March 28th, 2019

Br

То, да не так

В реализации функции подавления госмашина должна демонстрировать ясность черт начала, противоположного тому, которое подлежит «враждебному поглощению» и нейтрализации. Институциализация следствия, судебного процесса, вынесения приговора и его исполнения призвана подчеркнуть принципиальное морфологическое, стилевое, «культовое» отличие карающего насилия от караемого. Но на нашей демократичнейшей, народнейшей Родине первое стремится социально сблизиться со вторым, опуститься до него, каким это последнее себе представляет. Так «судили» уже с конца 30-х, когда «контрреволюционная троцкистско-зиновьевская сволочь» побивалась энкэвэдэшной сволочью, предусмотрительно и целенаправленно являвшей в контакте с арестованными все признаки бандитско-уголовного поведения, да потому логично и не реабилитованной до сих пор. И вот сейчас то же самое с этим демонстративно распальцованным арестом, выбором статей УК, ночью в кутузке с рецидивистами. Мы наблюдаем, как свинью пожирает, нечленораздельно хрюкая, ещё более толстая, тупая, огромная и державоподобная свинья. Ну и зачем всё это? И в чём прогресс? В свинстве? Стиль подводит, выдаёт и компрометирует. Педагогический эффект – ноль. Точнее – минус. Государство за счет такого образа действий всегда в ущербе – реплика в сторону тех, кто радуется погрому ненавистной олигархии. Нет, в этом погроме не достигается никакого «улучшения породы», никакого торжества высших форм над низшими. Не так «всё это» надо делать, если вообще делать.
promo rightview march 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…
Br

Воины и клирики. Возвращение-3

DSCN0186

Призрак Рима бродил по Европе все средние века, вплоть до того, что даже в отдаленных от Средиземноморья странах монархи могли рассуждать о себе в терминах «король и император в пределах своего королевства» (засвидетельствовано неоднократно). Будто бы реанимируя те времена, когда цезарь Констанций Хлор, отец Константина, соправитель августа Максимиана, имел штаб-квартиру в Британии, тогда как Максимиан в Медиолане. Констанций, собственно, и умер в Йорке. Уже в ту пору Рим перестал быть географическим пунктом, он был расточён в пространствах во всех смыслах этого слова – растрачен и распространён одновременно. Как опять же учит нас Гегель, динамически дополняя Платона, никакая вещь не может стать идеей, не пройдя через своё отрицание, через разрушение и гибель. Древнему процессу делокализации Рима придал наиболее заметный, но не решающий, импульс, конечно же, Константин. Продублировав стольный город на Босфоре, во что он превращал старый имперский центр? В музей, с одной стороны. А с другой – в модель. Разрушая античный сакральный космос, Константин, говоря очень образно, выпускал духов на волю. Отрицая, он обобщал.

Collapse )