», что и между Путиным и Эрдоганом. К теме продолжения обмена нервными репликами по поводу тупика российско-белорусской интеграции: необходимо ещё раз отметить, насколько закономерны и ожидаемы трудности восстановления «национального единства» силами режимов, для которых «нация» – лишь «приложение», условный предмет и субстрат аппаратно-технического манипулирования.

Путин, Лукашенко (не считая непримкнувшего к ним, но такого похожего на них Эрдогана) – два кирзовых сапога, которые не хотят быть парой. Их неподдельная и глубокая годами прорывающаяся неприязнь к визави – это последовательное, логичное, метафизически закономерное отвращение к своему отражению в зеркале: к себе со стороны. Каждого из них воротит от того, что он там лицезреет. Каждый ненавидит и презирает в другом самого себя (думая: «ну и идиот»; причём в их ситуации таков единственный доступный им способ объективно посмотреть на себя, другие атрофировались). И это не частный кейс двух немолодых мужиков от сохи, яростно клянущих развитие событий, которое заставило их изображать вершителей судеб (крупнейшей геополитической катастрофой XX века называет это один и, кажется, лишь в данном пункте другой с ним не спорит). Нет, тут не личностная коллизия, не антагонизм происхождений/мировоззрений. Это антагонизм двух протагонистов в одной бездарно сочинённой пьеске эпохи «восстания масс».

Collapse )