February 3rd, 2020

Br

Непутин и притворная Россия

original

Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе говоря, до того самого потопа.

Что нам известно из истории абсолютизмов – случается ли чудо и бывает ли так, что придворные клики созревают до перехода к открытой («парламентской») форме политического соперничества?

«Кликам», сводя счеты друг с другом, привычно апеллировать к низам. Стрелецкая гопота или мясники с парижского рынка мобилизуются, чтобы выяснить отношения Милославских с Нарышкиными или бургиньонов с арманьяками. Разделить власть их никто не приглашает, тем не менее, заигрывания с «публикой» никогда не проходят даром ни для публики, ни для «клик». Когда бюджеты исчерпываются, а проекты завершаются, граждан с повышенной социальной ответственностью просят выйти вон, но редко, когда удаётся загнать их обратно в стойло. Процесс варваризации/профанации власти, стартовав, имеет только катастрофическое завершение. Его не следует путать с эволюционным расширением социальной базы государства, или, что то же самое, с культурно-ценностной экстраполяцией правящего слоя за свои пределы, упоминавшейся в «Консервативной эволюции» и ведущей, как это было в Англии, к формированию устойчиво-живой и гибкой, а не мертво-окаменевшей-отжившей, социальной пирамиды.

Collapse )
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…