January 14th, 2020

Br

2020: дубль два/ноль

Люблю я русских людей. (Вроде бы… Хотя как самого себя любить, так и не придумал. «Это какая-то эквилибристика», сурово сказал однажды А. Морозов.) Только они могут так славно устроиться, чтобы встречать новый год дважды. Вот уже встретили, кажется – ан нет, не считается, once more, пожалуйста. Дубль два. Или, точнее, считается, но всё равно считать не будем, дубль два. И так во всём: сделали, но как бы и не сделали, можно ещё раз повторить с тем же успехом, мы тут календарик перекинули… Это что – нигилизм (вменение в ничто свершённого с последующим копированием/клонированием_трупа_жертвы, как у нас дело было, например, с самодержавием в 1917 – 1937 гг.) или повышенный (удвоенный) вкус к жизни? Толстой и Достоевский могли бы на пару подискутировать об этом.

На русской идентичности удобно грести бабло из воздуха, т. е. собственно извлекать его из идентичности как таковой, чем контролёры идентичности как раз и занимаются. Она дорогого стоит: работать-то по факту всё равно один раз, а счет можно и даже нужно выставить дважды, ибо. После первой не считается, вот на эти 50 % и живём. Российская экономика на том и построена.

Русская версия гамлетовской дилеммы звучит примерно так: «Быть или не быть? А в чём вопрос?» Русские элементарно сочетают то и другое, и даже глаз не дёргается, «и так во всём». Президент наш богоизбранный тире царь тире демократ/либерал тире деспот/тиран тире мы_ там_есть тире нас_ там_нет тире спор_хозяйствующих_субъектов тире замочи_ходора – он об этом как раз, вездесущий наш и неуловимый. Путина, денег и времени в России всегда одинаково: вроде бы есть и много, но вроде уже и нет практически нихрена. Это всё нематериальные сущности… а может, одна сущность, единая в трёх лицах. Господи, помилуй.

По случаю дубля (а 2020 – это всяко дубль), довелось совершить правильный застольный выбор: стейк из настоящей южноамериканской охлажденной говядины (умеренные 2200 руб за кг) с хорошим шотландским односолодовым виски. Промежуточной инстанцией фигурировал аргентинский Malbec, правда, всего лишь 2017 года, но и то по меркам процветающе гнилой экономики неплохо. Резиновый «Мираторг», заполнивший рынки, достал. Достал из шкапа, посмотрел на него и выбросил: зачем, думаю, эта имитация? (Доставшие страну ребята ухитряются бутафорски декорировать даже стейки – типун им на язык.) Подражая добрым временам на стол лёг продукт из исходников – прямо как в проклятые девяностые нулевые. И насколько же это хорошо: подлинный вкус мяса в прожарке medium с правильным напитком; он же сейчас и в ресторанах в дефиците, этот южноамериканский вкус, который вытеснила деревянная брянщина, едри её вкупе с деревянной путинщиной/медвединщиной.

Итого, за 2020! Da capo и всем того же!
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…