March 9th, 2019

Br

Аидовы страдания

Интересно наблюдать за усилиями российских экс-кураторов «внутренней политики» напомнить о своём существовании и своих невостребованных навыках. Каждый оперирует тем, что имеется под рукой в пределах дозволенного. Сурков стремится блеснуть умом, изысканно, но с оттенком мрачного реализма славя вождя (как-то эдак похвалить, чтобы нетривиально и программно вышло). Володин пытается возглавить борьбу за понукание правительства к экономическим свершениям, по мере фантазии программно же помогая делать вид, что это министры – главный тормоз на пути развития. В цезаристских режимах услуги последнего рода востребованы. И Домициан с удовольствием принимал позу объективного наблюдателя, заявляя намеченной жертве, по сообщению Светония: «ну, давай, если хочешь, вместе послушаем, что говорят о тебе эти негодные людишки» (делатории, по-гречески сикофанты, профессиональные доносчики-обвинители, действующие по заказу). Сталин, персонаж, вполне аналогичный Домициану, также любил изобразить незаинтересованность. Бывало говаривал критикам уклонистов: «Шо, крови Бухарина захотели? Хрен вам вместо Бухарина» – и при этом дружески хлопал Бухарина по плечу, гладил по затылку, товарищески приобнимал за шею и ухмылялся в большие усы. Но подобный постановочно-обличительный функционал обычно поручался статистам, «голосу народа», а не высокопоставленным лицам.

Collapse )
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…